Пользовательский поиск

Книга Козырной туз. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Она заметила, что перед ужином Алекса не было в свите гранд-дамы. Он пытался вести разговор с леди Хаверхилл, что оказалось нелегким делом.

За столом справа от Нелл оказался герцог. Он уговаривал девушку отправиться с ними в Лондон. Несмотря на то что блюдо из рыбы удалось на славу, его светлость заметно приуныл, обнаружив, что игра в покер, маскарады и балы нисколько не интересуют Нелл. После стакана-другого вина герцог решил переключить внимание на тетушку Хейзел, сидевшую по левую сторону от его светлости.

– Вы и представить себе не можете, сколько удовольствий вам сулит Лондон, – говорил герцог. – Возможно, вы встретите там своих друзей.

– Едва ли мои друзья смогут туда поехать.

Его светлость имел в виду проживающих в Лондоне эмигрантов. Он готов был на все, чтобы получить деньги Карда.

– Разумеется, смогут. Уж чего-чего, а места в нашем лондонском доме предостаточно. А чтобы привезти их туда, можно нанять еще один экипаж.

Тетя Хейзел рассмеялась, а потом захихикала:

– Мои друзья не спят на кроватях и не сидят в экипаже. – Она передала герцогу тарелку с заливным угрем. – По-моему, здесь им лучше. Они вполне довольны жизнью. И я точно знаю, что им не по душе переезды. – Она снова прыснула со смеху. Наблюдая за ними, Нелл запретила Редферну подливать вина тетушке и его светлости.

Оглядывая своих таких разных гостей, Нелл подумала, что если бы викарий оторвал взгляд от декольте леди Люсинды, возможно, он обратил бы внимание на миссис Мэллори из деревни, которая вполне годилась ему в жены. А если приодеть учительниц воскресной школы, любая из них могла бы составить прекрасную партию землевладельцу Пенсуорту, их не испугали бы его озорники сыновья. Хотя в данный момент Пенсуорт ловил взгляд леди Люсинды и так перегнулся через стол, что конец его галстука угодил в имитацию черепахового супа.

Сэр Чонси занимал почетное место рядом с несравненным алмазом герцога – его блистательной дочерью. Он едва притронулся к еде, потому что ухаживал за соседкой по столу, передавал ей тарелки с угощением и развлекал остротами.

Мистер Пибоди тоже ел очень мало в тот вечер. Нелл подумала, что ему не понравилась еда, потому что у него было такое кислое выражение лица, словно он проглотил лимон. Секретарь был безукоризненно одет, и его пробор был таким же ровным, как всегда. Но мистер Пибоди весь вечер сидел поджав губы.

Мистер Силбигер располагался рядом с леди Хаверхилл.

– Я адвокат, мадам.

– Авокадо? Нет, спасибо. От авокадо у меня пучит живот.

Алекс, разумеется, сидел во главе стола. Слава Богу, Нелл не видела его из-за огромного букета, который она специально поставила в центре стола, чтобы Алекс не мог ее разглядывать. Однако Нелл знала, что граф Кард сейчас чертовски красив со своими черными кудрями, которые выглядывают из-под повязки на голове. Одет он был с безукоризненной элегантностью лондонского джентльмена. Белоснежная рубашка, белый шелковый жилет и темный сюртук. Сдержанная элегантность графа нравилась Нелл больше, чем кричащий наряд сэра Чонси. На нем был жилет с вышитыми желтыми бабочками и красновато-коричневый сюртук. Слава Богу, баронет весь вечер сидел, наклонившись к леди Люсинде. Как хорошо, что Редферн не задержался с десертом!

Алекс не мог припомнить такого долгого ужина. Разговаривать с леди Хаверхилл не имело никакого смысла, от жеманства и высокомерия леди Люсинды его тошнило. К тому же, к его огромной досаде, из-за огромного букета, стоявшего в центре стола, он не видел Нелл.

Заметив ее перед ужином в гостиной, Кард подумал, что сегодня она еще прелестнее, чем обычно. В розовом платье, отделанном белыми кружевами, Нелл была похожа на ангела. Она уложила волосы в более модный пучок, выпустив несколько золотистых прядей, обрамлявших щеки. Наверняка здесь не обошлось без помощи горничной леди Люсинды. Алексу очень хотелось, чтобы Нелл ему улыбнулась. Хотелось дотронуться до ее белокурых локонов и увидеть, как она залилась румянцем от смущения.

Но вместо этого Карду пришлось с нетерпением ждать окончания ужина, пялясь на цветы в центре стола. Напоследок, зная, что у Нелл нет музыкальных способностей, леди Люсинда предложила устроить небольшой концерт. Она сама села за фортепиано и, аккомпанируя себе, стала петь. Она пела романс за романсом, и казалось, этому не будет конца. Алекс вызвался переворачивать ноты, чтобы не видеть, как за почетное право делать это для дочери герцога мужчины готовы были подраться.

Гости, которые прибыли из деревни, отправились домой, леди Хаверхилл пошла спать, герцог и тетя Хейзел играли в карты, а усталая Нелл с трудом скрывала зевоту. Потом к леди Люсинде присоединился Сэр Чонси, у которого был баритон, и они стали петь дуэтом, Пибоди подпевал, а Алекс с нетерпением ждал, когда это кончится, продолжая переворачивать ноты.

Наконец Редферн вкатил в комнату сервировочный столик с чаем. Сэру Чонси пришлось в конце концов отправиться в гостиницу, однако ему удалось вырвать у леди Люсинды обещание на следующем балу в Лондоне танцевать с ним. Мистер Пибоди снова стал собирать вещи. А тетя Хейзел и герцог, поднимаясь на второй этаж, спорили о том, кто из них мошенничал, играя в карты.

Нелл не знала, что ей делать: оставить леди Люсинду и Алекса вдвоем или сидеть и ждать? Леди Люсинда бросала на Нелл выразительные взгляды, давая понять, что ее присутствие нежелательно. Однако Нелл обещала Алексу защищать его от дочери герцога, поэтому не уходила. Ждать ей пришлось долго. Люсинда пила чай, чашку за чашкой, находила все новые и новые пьесы для исполнения и новые темы для разговоров, пересказывала Алексу светские сплетни, демонстративно игнорируя Нелл.

Наконец леди Люсинда начала зевать и, бросив на Нелл и Алекса уничтожающий взгляд, покинула гостиную.

У Нелл слипались глаза. Обычно в это время она уже спала. К тому же день выдался нелегкий.

– Спокойной ночи, милорд.

Когда Нелл проходила мимо него, Алекс взял ее за руку.

– Благодарю вас, кузина.

– За что? За то, что не оставила вас наедине с пышущей гневом леди Люсиндой?

– Нет, за прелестный ужин, – сказал Кард, кривя губы. – Вы прирожденная хозяйка салона.

– А вы прирожденный актер, если способны произнести эти слова без тени улыбки. Вечер был ужасным.

Алекс рассмеялся:

– Самым ужасным за всю мою жизнь!

Нелл тоже улыбнулась:

– Есть надежда, что вы исправитесь и станете честнее.

Глава 17

Леди Люсинда вернулась в гостиную как раз в тот момент, когда Нелл и Алекс весело смеялись.

– Я оставила здесь свой веер, – ледяным тоном промолвила леди Люсинда.

Алекс и Нелл знали, что веер Люсинда забрала с собой, Алекс сам протянул его ей. Она вернулась, надеясь застать Алекса одного в гостиной. Она по-прежнему верила, что лорд Кард – самая выгодная для нее партия. Со временем он во всем разберется и сделает правильный выбор. Поймет наконец, что Элеонора ему не пара.

В тот вечер Нелл надела свое лучшее платье. Розовое, с линялыми лентами, старомодное. Нелл попыталась несколько оживить наряд, дополнив его кружевами. Однако она была уверена, что ее усилия пропали даром, потому что как ни украшай вареную картофелину, она так и останется простой вареной картофелиной.

Нелл и представить себе не могла, что Алексу она казалась похожей на дикую ягоду малину – свежую, сладкую, манящую.

Что касается леди Люсинды, она казалась Нелл невообразимо прекрасной в дымчато-сером шелке, отделанном темно-зеленым кружевом. Если не считать Лизбет, никогда еще такая блестящая, утонченно красивая женщина, как леди Люсинда, не переступала порог Амбо-Коттеджа. Нелл не могла осуждать ни мужчин, ни слуг, которые не сводили глаз с этого дорогого бриллианта.

Что касается Алекса, леди Люсинда казалась ему ядовитой гадюкой, притаившейся в зеленой траве.

Какой бы красотой она ни обладала, ее портили презрительно кривящиеся губы и раздувающиеся от гнева ноздри.

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru