Пользовательский поиск

Книга Кузина королевы. Содержание - Часть шестая НЕВЫСОКАЯ ЦЕНА

Кол-во голосов: 0

По правде говоря, Чарльз и не мог ничего сказать в свое оправдание, кроме того, что его любовь к Пенелопе неотделима от уважения и почтения к ней.

– Надеюсь, у вас в запасе есть и то и другое, потому что после всего случившегося она не дождется ни почтения, ни уважения ни от кого, кроме вас.

Редко бывает разговор неприятнее.

После встречи с Робином Чарльз поспешил в Эссекс-Хаус. Увидев его, Пенелопа бросилась к нему в объятия, забыв все свои страхи.

Чарльз едва был в состоянии поцеловать ее – так он был расстроен, так спешил попросить у нее прощения. Немного придя в себя, он обнаружил, что Пенелопа и сама извиняется за свою «непозволительную плодовитость».

Не было ни слез, ни сожаления.

– Что я за мерзавец! Как я мог подвергнуть тебя такому риску?! Мне невыносима мысль о том, что с тобой могут начать обращаться так, будто ты совершила что-то недостойное. Ведь ты же знаешь, что это неправда! Клятвы, которыми мы обменялись, не стали менее крепки от того, что их не подкрепила брачная церемония. Ты моя жена перед Богом, Пенелопа. Навеки. Понимаешь?

– Да, да, – поспешила она согласиться, хотя мало что понимала в теологии, преподнесенной ее возлюбленным.

Через час пришел Робин. Чарльз тут же вскочил и замер.

– Я так и думал, что вы здесь, – сказал Робин, усмехнувшись.

– Граф Эссекский, я полагал, что ваша светлость разрешили мне навестить вашу сестру. Если меня больше не принимают в этом доме, вам нужно было предупредить меня об этом.

– Кто сказал, что вам больше не рады в моем доме? Пенелопа считает, что вы с полным правом можете называться моим братом, что переводит наши раздоры в ранг внутрисемейных недомолвок, не правда ли? Чарльз, у меня нет никакого желания с вами воевать, поскольку вы стали мне почти братом с тех пор, как скончался Уолтер.

Это был великолепный жест. Только эти слова, несмотря на их некоторую высокопарность, давали Чарльзу хотя бы подобие того статуса, который он бы имел, будучи мужем Пенелопы. Чарльз был обезоружен, а Робин не стал терять времени. Он сразу же поехал в Лиз, абсолютно уверенный, что сумеет справиться со своим зятем. Самой сильной страстью лорда Рича были деньги, И его состояние постоянно росло за счет покупки и продажи земель, кредитов, сомнительных коммерческих сделок. Он понимал, что, если граф Эссекский отвернется от него, об этом скоро узнают все и перестанут ему доверять. Кроме того, было ясно, что он лишится источников информации, расположения многих нужных и полезных государственных лиц, которые всегда рады оказать услугу родственнику королевского фаворита. Рич был очень ревнив, и если бы на карту не было поставлено так много, он бы жестоко отомстил. Однако, когда ему пришлось выбирать между деньгами и женой, оказалось, что ни жена, ни честь не стоили того, чтобы лишиться источников дохода.

Робин привез Рича в Лондон для встречи с Пенелопой. Увидев жену, Рич уставился на нее маленькими злобными глазами.

– Что, самой признаться не хватило духу? – ухмыльнулся он. – Спряталась за спиной братца?

Он потратил десять лет, изыскивая способы сказать что-либо такое, что хоть как-нибудь задело бы Пенелопу. Наконец-то он преуспел.

Пенелопа молча проглотила и это, и еще многое. Дело того стоило, так как условия, которых добился Робин, были более чем удовлетворительны. Для посторонних они с Ричем будут по-прежнему мужем и женой – будут вместе появляться в обществе и при дворе, Пенелопа станет проводить в поместье Лиз по меньшей мере три месяца в году. Ни о какой физической близости не может быть и речи! Рич не будет ни в какой форме преследовать ни ее, ни Чарльза и закроет глаза на их связь. Естественно, они должны вести себя весьма осторожно. Рич не станет отрицать, что не является отцом будущего ребенка, если Пенелопа подпишет документ, подтверждающий его незаконнорожденность.

О большем они не смели и мечтать! Робин спас их репутацию и нейтрализовал Рича. Они будут продолжать вращаться в кругу, к которому принадлежат с рождения.

Однако реакцию одного человека они не могли предугадать, и Пенелопа, сама не появлявшаяся при дворе, очень беспокоилась за Чарльза, там бывавшего. Королева, несомненно, была в курсе всего, но не подавала виду и обращалась с Чарльзом как всегда. Было похоже на то, что, не желая портить отношений с Робином, она решила не предпринимать никаких действий против фактического члена его семьи. Это успокаивало. Однако могло статься, что королева выжидала подходящего момента для того, чтобы расправиться с Пенелопой. Но, по крайней мере, пока они в безопасности.

Пенелопа продолжала жить в Эссекс-Хаус. Она виделась с Чарльзом почти каждый день. Они наслаждались уединением, которое создали для них в своем доме Робин и Франческа.

В декабре у них родилась дочь. Ее назвали Пенелопой – в честь матери. Чарльз и слышать не хотел ни о каком другом имени. По иронии судьбы девочка стала второй Пенелопой Рич, хотя в действительности это милое темноглазое создание было копией своего отца.

Часть шестая

НЕВЫСОКАЯ ЦЕНА

1593 год

В январе 1593 года Пенелопа отправилась в Лиз. Ей было трудно расстаться с Чарльзом, с малышкой дочерью, которая оставалась в Эссекс-Хаус, с Робином и Франческой. Весь первый день путешествия она думала о Чарльзе и маленькой Пенелопе. На второй день вспомнила об остальных своих детях, которых не видела с лета, и стала ждать встречи с ними. Так она и будет жить с этих пор – всегда желая быть в нескольких местах одновременно, мучаясь от несовместимых друг с другом желаний, разрывающих сердце.

Карета медленно ехала на север, к Эссексу, графству па востоке Англии. Пенелопа совсем забыла, как чист и прозрачен воздух в этих местах. Незадолго перед закатом она увидела замок. Дети ждали ее, стоя на верхней площадке древней смотровой башни. Завидев карету, они опрометью бросились вниз по винтовой лестнице и встретили ее во дворе. Она обняла их и, смеясь, отвечала на град вопросов, среди которых чаще всего повторялось неизменное: «Мама, что ты привезла нам из Лондона?»

– Это сюрприз. Сначала помогите мне с вещами.

Во двор вышел величественный дворецкий и проводил Пенелопу в большую залу, где собрались почти все чады и домочадцы. Рича нигде не было видно, и Пенелопа была рада этому, хотя настроение ей немного подпортило то, что среди прочих в зале находилась старая миссис Уайзмэн, одна из многочисленных ее родственниц, которая как раз гостила в Лизе. А вот и остальные дети: Генри и маленький Чарльз, которому еще не исполнилось и полутора лет. Чарльз неуклюже ковылял к матери и одновременно сосал большой палец. Когда она уезжала, он еще ползал. Каким большим он выглядит по сравнению с Пенелопой! Он учится ходить, а сестренка не видит этого. Неожиданно на глаза Пенелопы навернулись слезы.

Слуги чопорно приветствовали ее, но она другого и не ждала. К тому же в этот момент все ее внимание было поглощено детьми. Она с умилением смотрела на пять русых головок. Нет, четыре. Одного ребенка не было.

– Где Летиция? – спросила она.

Все немедленно замолчали, затем Эссекс сказала:

– Она убежала.

– Нет, не убежала! – возразил Роберт.

– Убежала, убежала!

– Не знаешь, не говори! – воскликнула с жаром Эссекс и стукнула брата кулаком.

После нескольких месяцев счастливого уединения, полных неги и заботы со стороны Чарльза, Пенелопа не сразу смогла включиться в роль матери большого семейства. Она обратилась к гувернантке:

– Что случилось?

К ее удивлению, Пруденс Бекет начала громко всхлипывать:

– Я не виновата... никто меня не предупредил... откуда я могла знать?

Сердце Пенелопы сжалось от ужаса.

– Хватит мямлить. Говорите внятно. Где Летиция?

Вмешался дворецкий. Ее милости не стоит беспокоиться. Мисс Летиция в безопасности – она наверху, в своей спальне. Она исчезла сегодняшним утром, убежала, захватив с собой узел с одеждой и несколько шиллингов. Его светлость был в это время в Колчестере, но в округе спешно собрали поисковые отряды и стали прочесывать окрестности. К счастью, один из конюхов миссис Уайзмэн встретил девочку на дороге, и миссис Уайзмэн сама привезла ее домой.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru