Пользовательский поиск

Книга Козырной туз. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Сквайр пожал плечами:

– Кому нужны адвокаты и все такое прочее, когда речь идет о двух старых приятелях?

– В таком случае есть ли какие-либо письменные свидетельства поданному вопросу?

– Нет, мы не хотели никаких формальностей. Видишь ли, когда родилась Дафна, врач сказал, что миссис Брэнфорд не сможет больше иметь детей. Я хотел закрепить за нами свои земли и обеспечить своей дочери будущее. Твой отец хотел добавить к своему участку мои акры.

К несчастью, это было очень похоже на его отца.

– А вдруг врачи-шарлатаны ошиблись? – продолжал сквайр. – Что, если бы у меня появился сын? Или моя жена, не приведи Бог, скончалась бы и я женился бы во второй раз, как это случилось с твоим отцом? Тогда у моего мальчика было бы имение. И у Дафны, мисс Брэнфорд, будет весьма скромное приданое. – То, что без обширной собственности своего отца Дафна стала бы неподходящей партией для будущего графа, при этом почему-то не принималось во внимание.

– Понятно. Но почему вы никогда и словом не обмолвились о возможности связи между двумя нашими семействами?

– Что ты! Как можно говорить с ребенком, на ком его решили женить, когда он вырастет?

– Ну ладно. А потом, когда отец умер? Вы могли обсудить этот вопрос с моими опекунами или с моим управляющим делами.

– Чтобы навести их на мысль о том, что не успело остыть тело графа, а я уже кружу над ним как стервятник? К тому же моя жена еще была молода, и мы надеялись произвести на свет сына.

– Хорошо. Но потом, когда я закончил обучение в университете и вернулся домой? Или когда достиг совершеннолетия? У вас ведь к тому времени так и не появился второй ребенок, и едва ли мог появиться. Почему вы никогда не обсуждали со мной будущее Дафны, хотя дело касалось меня?

– Полагаю, мне следовало это сделать. Но я все не мог выбрать подходящий момент, а Дафна была еще мала. Но главная причина состояла в том, что ты в то время был довольно беспутным молодым человеком и вел в Лондоне разгульный образ жизни. Я не хотел, чтобы моя милая девочка связала свою судьбу с шалопаем или чтобы мои земли попали в руки того, кто завтра проиграет их в карты. Но ты вскоре остепенился, как это и должно было случиться. Будь жив твой отец, он бы гордился тобой.

Ну и заварил его отец кашу! А ему теперь придется ее расхлебывать. Алекс подумал, что если у него когда-нибудь появятся сыновья, он ни за что не станет вмешиваться в их жизнь. Разумеется, если Бог даст ему дочерей, Алекс будет также осторожен и предусмотрителен, как сквайр Брэнфорд. Однако все это чисто теоретически, потому что у Алекса пока нет намерений заводить детей в ближайшем будущем – ни сыновей, ни дочерей. Не будет же он это делать без жены!

Кард кашлянул.

– Я не люблю вашу дочь, сэр, и мне не нравится, когда мне выкручивают руки, – произнес он.

– Никто не любит, мой мальчик. Никто не хочет добровольно надеть кандалы. Но рано или поздно это случается с каждым из нас.

Алекс подумал, что лучше поздно, чем рано. Он точно знал, что малышка Дафна никогда не станет его женой.

– Сожалею, сэр, но не могу признать действительной сделку, которую вы когда-то заключили с моим отцом. Тем более что моего отца давно нет в живых.

Сквайр нахмурился:

– Черт побери, так почему же ты позволил нам надеяться? Ты везде сопровождал девочку, покупал ей цветы. Моя жена мне об этом писала.

– Я просто хотел, чтобы выход вашей дочери в свет был успешным, вот и все, я действовал из лучших побуждений – по-дружески, по-соседски, по-братски, если хотите. И ничего больше.

Брэнфорд бросил на него хмурый взгляд исподлобья. Алекс продолжал:

– Вы и ваша супруга всегда были добры ко мне, и я хотел отплатить вам тем же. – Да, ни одно доброе дело не остается безнаказанным, подумал Алекс. Скорее небо упадет на землю, чем он когда-нибудь окажет услугу тому, у кого есть дочь на выданье! Или племянница, или золовка, или троюродная кузина.

– Ну что ж, а я-то, старый дурак, полагал, что одного честного слова достаточно для джентльмена.

Теперь нахмурился Алекс. Ему показалось обидным, что эта деревенщина ставит под сомнение его честь.

– Я не давал вам честного слова, сэр. Да, я знаю, в то время я был еще подростком. Однако теперь уже давно не ребенок и никому не позволю принимать важные, определяющие мою дальнейшую судьбу решения за меня самого.

– Гм… А я думал, что это Джонатан самый упрямый и своевольный из вас двоих.

– Джек своевольный. А я – граф Кард, – многозначительно произнес Алекс.

– Очень хорошо. Я уступаю. Даю тебе день или два на то чтобы ты подумал, как все это объяснить моей крошке. А меня уволь, я умываю руки. Кто знает, может, ты еще одумаешься?

Алекс покачал головой:

– До конца лета я не собираюсь возвращаться в Лондон.

– Ах, тебе не обязательно отправляться в Лондон. Как только я услышал, что ты приехал, я сразу отправил послание моим дамам: Они будут дома завтра, самое позднее – послезавтра. Ты придешь к нам на ужин?

Уходя, Алекс в спешке споткнулся о скамеечку для ног. Он не подал соседу руки на прощание, чтобы, не дай Бог, привычное рукопожатие не было истолковано как согласие совершить сделку. Алекс на всю жизнь запомнит, что может случиться, когда два соседа ударяют по рукам.

– Собирай вещи, – снова приказал он своему камердинеру, который в этот момент только что закончил раскладывать по местам лондонский гардероб его сиятельства. – Отмени все мои встречи, – дал Кард распоряжение своему дворецкому, который впервые услышал, что у графа вообще были какие-то планы. Вместо этого слуга решил сообщить повару, что ужин отменяется. – Седлай мою лошадь, – велел он кучеру. Экипаж и багаж могут отправить следом. На этот раз Алекс решил ехать верхом. Так быстрее.

Глава 3

– Клянусь.

Обещание. Клятва. Торжественный обет. Это всего лишь слова. Но что за мужчина, если его слово и гроша ломаного не стоит? Аферист, лжец, негодяй.

Что случилось бы с этим миром, если бы на земле не было чести? Долги бы не возвращали, границы не соблюдали, сделки не были бы завершены. Мир рухнул бы. И не было бы на свете свадеб. К чему суетиться, раз обеты верности все равно никто не будет выполнять?

– Клянусь.

Это слово звучало в ушах у Алекса, чередуясь со стуком копыт взятой напрокат лошади. Большинство знакомых ему мужчин не чтили данные ими перед Богом священные брачные обеты. Возможно, их жены тоже их не соблюдали. Алекс не раз получал приглашения от замужних дам – и не просто зайти на чай. Однако сам он намерен дорожить клятвами, которые даст у алтаря. Он свято верил, что обещания надо выполнять. Недаром даже фамильный девиз Эндикоттов гласил: «Честность и верность до гроба». Члены их семьи всегда хранили верность королю и родине. Не бросали слов на ветер. Не нарушали обещаний.

– Клянусь, – повторил Алекс своему коню. – Клянусь, я знаю, куда я сейчас отправлюсь.

Хватит сомнений и колебаний. Он дошел до того, что лжет даже собственному жеребцу. Нет это не совсем ложь. Он знает, куда сейчас направится. Просто он заблудился. В последней гостинице ему так путано объяснили дорогу, что, проезжая мимо дуба с раздвоенным стволом, он готов был поклясться, что объезжает его уже во второй раз – один раз с правой стороны, а во второй раз – слева. Либо он ходит кругами, либо в Хамбере, возле Гулля, деревьев, поврежденных ударом молнии, очень много. Алекс разыскивал деревню Кингстон-апон-Гулль, которая находилась либо за следующим поворотом, либо ему нужно было вернуться на три мили назад и затем перейти на ту сторону реки.

Причиной, по которой он был сейчас здесь и искал дорогу, было еще одно невыполненное обещание, которое он дал тринадцать лет назад. Алекс поклялся умирающему отцу найти Лотти, свою единокровную сестру. Однако так и не нашел ее.

Что можно было предпринять тогда, много лет назад, четырнадцатилетнему или шестнадцатилетнему подростку или девятнадцатилетнему юноше, не покидая классной комнаты? Алекс настоял, чтобы для расследования несчастного случая с экипажем, в котором погибла его мачеха, привлекли еще больше людей, и запросил копии всех отчетов о поисках. Когда его доверители прекратили поиски, заявив, что это пустая трата времени и денег и что они все равно ничего не найдут, Алекс настоял на своем и заставил их удвоить усилия. Если Лотти погибла, должен быть найден ее труп. Если девочку похитили, нужно узнать, кто это сделал и почему никто так и не потребовал никакого выкупа. Возможно, белокурого херувима кто-то подобрал. Если его маленькую сестру похоронили в каком-нибудь неизвестном месте, не сделав никаких надписей на надгробном камне, скорее всего должны где-то сохраниться записи о ее смерти или о том, как она была спасена.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru