Пользовательский поиск

Книга Любимая. Страница 48

Кол-во голосов: 0

Солнце уже превратилось в бронзовый пылающий диск на границе небосвода, а они все скакали и скакали. За всю дорогу индеец не издал ни звука, не произнес ни слова. Джулиана не могла определить, сколько времени прошло и в каком направлении они едут. Она подумала, что, возможно, больше никогда не увидит Коула, а если он и разыщет ее, то найдет лишь то, что останется от нее после расправы индейцев – мешок с костями.

Будет ли он оплакивать ее или просто вернется к своим делам, не испытывая ни капли сожаления?

Хижина – бревенчатая, большая по размеру, чем хижина Коула, но явно нуждающаяся в ремонте, – вынырнула будто из ниоткуда. Она прилепилась к одинокой остроконечной скале. Вокруг нее лес был вырублен футов на пятьдесят. Позади хижины тек ручей, вдоль которого росли сосны.

Джулиана посмотрела по сторонам. Вокруг на многие мили были только скалы, кусты да кактусы. Дикое, прекрасное, уединенное место.

Когда индеец снял ее с лошади, она попыталась бежать, но он крепко обхватил ее за талию. Страх, еще более сильный, чем прежде, обуял ее. Джулиана вновь закричала. Ее душераздирающий вопль прокатился между скал, ударился о склоны гор и затих в расщелинах, сквозь которые виднелись яркие головки полевых цветов.

Дверь хижины со стуком открылась, и на крыльцо высыпали мужчины.

– Серое Перо, какого черта…

– Господи, Уэйд, это она…

Усмехнувшись, индеец отпустил Джулиану. Она даже не оглянулась на него – ее взгляд был устремлен на двух мужчин, сбежавших с крыльца и остановившихся в десяти футах от нее, в то время как остальные ждали на крыльце. Они смотрели на нее широко открытыми глазами.

Уэйд. Томми. Возможно ли?

Джулиана с волнением переводила взгляд с одного на другого. У того, который повыше, были широкие плечи, каштановые волосы, зеленоватые глаза. На вид ему было лет двадцать пять. На его красивом лице с волевым подбородком застыло изумленное выражение. У второго были золотистые прямые волосы, падавшие на плечи. Длинноногий и мускулистый, он обладал великолепной фигурой. Ему очень шли тонкая синяя льняная рубашка, темные брюки и шелковый шейный платок. Но внимание Джулианы привлекли его глаза – ярко-голубые, лукавые. В них отражалась неподдельная радость, казалось, они излучают свет.

– Эй, Джулиана, проснись, это мы! Уэйд и Томми! Ты не узнала нас, малышка?

– Подожди, Томми. – Уэйд удержал брата, рванувшегося было к Джулиане.

Он что-то сказал одному из мужчин, стоявших на крыльце, и сделал шаг вперед. Было заметно, что он хромает.

– Джулиана. Уверен, ты потрясена. Наверное, Серое Перо до смерти напугал тебя. Мы искали тебя везде, и я могу сказать только одно: слава Богу, мы нашли тебя. – Поколебавшись, Уэйд продолжил; в мертвой тишине его голос звучал как раскаты грома: – Мы были… мы хотели… проклятие, так о многом надо сказать, но это потом. Главное, что ты цела и невредима. Невредима, понимаешь ли. Мы о тебе позаботимся. Мы твои братья, дорогая, и что бы ты ни слышала о нас, знай: не все из этого правда. Мы проехали всю Аризону, чтобы найти тебя. Ты… возможно, ты не захочешь иметь с нами ничего общего после всех этих историй, возможно, не простишь нас за то, что мы так долго не писали тебе, но… Мы не будем спешить, дадим тебе время снова привыкнуть к нам, попытаемся объяснить…

Джулиану переполняло безграничное ликование. Всхлипнув, она бросилась Уэйду на шею. Ошеломленный тем, что она безоговорочно и радостно приняла их такими, какие они есть, он крепко обнял ее.

– Йо-хо-хо! – Томми налетел на сестру, как молодой дикий кугуар. Он подхватил и закружил ее, изо всех сил прижав к груди. – Я же говорил Уэйду, что ты не ханжа, не изнеженная, высокомерная вертихвостка. Разве не так, Уэйд? Эх, малышка, а ты стала потрясающей красавицей! А где Киди? Неудивительно, что все это время он сох от любви!

Из хижины вышел высокий рыжеволосый мужчина, и Джулиана узнала в нем ковбоя, с которым познакомилась в «Двух дубах».

– Здравствуйте, мисс Джулиана. Рад снова видеть вас! – сказал он, сорвав с головы шляпу и улыбнувшись во весь рот.

– Джил! – Джулиана не сразу поверила своим глазам. – О Джил… – Она восторженно обняла его. – Не понимаю. Как вы оказались вместе с Уэйдом и Томми? Как… Ладно, это не важно! Главное, что мы наконец встретились. Просто не верится!

– Пойдем в дом, Джулиана. – Лицо Уэйда все еще сохраняло торжественное выражение, но его взгляд потеплел. – Скунс уже заканчивает готовить ужин, и мы все объясним тебе за столом. – Он взял ее за руку. – Уверен, у тебя прорва вопросов. Да и у нас тоже. К примеру, где тебя нашел Серое Перо, откуда у тебя эти синяки. – Он с нежностью прикоснулся к темным пятнам на ее лице. – Похоже, тебе пришлось несладко. Сначала ты отдохнешь, а потом мы поговорим. Самое главное, Джулиана, что отныне больше никто не причинит тебе вреда. Пока мы с Томми живы.

– О, Уэйд, – прошептала Джулиана, все еще не веря в то, что этот высокий, привлекательный мужчина с красивыми глазами – ее старший брат. Его ласкового прикосновения было достаточно, чтобы она разрыдалась. – Это действительно ты. – Она вытерла слезы и улыбнулась. Счастье переполняло ее. – И Томми. – Джулиана с жадностью вглядывалась в лица братьев. – Я боялась, что больше никогда не увижу вас!

Уэйд снова прижал ее к себе. От него приятно пахло кожей и пряностями. Он был таким надежным, таким реальным, и Джулиана вдруг почувствовала, что все ее тревоги растаяли. Она положила голову ему на плечо и закрыла глаза, наслаждаясь ощущением полной безопасности.

– Скунс! – внезапно закричал Томми. Джулиана открыла глаза и не смогла удержаться от смеха, когда Томми схватил за грудки маленького жилистого человечка, стоявшего ближе всех к двери, и затряс его, приподняв над полом. – Ты заснул?! А ну живо неси на стол самбуковое вино! У нас сегодня праздник. Приехала моя маленькая сестренка. Будь я проклят, если она не самая красивая девчушка на свете! Танцы! Вот что мы устроим! Джулиана, ты потанцуешь со мной? У Скунса есть скрипка, а Киди будет объявлять фигуры. Мы по бревнышкам разнесем эту старую лачугу!

Вбежав в хижину, он подхватил Джулиану на руки и кружился с ней до тех пор, пока она, плача и смеясь одновременно, не взмолилась о пощаде, а Уэйд не приказал ему остановиться. Он поставил Джулиану на пол, но она продолжала прижиматься к нему, с любовью глядя в его озорные глаза.

– Томми, – с нежностью проговорила она, запуская пальцы в его золотистые волосы, такие же мягкие и шелковистые, как ее, и такого же оттенка, – ты не изменился. – Ее голос дрогнул. – Хвала Господу, ты не изменился!

Глава 20

Вечером, за ужином, Джулиана познакомилась со всеми пятью – не считая Киди – членами банды братьев Монтгомери. А к ужину Скунс Мозес подал жареную оленину, картофельный суп, кукурузные хлебцы, с которых так и капало масло, подслащенные черной патокой бобы, самбуковое вино, очень сладкий кофе и мятные конфеты на десерт. Как она узнала, ее брат Томми был страшным сластеной и во всех городах, через которые они проезжали, фунтами скупал сладости.

До того как Джулиана переступила порог хижины на Жезловой горе – а именно так называлось это место, – она почти ничего не знала о своих братьях. Однако к концу этого шумного и веселого ужина ей открылось очень многое.

Наибольшее удивление у нее вызвал Уэйд. В их последнюю встречу она поняла, что этот самостоятельный, умный пятнадцатилетний мальчик превратится в привлекательного мужчину. Но кто мог предположить, что он станет таким сообразительным, находчивым, организованным и в то же время таким решительным, что будет вдохновителем всех подвигов бандитской шайки, за которой все эти годы тщетно охотилась полиция?! Смакуя восхитительные блюда Скунса, Джулиана обратила внимание на то, что Уэйд больше слушает, чем говорит. Когда же он высказывает свое мнение, то каждое его слово обдумано, а фразы краткие и четкие. В отличие от него Томми выкладывает все, что у него на уме, не задумываясь о последствиях. Он резок и прямолинеен, в то время как его брат – осторожен и осмотрителен, однако, как с первой минуты поняла Джулиана, Томми обладает добрым сердцем и в его словах нет и намека на злость.

48
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru