Пользовательский поиск

Книга Констанция. Книга третья. Содержание - ГЛАВА 7

Кол-во голосов: 0

Мысль немного развеселила Анри после неудачи с Констанцией. — Значит так, — далее рассуждал он, — мне остается уговорить Колетту, что брак с Александром Шенье — для нее лучший выход потом устроить им совместный побег. Это будет препасная месть Констанции Аламбер, а заодно и баронессе Дюамель, так много позволявшей себе в разговоре со мной.

— Я немедленно отправлюсь в дом баронессы Дюанель, — сказал Анри, — и лично передам письмо в руки Колетты.

Я так благодарен вам, — ответил Александр и было понятно, это не пустые слова, он и в самом деле счастлив, что есть человек, готовый помочь ему.

— Не стоит благодарности, шевалье, это всего лишь долг благородного человека — помогать молодым в любовных делах. Я надеюсь, вы с Колеттой будете счастливы.

Но такой уверенности в глазах Александра Анри не прочел.

ГЛАВА 7

Полный решимости взять реванш у Констанции Аламбер, виконт отправился в дом баронессы Дюамель. Он то и дело похлопывал себя по груди, проверяя, не потерял ли письмо шевалье.

Но вот, наконец, и желанный квартал. Виконт Лабрюйер спрыгнул с коня и бросил поводья конюху. Дворецкий преградил ему путь.

— В чем дело, любезный?

— Баронессы Дюамель нет дома, месье.

— Я должен передать письмо мадемуазель Дюамель, — виконт в подтверждение своих слов достал конверт и помахал им перед носом довольно наглого дворецкого.

Виконт прекрасно понимал, сам дворецкий никогда бы не отважился преградить ему путь в дом. Скорее всего, это было распоряжение баронессы.

— Месье, я с радостью исполню вашу просьбу и передам письмо мадемуазель, — дворецкий потянулся было эа письмом, но виконт спрятал его за спину.

— Не стоит беспокоиться, я прекрасно справлюсь с этим и сам, — и он властным жестом отстранил дворецкого.

Тот не решился броситься вдогонку за Анри и лишь с тоской в глазах смотрел на то, как виконт Лабрюйер вбегает по лестнице. По дороге он похлопал по спине горничную, натиравшую перила. Та лишь улыбнулась, показав свои ровные белые зубы. Воодушевленный таким началом, виконт, поднявшись на второй этаж, постучал в дверь мадемуазель Дюамель.

— Кто там? — послышался тихий голос Колетты, которая лежала в кровати и читала книгу.

— Это я, Анри, — шепотом сказал виконт и приоткрыл дверь, просунул руку с конвертом в комнату.

Увидев письмо, Колетта радостно вскрикнула и бросилась распахивать дверь. Она вырвала письмо из рук Анри и тут же, распечатав его, принялась читать.

Пока девушка была занята чтением, виконт внимательно осмотрел комнату. Посреди спальни, на подставке, возвышалась замечательная конструкция из кружев, газа, шелка, жемчуга — будущий свадебный наряд Колетты. Платье еще не было готово,

Некоторые детали предстояло исправить, но все равно, это уже было настоящее свадебное платье.

Виконт Лабрюйер приподнял пальцем кружевной воротник и ощутил, насколько тот тяжел от унизывающего жемчуга.

— Да, наряд великолепный, — пробормотал Анри, — под стать невесте. Только жаль, жених немного подкачал.

Он бросил беглый взгляд на кровать, улыбнулся, прочитав название книги. На удивление, Колетта увлекалась поэзией, чего он от нее никак не ожидал. Она представлялась ему любительницей слезных романов из жизни высшего света, а Анри не любил подобные книжки, он еще мог понять, когда их читают горничные, но дама, принадлежащая к высшему свету, по его мнению, должна читать совсем другое — поэзию, философию. И сейчас Колетта его приятно удивила.

Колетта во время чтения беззвучно вскрикнула и прикрыла рот рукой.

Анри встревожился:

» Что там такого мог написать Александр Шенье? Не из-за очередного его признания в любви испугалась девушка?«

— Что случилось, Колетта?

— Он хочет умереть из-за меня.

— Каким же образом?

— Он желает вызвать на дуэль моего жениха шевалье де Мориво.

Анри погладил свадебное платье Колетты и шутливо обнял манекен за талию.

— Не знаю, Колетта, будет ли так лучше, ведь Эмиль де Мориво наверняка победит Александра.

— Вот это меня пугает.

— А что, тебе стало бы легче, если бы погиб твой будущий жених, а Александр остался жить?

— Я и сама не знаю, — девушка пожала плечами, — я в такой растерянности…

— Колетта, неужели ты сомневаешься в своих чувствах?

— Вы можете не поверить, виконт, но чем дольше я не вижу Александра, тем сильнее разгорается моя любовь к нему.

Виконт улыбнулся.

— Александр Шенье счастливчик.

— Я пытаюсь уверить себя, что поступаю дурно, ведя переписку с Александром, но ничего не могу с собой поделать. Поверьте, виконт, это чистая правда.

— Я верю тебе, Колетта, успокойся.

— Но моя мать, — воскликнула девушка, — она будет в гневе, если узнает, что мы еще поддерживаем отношения.

Анри прошелся по комнате, а затем остановился, заложив руки за спину.

— По-моему, Колетта, у тебя есть всего один выход.

— Всего лишь один? — воскликнула девушка.

— Да, он не самый простой, но позволит тебе жить, не кривя душой.

— Какой же? — взгляд Колетты был испуганный она ожидала услышать от виконта какой — нибудь хитроумный план, который привел бы к смерти ее матери.

Но Анри отделался шуткой.

— Единственный выход для тебя — это сесть и написать еще одно письмо.

Глаза девушки тут же засияли. Она с благодарностью взглянула на виконта Лабрюйера, вчетверо сложила письмо Александра Шенье и затем, как бы опасаясь, что Анри подсмотрит ее тайник, спрятала письмо за фаянсовый калорифер.

Виконт Лабрюйер, чтобы не смущать Колетту, смотрел в окно, сжимая в руках свою треуголку.

— Вот бумага, — приговаривала Колетта, — вот чернила, — она замерла, не зная, где ей лучше устроиться — за секретером или присесть на кровать.

Она вопросительно посмотрела на Анри, но тот продолжал смотреть в окно.

— Виконт…

— Да, моя дорогая.

— Я в растерянности.

— И чем же она вызвана?

— Я не знаю, с чего начинать письмо.

— Начни как в прошлый раз.

— Но вы поможете мне написать его? — такая неприкрытая наивность Колетты в конец развеселила виконта, и он не смог скрыть улыбки.

— Ну конечно же, я помогу написать тебе его, ведь это неплохо получилось у меня в прошлый раз? Колетта вспыхнула, но тут же опустила голову.

— Да, вы умеете писать письма, виконт.

— В этом ничего сложного нет, со временем и ты усвоишь это искусство.

— Ох, как я вам благодарна! Виконт не успел остановить девушку, как та уже подбежала к нему, обняла за шею и крепко поцеловала.

— Я так благодарна вам, виконт, так благодарна! Я бы не знала, что и делать без вас, вы всегда мне помогаете.

— Да, я помогаю, чем могу, — заметил виконт, разжимая объятия Колетты. Ему сделалось немного неприятно от настолько неприкрытого проявления чувств.

Но где же мне сесть писать? — спросила девушка.

Виконт указал на секретер.

— Вот здесь тебе будет удобнее.

Тяжело вздохнув, Колетта бросила мимолетный взгляд на кровать и устроилась за секретером. Ее рука с пером застыла над бумагой.

— Ну что же ты, пиши. Как ты называешь Александра?

— Дорогой шевалье.

— Я бы написал» Любимый шевалье!«— это звучит более убедительно.

— Но я уже написала, — девушка от досады всплеснула руками.

— Ничего страшного, допиши:» Дорогой шевалье, я люблю вас с каждым днем все больше и больше, и мое сердце уже не в силах вмещать эту любовь…«

Колетта с уважением посмотрела на виконта Лабрюйера.

— У вас всегда так хорошо получается! Вы диктуете письмо так, словно оно у вас уже написано в голове, словно вы хорошо знаете человека, к которому обращаетесь.

— Колетта, в любви все одинаковы и единственная разница, пишешь ли ты письмо человеку благородному или простолюдину. Да и то, отличия только во вступлении. Ты уже написала?

— Сейчас, сейчас.

Колетта спешила и буквы получались неровными.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru