Пользовательский поиск

Книга Испуганная невеста. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

— Я тоже! — подхватил Кельвин. — Только йоги, и то не все, а только самые святые, относятся к ним спокойно и никогда не убивают их. И змеи их никогда не кусают.

— Неужели и в самом деле существуют… такие святые люди?

— Всего несколько человек.

— Как бы мне хотелось… увидеть… хотя бы одного!

— Увидите, — пообещал Кельвин. — А сейчас мне хочется сказать вам кое-что, что, по-моему, вам будет приятно услышать.

— И… что же это?

В глазах Серафины все еще стоял страх, однако Кельвин понял, что она делает все возможное, чтобы держать себя в руках.

— Когда мы сегодня вернулись от губернатора, я увидел письмо от магараджи Удайпура, — ответил Кельвин. — Я не стану вам его читать. Оно очень длинное, а вам пора спать. Скажу только, что он в самых выспренних выражениях высказывает вам свою благодарность и приглашает нас в гости. Вы хотели бы поехать в Удайпур?

— А можно?

Все страхи Серафины как рукой сняло. Теперь ее синие глаза сияли от восторга. И, даже не отдавая отчета в том, что делает, она протянула Кельвину руку.

Он ласково сжал ее пальцы:

— Если вы мне пообещаете, что поездка вас не утомит, что вы не свалитесь со спины слона и вас не сожрет крокодил, я возьму вас с собой.

— Как здорово! Обещаю! Когда мы поедем?

— Послезавтра. Если к тому времени вы успеете подготовиться.

— Я уже сейчас готова. Могу ехать сию минуту!

Кельвин расхохотался.

— Вы должны дать мне немного времени на сборы.

— Тогда послезавтра?

— Договорились!

Серафина сжала его пальцы:

— Наконец-то вы покажете мне Индию… по крайней мере часть ее.

— И очень красивую часть, — заметил Кельвин. — А теперь вам пора спать.

Он взглянул на ее руку — на коже все еще оставались шрамы от ожогов.

Серафина попыталась выдернуть ее.

— Не смотрите! Она такая безобразная! — прошептала она.

— Наоборот, эти шрамы говорят о вашей храбрости, а потому они прекрасны, — тихо сказал Кельвин.

И, осторожно повернув руку Серафины ладонью вверх, бережно поцеловал ее.

Глава 7

— Должно быть, это самое прекрасное место на земле! — воскликнула Серафина.

— Я тоже так считаю, — ответил Кельвин.

Они стояли у окна Дворца-на-озере и смотрели на резиденцию магараджи в Удайпуре, расположенную на противоположной стороне.

Это величественное здание из белого гранита и мрамора, возвышавшееся на сто футов над землей, было украшено восьмиугольными башнями, которые были увенчаны куполами.

Дворец стоял на самом краю озера, отражаясь в прозрачной воде.

За ним вдалеке виднелись зеленые холмы и ярко-синее небо.

Зрелище было настолько захватывающее, что Серафине показалось, будто она попала в сказочную страну, до того существовавшую лишь в ее воображении.

Впрочем, как только они с Кельвином приехали на вокзал Виктория, ей все казалось удивительным и неправдоподобным.

Серафине прежде приходилось много путешествовать, но такого фантастического зрелища, как индийский вокзал, ей еще никогда не доводилось видеть.

Как объяснил ей Кельвин, озорно сверкнув тазами, англичанам никогда бы и в голову не пришло возводить подобные сооружения.

А когда Серафина удивленно взглянула на него, продолжал:

— В городах Индии самыми величественными и претенциозными зданиями являются вокзалы. Когда архитекторы их проектируют, они дают волю фантазии.

Он рассмеялся:

— Эти индийские вокзалы — словно пародия на гигантский восточный караван-сарай. Чего в них только нет! И купола, и часы, и окошки из цветного стекла, и стеклянные крыши — все сделано с большой фантазией и размахом!

Серафина расхохоталась, но, увидев железнодорожный вокзал в Бомбее, поняла, что муж нисколько не преувеличивает.

Вокзал оказался именно таким, каким Кельвин его описал, он будто был предназначен для театральной декорации. Вокруг царила такая же суматоха, как и на индийских улочках.

Пассажиры, толпящиеся на вокзале, были в самых разнообразных и немыслимых одеждах. Здесь можно было увидеть и сари, и набедренные повязки, и жалкие лохмотья, и тюрбаны, и поношенные белые шорты, и военную форму алого цвета, и желтую рясу священника.

Зычными голосами расхваливали свой товар уличные торговцы, курьеры спешили вытащить свою корреспонденцию из почтовой кареты и загрузить ее в почтовый вагон, крестьяне тащили блеющих коз к специализированному вагону для перевозки животных.

Мало того, на перроне расположились целые семьи. Они сидели, ели, кормили детей, спали на огромных тюках, в которых везли свой багаж. Они громко вскрикивали всякий раз, когда поезд, окутанный облаком пара, с шипением и свистом вползал на перрон.

«Словно огнедышащий дракон», — подумала Серафина.

Когда наконец они с Кельвином сели в поезд и поехали на север, в Удайпур, Серафина не переставала удивляться тому, что творится на станциях, на которых останавливался их состав.

Пассажиры в Индии, как рассказал ей Кельвин, имели привычку приезжать на станцию за несколько дней до прибытия своего поезда. Мало этого, они тащили с собой всякую живность: коз, цыплят, собак и голубей. Можно было даже увидеть на перроне коров, которые в Индии считаются священными животными.

Индийские торговцы никогда не упустят возможности заработать деньги, и, поскольку пассажиры служили им постоянным источником дохода, они не оставляли их без внимания.

По платформам расхаживали торговцы, предлагая пассажирам разнообразные горячие блюда; продавцы сластей и шербета; продавцы овощей и фруктов. Индийцы, продающие кокосовые орехи, имели при себе специальные ножи, которыми они срезали верхушки сочных зеленых плодов, чтобы покупатель мог тут же насладиться прохладным кокосовым молоком.

Всюду сновали торговцы водой с двумя мехами: в одном находилась вода для мусульман, в другом — для индусов.

— А продавец чая, расхаживая взад-вперед по платформе, громко кричал: «Гарам!», — что означало «горячий чай».

На каждой станции все пассажиры, как правило, выходили из вагонов, чтобы умыться, купить что-нибудь из еды или просто размять ноги.

Когда наставало время отхода поезда, машинист давал громкий гудок, и на платформе начиналась настоящая паника — пассажиры метались взад-вперед по перрону, боясь, что отстанут от поезда.

Кельвин заказал для них с Серафиной два купе и несколько купе для слуг.

Серафина только диву далась, какое количество слуг он взял с собой в поездку.

С Мартой они распрощались в Бомбее, и, хотя пожилая служанка даже всплакнула при расставании, Серафина не сомневалась, что она рада будет вернуться к спокойной, без всяких потрясений жизни в Англии.

— У меня не было времени подыскать вам служанку, — сказал Серафине Кельвин. — Но не огорчайтесь, я нашел для вас как раз то, что нужно, — слугу по имени Амар. Он рассказал мне, что в Англии его прежняя госпожа обучила его всему тому, что обязана знать горничная.

— Мужчину?! — поразилась Серафина.

— Уверяю вас, в Индии это вполне распространенное явление, — ответил Кельвин. — Амар сказал мне, что одна из его обязанностей — следить, чтобы одежда его госпожи всегда была в полном порядке. Кроме того, он дхирзи.

— А что это такое? — поинтересовалась Серафина.

— Портной, — пояснил Кельвин. — Это означает, что он не только при необходимости может вам что-то починить, но для него не составит труда даже сшить вам новое платье, если вы его об этом попросите.

— Да он просто волшебник! — воскликнула Серафина.

Когда же она увидела Амара, он понравился ей с первого взгляда.

Это был мужчина небольшого роста, средних лет, бесшумно двигающийся, который прекрасно знал, как обращаться с дамскими туалетами и ухаживать за ними.

Вскоре Серафина поняла — стоит только один раз обратиться к нему с какой-нибудь просьбой, и можно не сомневаться, что она непременно будет выполнена. Кроме того, он как-то ненавязчиво умел обеспечить ей полный комфорт, чего никогда не удавалось сделать Марте.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru