Пользовательский поиск

Книга Колдунья. Содержание - ГЛАВА 30

Кол-во голосов: 0

Элис легла грудью на твердый каменный подоконник и снова выглянула вниз. Хьюго уже положил руку на талию Мэри и что-то шептал ей на ушко. Служанка откинулась назад, шейка ее соблазнительно выгнулась, над корсажем вздымались аппетитные груди. Вот Хьюго наклонил темную голову и поцеловал сначала шею, а потом и грудь девушки, а жена его вместе с любовницей молча наблюдали за этим. Они слышали, как Мэри рассыпалась звонким смехом и оттолкнула его. Будто пытаясь соблюсти приличия, она на несколько шагов отбежала от Хьюго и оглянулась через плечо, словно приглашая догнать. Но он остался на месте, тогда она уперла корзинку в бок и, покачивая бедрами, пошла через двор. А Хьюго лениво смотрел ей вслед, пока она не скрылась из виду.

— Как считаешь, долго Хьюго придется ее уламывать? — спросила Кэтрин. — Месяц? Или неделю? А может, и дня хватит? — Она хрипло, с горечью засмеялась и положила руку на столбик кровати. — Мне давно понятно: лучше, когда они сдаются сразу. Тогда ему быстро надоедает. Для меня не было худшей муки видеть, как он добивался тебя. Ты ведь так долго держалась. Так больно было ждать, бесконечно ждать, когда он насытится тобой и вернется ко мне.

В растерянности Элис покачала головой. Сладкие муки прошлой безумной ночи, озаряемой вспышками молний, и этот прозаичный флирт на освещенном солнцем дворе — как такое возможно?

— Ведь только сегодня ночью мы любили друг друга, — неосторожно вырвалось у нее. — Как он мог уже наутро позариться на эту грязную сучку? Ведь мы провели с ним безумную ночь. А он лишь глаза продрал — и уже хвостом перед ней крутит!

— Бывало, он из моей постели без паузы перелезал в твою, — заметила Кэтрин. — Для Хьюго изменить — что плюнуть, раз — и готово. Уж кто-кто, а ты должна знать об этом.

— Но ведь прошлой ночью… — начала Элис и осеклась.

Кэтрин права. Уж кто-кто, а она должна знать о непостоянстве мужчин, переменчивости их желаний. С самого раннего детства она слышала, как Мора предупреждала девушек, обращавшихся за приворотным зельем: похоть в мужчине возбудить легко, но только не серьезную симпатию, а тем более не любовь. Мужчину можно приворожить, свести с ума, но это не любовь, а совсем другое.

— Ты что, любишь его? — полюбопытствовала Кэтрин.

— Нет, — рассеянно отозвалась Элис. — Поначалу любила. Сохла по нему, ради него готова была отдать все, душу заложить дьяволу, только бы он полюбил меня. Но с тех пор… — Она тяжело вздохнула. — Иногда испытываю желание, не более. Теперь он нужен мне, чтобы удержать свое положение. Мне нравится быть здесь хозяйкой, первой леди рядом с ним и его отцом. Нет, сказать, что нежно люблю его, я не могу. Нежно любила я только одного человека.

Она вспомнила об оставшейся в хижине старой женщине, представила, как, услышав топот лошадиных копыт, матушка выйдет на яркое солнце, как солдаты грубо схватят ее и посадят на лошадь за спиной детины, который станет отпускать сальные шутки, фамильярно называть ее бабулей, а потом сбросит, будто куль с мукой, прямо посередине Эпплбийского рынка.

— Но наверное, я так и не полюбила ее по-настоящему, в моей любви был какой-то изъян, — размышляя о чем-то своем, добавила Элис.

— Ты говоришь о Море? — попыталась угадать Кэтрин.

Перед глазами знахарки встало мертвое тело, плавающее в мутных водах пещеры.

— Нет, не о Море, — ответила она. — Но и ее ожиданий я не оправдала.

Протянув руку, миледи обняла Элис за талию.

— Когда мне придется уходить, ты пойдешь со мной? Когда меня отправят на ферму? Мы бы жили вместе, ты бы занималась врачеванием. Нам было бы хорошо вместе. — Кэтрин помолчала, искоса и неуверенно поглядывая на Элис. — Я бы заботилась о тебе. Защищала бы тебя. Была бы тебе вместо мужа. Я люблю тебя, Элис, люблю с той самой ночи, когда Хьюго привел тебя ко мне, да и раньше тоже… Это я подкинула Хьюго идею переспать с нами обеими одновременно. Однажды он стал выпытывать у меня мои тайные фантазии, и я призналась, что ты возбуждаешь меня. Даже когда ты была мне соперницей, я ненавидела тебя, но и желала тоже. Помню, лежу одна и думаю, что Хьюго сейчас с тобой в постели… и меня охватывает влечение к обоим, я представляю вас и завидую. Тебе, потому что Хьюго был тогда у тебя на побегушках. А ему, потому что он рядом с тобой и делает все, что заблагорассудится. Мне до ужаса хотелось видеть вас вместе, ваши соединенные тела. Теперь, когда я потеряла ребенка, я ненавижу Хьюго. Мне противно вспоминать о нем и о его вонючем семени. Однако страсть к тебе не прошла. Я мечтаю о том, чтобы мы были вместе.

Элис увернулась от руки миледи, но в голове сразу завертелись мысли о выгодах, которые можно извлечь из ее откровений.

— Постой, позволь мне прийти в себя, — сказала девушка, пытаясь выиграть время. — Я и предположить не могла ничего подобного.

Кэтрин смотрела на нее напряженным, страстным взором. Увидев эту нежную страсть, поняв, что хозяйка замка нуждается в ней, Элис почувствовала, как внутри вновь пробуждается ее сила. Она тихо, кокетливо засмеялась и добавила:

— Я и не знала, что ты так любишь меня, Кэтрин. Я и представить не могла.

Миледи снова потянулась к ней и обняла за талию, продолжив уговаривать:

— Ты будешь у меня как у Христа за пазухой. А здесь, в этом замке, ты пропадешь. Рано или поздно Хьюго устанет от тебя и захочет чего-нибудь новенького. Старый лорд умрет, и тебя обвинят в его смерти, а может, и в колдовстве. Ты подумала об этом? Но с моими деньгами и на моей земле тебе ничто не грозит. Ты будешь в полной безопасности.

— Но я и здесь в безопасности, — возразила Элис. — Хьюго может сколько угодно заигрывать со служанками, но настоящее желание он испытывает только ко мне. Я сохраню свое положение в замке, когда эта Мэри давно уже будет торговать собой на улицах Каслтона. Хьюго никогда от меня не устанет.

— Погоди, — предостерегла ее Кэтрин. — Это ты сейчас так рассуждаешь. Посмотрим, что будет потом. Явится новая жена и потребует тебя прогнать. И если она будет молода, красива да еще из знатного рода, Хьюго из кожи вон вылезет, чтобы доставить ей удовольствие. Она будет ругать и дразнить тебя, приведет своих дам, и тогда в галерее ты станешь лишней. А когда Хьюго захочет посидеть с ними, они будут глумиться над тобой, уверять, что ты кривобока и глупа как курица, одеваешься как старуха и платье на тебе висит как на вешалке. Элис, они станут смеяться над каждой твоей фразой и даже над методами твоего лекарского искусства. Они будут оскорблять тебя и унижать, и когда ты заплачешь от обиды, им будет весело. Я избавлю тебя от унижений со стороны его новой жены. Я хочу жить с тобой в маленьком домике, в тихом месте. Подальше от Хьюго, подальше от его отца. Ты и я и наша маленькая ферма.

В кончиках пальцев Элис ощутила покалывание и теплоту — это пробуждалось ее умение, ее сила сгущалась вокруг, словно плащ кукловода, когда он широко расправляет его черную ткань, заставляя плясать своих кукол. Она обвила рукой широкую талию Кэтрин и сразу почувствовала, как томится по ней эта большая женщина.

— Если я соглашусь поселиться с тобой, когда явится новая жена Хьюго, уйдешь ли ты сейчас по доброй воле и с миром? — спросила она. — Старый лорд обещал не пожалеть денег, если ты благосклонно примешь расторжение вашего с Хьюго брака. Поймав его на слове, мы сможем вытянуть из него больше денег.

Кэтрин оцепенела.

— Чтоб у них все пошло как по маслу? — возмутилась она.

— Чтоб у нас все пошло как по маслу, — поправила Элис. — Сначала возьмешь деньги, а потом, когда спокойно устроишься в своем маленьком имении, заберешь меня.

Миледи привлекла к себе Элис, покрыла поцелуями ее шею и щеки, а потом потянулась к губам.

— И я смогу спать с тобой, как спал Хьюго, — обрадовалась она. — О, как я мечтала делать с тобой то же самое, что и он, я сгорала от ревности и страсти, представляя, что он с тобой вытворяет. Теперь у меня нет Хьюго, он ненавидит меня, из-за него я сама себе противна. Но по крайней мере, я украду у него содержанку. На худой конец, у меня будешь ты.

116
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru