Пользовательский поиск

Книга Любовь и замки. Том 2. Содержание - ЛАНЖЕ Брак Франции и Бретани

Кол-во голосов: 0

Нынешняя Мадам — это не та хрупкая и иногда жестокая Генриетта Английская. Это вторая супруга Месье,[8] принцесса Палатинская, крепкая немка, ругающаяся, как извозчик, которая, в тоске по родине пьет очень много пива и ест кислую капусту. Тем не менее она умна, добра и жизнерадостна.

Именно эта Мадам, не без благожелательности, но пребывая в большом недоумении, встретила молоденькую провинциалку. Как могло случиться, что эту молодую красавицу опекает сестра фаворитки, этой Монтеспан, которую Мадам ненавидит и которая, к тому же, несмотря на сорокалетний возраст и полноту, делала все возможное, чтобы ничто не застило от нее Короля-Солнце?

При первом же удобном случае Мадам выговаривает настоятельнице Фонтеверского монастыря: малышка действительно хороша, но глупа, как пробка. «Это как раз то, что нужно: с подобными людьми легче», — должно быть, подумала госпожа де Монтеспан.

На этот раз принцесса поняла: Монтеспан предпочитает лучше сама предоставить развлечение своему любовнику-королю, чем полагаться на случай. И действительно, вскоре фрейлина практически уже не принадлежала Мадам: Анжелику пригласили в интимный круг фаворитки в замок де Клюни, роскошную обитель, сейчас, к сожалению, разрушенную, находящуюся к северу от Версаля.

Экзамен удался: девушка именно настолько красива, чтобы привлечь внимание короля, ее красота действительно отвечала его утонченному вкусу. А в ловких руках госпожи де Монтеспан могла стать податливой, как воск. Но главное — она вовсе не опасна. Именно в этом коварная маркиза допустила непростительную ошибку.

Анжелика неглупа. Она просто ослеплена и запугана. Ее привезли из овернского уединения в самый прекрасный дворец в мире и поместили в интимный круг блестящего и опасного окружения короля, никак не подготовив заранее. Женщины здесь так же непреклонны, как и мужчины, а с «крестьянкой» никто не стесняется в обращении. Приходится прибегнуть к железному кулаку госпожи де Монтеспан, чтобы заставить замолчать глупые языки и создать хотя бы видимость спокойствия вокруг ее протеже.

План, задуманный госпожой де Монтеспан осуществляется очень успешно. Уже во время первого визита в Клюни мадемуазель де Скорай представили королю. Но это знакомство потрясло ее до такой степени, что ей потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя. На какое-то мгновение она оказалась лицом к лицу с Людовиком XIV, и это позволило королю хорошенько ее рассмотреть. Нарушив этикет, по которому полагалось произнести лишь сухие слова приветствия, она не смогла сдержать улыбки. Но какой мужчина может рассердиться, прочитав восхищение в глазах такой прелестной девушки?

Восхищение… и, вероятно, что-то еще, потому что Анжелика после реверанса с испугом заметила, как часто забилось ее сердечко. Лишь один обмен взглядами и, как когда-то Лавальер, она стала пленницей собственного сердца, навсегда влюбившись в своего короля.

Испытывая тайную радость, она покинула Королевский Дворец с его противными запахами, расположилась в Версальском дворце и перешла в распоряжение госпожи де Монтеспан. Здесь-то она сможет видеть короля каждый день.

Уже вскоре она увидит его на гораздо более близком расстоянии, чем смела предположить. Праздничная ночь в Клюни в присутствии короля, прогулка в саду из-за духоты в гостиных, когда она не заметила мужчин, идущих по ее следу, и вскоре мадемуазель де Скорай оказывается у небольшой, еле освещенной веранды, куда король — это он следовал за ней вместе со старым герцогом де Ларошфуко — пригласил ее войти. Там накрыт стол и царит приятная атмосфера. Затем, когда дверь за парочкой закрывается, Ларошфуко стойко охраняет вход, и, если потребуется, он будет стоять здесь всю ночь. Он — придворный, умеющий превозмочь себя, чтобы доставить удовольствие своему королю. И действительно, на следующий день его мучает ужасный насморк.

Новость о страсти короля к Анжелике буквально взорвала Версаль. Поначалу полагая, что это всего лишь каприз, вскоре двор с удивлением заметил, что это нечто гораздо большее — любовь. Никогда еще король не делал столько безумств из-за женщины. За очень короткое время у Анжелики появились квартира, карета, слуги, туалеты, драгоценности, а также семейное владение Фонтанж. Поговаривали даже, что король хочет сделать ее герцогиней. И все это к ужасу госпожи де Монтеспан, ошеломленной странным поворотом задуманного ею плана. В считанное время ее покровительство переросло в ненависть.

Это было время, когда в высокопоставленных семействах процветали отравления, время колдовства и прорицателей. Может быть, госпожа де Монтеспан достала у кого-то зелье, или попросила кого-либо помочь ей избавиться от соперницы? Это дело не будет раскрыто уже никогда.

Благосклонность короля к мадемуазель де Фонтанж растет. Забеременев, она стала герцогиней, и высокомерной Монтеспан пришлось увидеть свою соперницу на знаменитом троне, таком желанном для нее.

Тем не менее здоровье новой герцогини становилось все хуже и хуже. Она плохо переносила беременность, худела, теряла свою красоту, и, наконец, произвела на свет мертвого младенца.

То ли потеря ребенка, то ли другие страдания так повлияли на герцогиню де Фонтанж, что она больше не смогла восстановить свои силы: она потеряла свой великолепный цвет лица, а тело ее стало совершенно безжизненным. Должно быть, это действовал яд, настолько поразительна была перемена, за несколько месяцев случившаяся с самой прекрасной женщиной в королевстве. Людовик XIV не любил больных. И вскоре он совсем отвернулся от той, которую заверял в своей любви, а затем отправил ее к бывшей гувернантке своих незаконных детей, госпоже де Ментенон, которая, впрочем, изо всех сил пыталась успокоить покинутую женщину.

«Вы советуете мне забыть о моей любви, как будто это так же просто, как поменять жилище», — протестовала та в слезах.

Жизнь покидала ее. После пребывания в аббатстве Шеллю у своей сестры госпожа де Фонтаж удаляется в Порт-Руаль, где умирает 26 июня 1681 года… в возрасте 20 лет.

А для своего дорогого, незабываемого замка Кропьер она передала золото, много золота и приказала переделать террасу, лестницу, зрительный зал. Семья ее также получила королевскую помощь. А сама хрупкая герцогиня заплатила за это жизнью.

ЛАНЖЕ

Брак Франции и Бретани

Прекрасная подруга, если есть у нас,

Ни вы без меня, ни я без вас.

Мария Французская

Холодным и сухим днем в самом начале декабря 1491 года роскошный кортеж появился на улицах маленького городка Ланже и направился к замку, белые стены которого, выстроенные из белого туреньского известняка (при взгляде на который кажется, что он впитал в себя солнечные лучи), спорят с синей пеной крыш. В центре блестящей кавалькады плыли носилки, где на подушках раскинулась юная девушка, закутанная в черный бархат и соболя.

Ей было пятнадцать лег. Она была красива. По крайней мере, все современники добивались ее руки и воспевали ее красоту тем, кто осмеливался сомневаться. Ей была не чужда грация, несмотря на то, что одна нога была немного короче другой. На самом деле никто не замечал этого маленького изъяна, тем более, что девушка в соболях смогла скрыть его своей походкой: «Никто не замечал этого недостатка, — говорил Брантом, — и ее красота ничуть не проигрывала…»

Правда, это свидетельство немного сомнительно: Брантом никогда не видел ту, о которой он столь вдохновенно пишет, чья маленькая рука, будучи отдана законному супругу, положила конец векам непрочного согласия и принесла звезде, называемой Франция, один из прекраснейших лучей, которого ей так долго недоставало. Ее звали Анна. Она была суверенной герцогиней Бретани и прибыла в Ланже, чтобы сделаться супругой юного короля Карла VIII.

вернуться

8

Месье — титул старшего брата французского короля.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru