Пользовательский поиск

Книга Констанция. Книга вторая. Содержание - ГЛАВА 12

Кол-во голосов: 0

— Да, Эмиль посмеялся над тобой. Променять тебя на девчушку…пусть богатую и миловидную…

— Он женится на ней, а не берет в любовницы, — напомнила Констанция.

— Ну да-да, я забыл, ведь ты, так же как и я, никогда не думаешь о женитьбе. И вот бедняга Эмиль не выдержал, он соблазнилсябогатым приданым…

— Мне не до смеха, — вновь напомнила Констанция.

— Так чего же ты хочешь от меня? — наконец-то Анри пересталсмеяться и откинул со лба прядь мокрых волос.

— Да-да, Эмиль… — произнесла Констанция и поджала губы.

— А разве они подходят друг другу? — изумился Анри.

— Колетта, так ее зовут, даже не знает, кто ее будущий муж. Так что говорить об этом рано.

— Так что ты хочешь от меня, чтобы я стал ее мужем?

— Нет, не этого.

— Так чем я могу быть тебе полезен?

— Ты один, Анри, можешь помочь мне. Виконт Лабрюйер задумался.

— Ты предложишь мне сейчас, Констанция, вызвать его на дуэль и заколоть шпагой.

— Нет, — рассмеялась мадемуазель Аламбер, — ты мне нужен живым, Анри, живым и невредимым.

— Тогда я тебя не понимаю, Констанция.

— Неужели ты не хочешь помешать свадьбе?

— Нет, я даже мечтаю, чтобы он женился именно на Колетте.

— Но ты не слишком догадлив, Анри, хотя можешь мне помочь.

Виконт отвернул простынь и сел рядом с Констанцией.

А мадемуазель Аламбер, прикрыв глаза, сказала:

— Да, бедная Колетта, она так напоминает мне мою юность, когда мне было всего пятнадцать лет, такая же невинная, такая же наивная…

На губах Анри появилась улыбка.

Ты обманываешь себя, Констанция, ты была совсем другой.

— Нет, в душе я всегда оставалась наивной и невинной. Да, онаневинна и чиста, — сказала Констанция и прикрыла глаза рукой, словно бы плакала.

Анри с подозрением смотрел на нее, искренна она или притворяется.

— Да, я уже заинтригован, — сказал он, — слушаю и почти что согласен на твое предложение.

Рука тут же исчезла с глаз Констанции, она повернулась к своему другу.

— Не знаю, как тебе и сказать, Анри…

— Ну что ж, если ты не будешь со мной откровенна, я не смогу выполнить твою просьбу.

— Я хочу, чтобы ты сделал с ней это… Анри, уже обо всем догадавшийся, решил немного позлить Констанцию.

— Что, это?

— Я хочу, чтобы ты лишил ее девственности. — Но ведь Эмиль мой друг!

— Я тоже твоя подруга, и я хочу, чтобы шевалье де Мориво не завладел ее невинностью. Его нужно наказать, ты согласен со мной, Анри?

Виконт задумался. В общем-то Констанция была права, Эмиль поступил подло, не посоветовавшись со своей любовницей о предстоящей женитьбе.

Констанция, заметив, что Анри колеблется, подалась вперед, словно так молодой человек мог лучше ее расслышать.

— Ты понял, Анри, он не должен получить ее невинность, и я хочу, Анри, чтобы ты наставил ему рога еще до его женитьбы.

— Да, ты коварная женщина, — виконт смотрел на Констанцию так, словно видел ее совершенно в ином свете, — я не думал, что ты способна на такое. Или может быть, ты любишь его?

— Нет, я его ненавижу.

— И все равно я не могу понять тебя. Неужели ты, чудовище, бросаешь мне в руки эту маленькую девочку лишь для того, чтобы отомстить Эмилю? И честно говоря, Констанция, я не вижу в этом большой необходимости. Зачем я должен делать это, почему?

— А все те соблазненные тобой девушки, почему ты завладел ими?

— Я их любил, — отвечал Анри.

— Но ты же хотел завладеть и моей подопечной, — Констанция начинала злиться, Анри явно хотел от нее чего-то потребовать взамен.

— Тогда ты меня попросила вычеркнуть ее из своего сердца, и яэто покорно сделал. И ты сама виновата в том, что сейчас у меня нетжелания заниматься ею.

Констанция опустилась на подушку и поплотнее обтянула подол платья на ногах так, чтобы даже ее розовые пальчики не торчали наружу. Единственным выходом было позлить Анри.

— Неужели ты решил отойти в сторону, решил покончить с любовью?

— А что в этом странного! — воскликнул Анри. — Париж больше меня не привлекает, ведь здесь такой чудесный воздух, так весело щебечут птицы. Согласись, Констанция, в Париже не слышно голосов птиц.

— Ах, птицы, — сказала Констанция, — конечно же, как я забыла. И какую же птичку ты собираешься поймать на этот раз?

— О, она чудесна, обязательно поймешь, кто она, когда все гости рассядутся за столом.

— Но ты все-таки поедешь со мной в Париж?

— Подумаю. Предложение твое довольно соблазнительно, но онопотребует от меня больших усилий.

— Анри, о чем ты говоришь? Когда это соблазнить женщину было для тебя огромным трудом?

— Я старею, Констанция, — развел руками Анри, — тебе тоже не удалось удержать Эмиля.

— Перестань говорить об этом, — зло сверкнув глазами, воскликнула мадемуазель Аламбер.

— По-моему, ты сама первая завела об этом разговор. Я, живя тут, в провинции, совсем забыл обо всех вас. Меня теперь занимает совсем другое. Я созерцаю небо, деревья, спокойную воду…

— И в промежутках между созерцаниями, конечно же, охотишься за птицами.

— Нет, за одной птичкой, Констанция, она великолепна.

— И конечно же, замужем.

— Для меня это не препятствие, даже вселяет в душу некоторую тревогу. Ведь представь себе, муж может оказаться ревнивым и попытается проткнуть меня шпагой. Умереть за любовь, Констанция, что может быть прекраснее!

— Ты плохо кончишь, если не откажешься от замужних женщин.

— Я ничего не могу с собой поделать, — признался Анри, — если я влюбился в женщину, то не отступлюсь от нее до тех пор, пока она не будет принадлежать мне.

— Неужели ты забыл, Анри, как тебе пришлось отступиться от меня?

— Ты, Констанция, другое дело, ты единственная, кто попытался убить меня прежде, чем я стану твоим. И к тому же я не теряю надежды завладеть твоим телом.

— Уж не это ли условие ты хочешь мне выставить взамен за услугу?

— Я еще подумаю, заниматься ли мне твоей воспитанницей или продолжить охоту на птиц.

— Ну я прошу тебя, Анри, — взмолилась Констанция, — я не могу допустить, чтобы эта бедная девочка досталась невинной в руки этому чудовищу. Она должна сперва узнать настоящую любовь, почувствовать нежность, ведь ты умеешь это делать, Анри.

— Ты так говоришь, Констанция, словно желаешь ей добра.

— А я и желаю.

— Мне не очень верится в это. Ты ослеплена ненавистью. Я подумаю до вечера, все зависит от поведения моей птички. Если она сегодня же попадет в мои силки — то я поеду с тобой в Париж.

ГЛАВА 12

Когда стемнело и гонг возвестил о начале ужина, все собрались в гостиной дома графини Лабрюйер.

Констанция Аламбер, сославшись на отсутствие аппетита, не селак столу, а обосновалась возле клавесина и пока все ели горячее, онавысоким голосом услаждала слух собравшихся.

Сновали лакеи, разносились кушанья, а Констанции и в самом деле не хотелось есть. Она была настолько взволнованна, что совершенно забыла о потребности в еде и питье. Но когда она закончила петь очередную песню, она ощутила жажду.

— Я передумала, — сказала Констанция, подсаживаясь к столу. — Немного фруктов и бокал легкого вина вполне меня устроят.

Графиня Лабрюйер, сидевшая во главе стола, склонила набок голову.

— Люди всегда поступают подобным образом, только жаль, мадемуазель Аламбер, что вы не попробовали тушеное мясо, оно было великолепным.

— Я с удовольствием бы приняла участие в пиршестве, но, простите, у меня совсем нет аппетита.

— Вас что-то беспокоит, дорогая? Наверное, вы влюблены.

Констанция улыбнулась.

— Нет, мадам Лабрюйер, здесь нет того, кому бы я желала отдатьсвое сердце.

— Но может быть, его взяли силой?

— Нет, я достаточно хорошо умею защищаться, — и Констанция отправила в рот маленький кусочек персика, а потом запила его вином.

Виконт Лабрюйер сидел и старательно расправлял на коленях салфетку. Напротив него сидела Мадлен Ламартин и отрезала маленьким ножиком от большого яблока ломтик за ломтиком.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru