Пользовательский поиск

Книга Козырной туз. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Глава 7

Алекс был весь в кровоподтеках, мысли у него путались. Он не помнил, с кем дрался и при каких обстоятельствах. Знал только, что потерпел поражение.

Очнувшись, он ощутил панику. Алекс ничего не видел без очков. Боже милостивый, да он ослеп! Как же он теперь будет вести дела графства? Как сможет прочесть записи в бухгалтерских книгах и выявить мошенников?

Алекс почувствовал, что голова у него забинтована. Сначала он попытался снять повязку левой рукой, но рука не двигалась, и он попробовал сделать то же самое правой. После этого ему удалось разглядеть очертания мебели в комнате и огонь в камине. Значит, с глазами у него все в порядке, точнее, он видит так же, как и раньше. Но почему-то он связан, как рождественский гусь. Как рождественский гусь… При этой мысли граф ощутил смутную тревогу, что-то не давало ему покоя, но он решил поразмыслить над этим позже, когда не так сильно будет болеть голова.

Алекс старался не прислушиваться к боли, не силился вспомнить, где он и почему здесь оказался. Слава Богу, что он не ослеп. Это было бы настоящей трагедией. Ему хотелось снова увидеть малышку Нелли. Неужели она и впрямь превратилась в алмаз чистейшей воды? Ее он помнил хорошо. Он также помнил рассказ отца о том, как, впервые увидев Лизбет Амбо, тот потерял голову. Она была намного моложе отца и, несмотря на родство с французской аристократией, не имела достаточно высокого происхождения, чтобы стать женой графа. Но, как объяснял граф своему старшему сыну и наследнику, все это не имело для него никакого значения. Он влюбился в нее с первого взгляда и женился на ней. Все это было проще простого.

Алекс, однако, знал, что в действительности все не так-то просто. Он не станет влюбляться по уши, увидев смазливое личико. Это не главное для хорошей жены. Женская красота поблекнет быстрее, чем высохнут чернила на брачном свидетельстве. Несмотря на это, Алекс не мог не вспоминать большие голубые глаза Нелли, полные тревоги и заботы о нем. Тогда боль отступала и он снова погружался в сон.

Когда он пришел в себя во второй раз, то увидел знакомую фигуру. Его камердинер Стивз сидел на стуле возле его кровати.

– Стивз! – радостно воскликнул Кард и не узнал собственный голос, таким он стал хриплым. – Я знал, что ты приедешь, старина.

Стивз тут же вскочил и поднес к пересохшим губам Алекса стакан воды. Он давно ждал, когда его дорогой хозяин очнется. Вот уже четыре часа он не отходил от кровати больного. Пока граф пил, его верный и старый слуга откашлялся, чтобы не выдать переполнявших его чувств, и сказал:

– Конечно, я приехал. Где же мне быть, как не рядом с вашим сиятельством? Разумеется, если бы вы подождали экипаж, как я вам советовал, и не срывались с места…

Выпив полстакана воды, Алекс сказал:

– Да, старина, ты, как всегда, прав. Как мои дела?

– Ну что? Ваши ботинки в ужасном состоянии. Сюртук выбросили, но он у вас не последний.

– Не мели чепухи! Что у меня сломано?

– Ребра. Сомневаюсь, что местные доктора умеют считать. Откуда им знать, сколько ребер у вас сломано? Возможно, с головой тоже не все ладно, но я уже всем сказал, что вы никогда не отличались здравомыслием.

Кард застонал.

Стивз снова поднес к его губам стакан с водой. Сделав глоток, Алекс спросил:

– Что еще?

– Ноги-то двигаются?

Алекс пошевелил пальцами ног, затем согнул колени. Здоровой рукой ощупал ноги под одеялом.

– Все на месте и превосходно функционирует.

– Прекрасно. Если у вас не случится лихорадки, внутреннего кровотечения, хандры и сердечной недостаточности, вы скоро поправитесь. Хотя полностью здорового человека днем с огнем не сыщешь!

Алекс пропустил колкости слуги мимо ушей.

– Если со мной все хорошо, тогда почему мне так больно?

– Потому что мне дано приказание не давать вам настойку опия, пока не выяснится, что у вас нет сотрясения мозга. А теперь скажите мне, сколько пальцев я сейчас поднял? Только быстро!

– Разрази тебя гром, да я и тебя-то с трудом могу разглядеть, не то что твои чертовы пальцы!

Стивз надел на графа очки.

– Ну что, так лучше?

– Намного. И ты не поднял ни одного пальца, жалкий очковтиратель. Как насчет стаканчика бренди?

– Бренди врач не прописывал. – Стивз подмешал несколько капель настойки опия в стакан с лимонадом. Он ни на минуту не умолкал, излагая свои обиды и жалобы, а также собственное мнение по всевозможным вопросам, зная, что у него не будет такой возможности ни когда лорд Кард заснет, ни когда снова будет на ногах. – Ничего этого вам не потребовалось бы, если бы вы не сорвались с места словно ошпаренный. Если бы дали вашим людям хотя бы день на сборы, к вашим услугам были бы ваши собственные лошади. Ваш секретарь заранее известил бы о вашем приезде жителей этого дома, которые сами пришли бы к вам в гостиницу, и вам не пришлось бы ехать на первой попавшейся лошади.

– Черт побери, лошадь тут ни при чем. Это гусь во всем виноват!

– Хотите сказать, что вы приехали сюда верхом на гусе? – Услышав про гуся, Стивз насторожился и отставил в сторону стакан с лимонадом и настойкой опия. – Может быть, стоит подождать денек, прежде чем давать вам настойку?..

– Да не ехал я верхом на проклятом гусе! Просто он испугал мою лошадь.

– И милорд упал? – Стивз размешал напиток. – Когда с вами был я, вы не падали вниз головой.

Разумеется, Алекс падал. И не раз. Просто не считал нужным говорить об этом своему камердинеру, чтобы не выслушивать его нравоучений. Стивз был добрым малым, верным и преданным другом, но слишком заботливым и чопорным до мозга костей. Если слуга начинал разговор со слова «милорд», Алекс знал, что ему предстоит выслушать длинную нудную проповедь, и всячески старался улизнуть, прежде чем Стивз разразится тирадой. Тем не менее камердинер всегда оказывался прав. Кард поступил опрометчиво и теперь расплачивается за свое легкомыслие.

– Я не падал с лошади, Стивз. Я стоял на земле и защищал женщин.

– От гуся?

– Нет, от лошади.

Стивз укоризненно покачал головой:

– Так я и знал, что тут не обошлось без женщин. Как только плечо заживет, милорд сбежит и отсюда. – Он снова покачал головой. – Может быть, в следующий раз, когда вздумаете спасаться бегством, поедете в экипаже?

– Все совсем не так, как было в прошлый раз и как случалось до этого. Кроме того, я никуда не убегал. Просто предпринял стратегически важное отступление.

Стивз презрительно фыркнул.

– Вы бежали, как заяц в первый день охотничьего гона.

– Мисс Слоун не похожа на других женщин: она не хищница.

– Да, девица очень милая и приятная в обращении. Но не забывайте, милорд: мисс Слоун не юная барышня и непонятно на какие средства живет. В вашем положении это очень опасно.

– В каком таком моем положении? Намекаете на то, что я прикован к постели?

– На то, что вы не женаты и вам требуется наследник.

– Готов поручиться, что малышку Нелли не интересует мой кошелек или мой титул. Ты еще скажи, что, желая заманить меня в ловушку, она выдрессировала своего гуся, чтобы он напал на лошадь!

В глазах Стивза промелькнуло недоверие.

– Этого не было, старина. Она даже не знала, что я должен приехать. Не имела представления, кто я такой.

Не знать, что Алекс – лорд Кард, когда вся деревня только и говорила о его приезде? Стивз скептически усмехнулся:

– Может, вы еще скажете, что пожилая леди общается с духами умерших, как говорили о ней в гостинице?

– О да, она в самом деле с ними разговаривает. Я слышал собственными ушами. Вопрос заключается в том, отвечают ли они ей. А малышка Нелли – застенчивая и очень милая девушка. – Возможно, у Алекса и впрямь не все в порядке с головой, потому что образ истошно вопящей мегеры выветрился у него из памяти. – Она не такая хваткая и жадная, как другие женщины.

Стивз вспомнил, как эта застенчивая дамочка, словно генерал, раздавала направо и налево приказания.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru