Пользовательский поиск

Книга Капризы страсти. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

— Все это подстроили мама с леди Бервик. Ирэн приехала погостить в замок, она казалась очень привлекательной девушкой. Мама принялась внушать мне, будто Ирэн безумно в меня влюблена. На самом деле я ей просто нравился. Я знал, что без скандала мне из этой ситуации не выпутаться, и сделал ей предложение. Она его приняла. — Помолчав секунду, он продолжал: — Мне до сих пор не верится, что я свалял такого дурака! Почему у меня не возникло ни малейшего подозрения, когда Ирэн принялась настаивать, чтобы мы как можно скорее сыграли свадьбу? Она находила вполне благовидные предлоги, и только после венчания я узнал, в чем заключалась истинная причина спешки.

— И в чем же? — тихо произнесла Татика.

— В том, что она была беременна от другого, — ответил герцог.

Глава 9

— А почему она не могла выйти за отца ребенка? — спросила Татика после паузы.

— Он был женат, — объяснил герцог. — Он служил грумом у ее отца.

— О боже!

Татике все стало ясно. Она отлично понимала, что чувствовал герцог, когда открылась эта некрасивая правда.

— В такой ситуации оказывались многие, — мрачно продолжал он. — Не буду кривить душой, Татика: я пришел в ужас, когда выяснилось, что этот ребенок унаследует герцогский титул.

— Это могла бы быть и девочка, — пробормотала Татика.

— Не забывай, что по шотландским законам, которые сильно отличаются от английских, девочка может унаследовать титул, если нет наследника мужского пола, — со вздохом проговорил герцог. Его черты заострились, между бровей пролегла глубокая складка. — Теперь-то ты понимаешь, что имелись все основания подозревать меня в убийстве.

— А кто знал, что ребенок не от тебя? — спросила Татика.

— Я никому об этом не рассказывал, — ответил герцог. — Ни до смерти Ирэн, ни после, когда вскрытие показало, что она была на третьем месяце. Думаю, она разоткровенничалась с Торквиллом.

Татика не сомневалась: Торквилл МакКрейг, во всем завидовавший кузену, наверняка воспользовался возможностью обесчестить герцога и разболтал тайну погибшей всей округе и в первую очередь вдовствующей герцогине. Но какой смысл сейчас это обсуждать?

Татика ненадолго задумалась, а потом твердо сказала:

— Все это лишний раз убеждает меня в том, что мы должны вместе найти убийцу.

Герцог оторвал взгляд от огня и внимательно посмотрел на девушку.

— И ты все равно веришь в меня? — спросил он. — Даже несмотря на то, что я тебе рассказал?

— А ты ожидал, что я так легко изменю свое мнение? — улыбнулась Татика. — Я люблю тебя и верю, что ты невиновен.

Герцог несколько мгновений стоял и смотрел на нее, и она затрепетала под его взглядом. Неожиданно он шагнул к дивану, наклонился и с благоговением поцеловал ее босые ноги, а потом поднял ее на руки и стал осыпать страстными поцелуями. Чувствуя, как она дрожит, он стянул рубашку с ее плеч и прикоснулся губами к ложбинке на груди. Татикой овладело безумное желание, все ее тело горело как в огне. Она выгнулась, подставляя себя под его поцелуи.

— Я люблю тебя! — простонал герцог. — Люблю! Ты моя! Я тебя никому не отдам!

Он словно обезумел. Казалось, он вдруг почувствовал, что над ними нависла опасность, которая уничтожит их обоих, и спешит насладиться каждым мгновением. Татика с готовностью отвечала на него ласки, ощущая, как ее душа растворяется в нем. Она целиком отдалась во власть бушевавших в ней чувств, которые казались ей правильными и естественными.

— Я люблю тебя! Я люблю тебя!

Разобрать, кто это сказал, было невозможно, потому что они стали единым целым

* * *

Позже, когда они лежали рядом на диване, Татика, нежась в объятиях герцога, призналась:

— Я и не знала, что любовь… такая.

— Какая, любимая моя?

— Прекрасная… необузданная… радостная. — Неожиданно ей в голову пришла одна мысль, и, приподнявшись на локте, она робко спросила: — Тебя не шокировало то, что я… отвечала тебе… с таким пылом?

Герцог рассмеялся и только крепче обнял ее.

— Как ты могла подумать, что меня может шокировать твоя любовь? — проговорил он. — Напротив, я испытал ни с чем не сравнимую радость. Ты осчастливила меня тем, что отвечала мне, и я горд, что помог тебе раскрепоститься.

— Однажды кто-то назвал меня Снежной королевой, — улыбнулась Татика. — Этот человек сказал, что я обращаю в лед всех, кто приближается ко мне.

— Когда мы поженимся, дорогая, — пообещал герцог, чмокая ее в лоб, — я научу тебя любить. Мы вместе вознесемся к звездам, и ты познаешь то восхитительное ощущение, когда в мире существуем только мы одни.

— В его голосе слышалась сдерживаемая страсть, и Татика затрепетала от предвкушения.

— Я люблю тебя, — сказал герцог. — Я и не думал, что женщина может быть так красива, как ты, но я все равно не женюсь на тебе, пока не развею тучу, что нависает надо мной.

— Я хочу сражаться вместе с тобой, плечом к плечу, — без колебаний произнесла Татика. — Я хочу быть с тобой! Я хочу принадлежать тебе… полностью.

— Я тоже этого хочу, — заверил ее герцог. — Ты даже не представляешь, как сильно я этого хочу! А еще я хочу, чтобы сын, которого ты мне подаришь, гордился своим отцом в той же мере, что и матерью. — Он на мгновение стиснул ее в объятиях, но не поцеловал, а очень серьезным тоном спросил: — Ты будешь ждать меня, любимая? Не слишком ли многого я от тебя требую?

— Ты же знаешь, что нет, — ответила Татика. — Но я готова стать твоей женой… или не женой, а женщиной, которая будет преданно любить тебя… условности для меня ничего не значат.

Герцог понял, на что она намекает, и посмотрел на нее с нежностью.

— Я обожаю тебя. Мы были вместе в других жизнях, и уже тогда ты стала частью меня. Но я желаю тебе добра, дорогая, и поэтому говорю, что нужно подождать.

Татика спрятала лицо у него на плече. По стальным ноткам, прозвучавшим в его голосе, она поняла, что он не изменит своего решения, сколько бы она его ни упрашивала. Ей же хотелось просто быть с ним, принадлежать ему. Остальное не имело для нее значения. Вероятно, думала она, он воспринял ее искренние слова как проявление благородства.

Так они и провели ту долгую ночь — лежа вместе, укрытые пледами. Несколько раз герцог вставал, чтобы подбросить дров в камин, несколько раз огонь разгорался в них самих, и Татика чувствовала, что герцог вот-вот сбросит с себя узду и овладеет ею, и она получит то, к чему стремилась: будет принадлежать ему. Его поцелуи заставляли ее забывать обо всем, они переносили ее в удивительный мир блаженства и безудержной страсти.

Однако герцог так и не перешел последней черты, и ближе к рассвету Татика задремала у него на груди. Проснулась она неожиданно, как от толчка, и обнаружила, что герцог уже встал.

— В чем дело? — забеспокоилась девушка.

— Кажется, пришли слуги, — ответил он.

Татика быстро села, застегнула рубашку до самой шеи и завернулась в плед. Герцог вышел из домика и закрыл за собой дверь. Татика услышала голоса, а через несколько мгновений герцог вернулся. В руке у него была кожаная сумка.

— Дональд догадался, что мы укроемся здесь от ливня, и принес одежду, чтобы мы переоделись, прежде чем возвращаться в замок. Возьми, пожалуйста, сумку и отнеси ее в соседнюю комнату. Там, конечно, тесно, она чуть просторнее обычного гардероба, но тебе, надеюсь, места хватит.

Татика спустила босые ноги на пол и встала.

— Пора… возвращаться? — спросила она, испуганно глядя на него.

— Любимая, нам следует быть стойкими, — ответил герцог.

По выражению его лица она поняла: он чувствует то же, что и она, — что его безжалостно вырвали из прекрасного сна и швырнули в отталкивающую реальность.

Татика прошла в соседнюю комнату — именно там герцог переодевался прошлым вечером, — и убедилась, что она действительно ненамного просторнее гардероба. У стены стоял комод, рядом — сундук, на крючках висели ружья, ягдташи и другие охотничьи принадлежности. Она открыла сумку и обнаружила, что одна из горничных упаковала для нее светло-зеленое шелковое платье и жакет. Хотя платье не предназначалось для верховой езды, юбка была достаточно широкой, чтобы сесть в дамское седло. Девушка очень надеялась, что грум догадался привести для нее спокойную и невысокую лошадку вроде тех, на которых охотники скакали по пустоши или на которых навьючивали сумки со снаряжением, патронами, едой и прочим.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru