Пользовательский поиск

Книга Искренне Ваша. Содержание - Глава 30

Кол-во голосов: 0

– Тетя Патти, это же замечательно!

– А ты не против, дорогая? В конце концов, ты знатная особа…

Лайза порывисто обняла ее.

– Не глупите, тетушка! Я – дочь торговца и в ближайшее время вряд ли приобрету титул. А мистер Хардинг мне нравится. Надеюсь, к завтрашнему дню мне станет лучше, и я доставлю ваше письмо. – Она откинулась на подушки и вдруг густо покраснела. – Неужели я умираю? Как жестока жизнь! Умереть теперь, когда я наконец-то могу выйти замуж за любимого человека!

– Ты не умираешь, дорогая, – со смехом объяснила Патти, – а наоборот, ждешь прибавления.

Лайза нахмурилась, словно пробуждаясь от сна.

– Что? Жду прибавления?

– Да, у тебя будет ребенок.

– Как?.. Но как это возможно?

– Что же тут странного? Ты ведь предавалась любви с мужчиной.

– Нет! – Лайза мучительно покраснела и прикрыла глаза ладонью. – То есть я не то хотела сказать… Как это могло случиться… так быстро?

– Достаточно одного раза, дорогая.

– Но я даже не думала… что так получится.

– В минуты страсти о последствиях никто не вспоминает. Кажется, во время пикника за кладбищем ты слишком долго отсутствовала…

Лайза усмехнулась, застыдилась и с головой накрылась одеялом.

– Перестаньте, тетя! Вы вгоняете меня в краску.

– Тебе нечего стыдиться, милая. Будь я на тридцать лет помоложе, я поступила бы точно так же. Ни в коем случае не смей раскаиваться! Поверь, мама не станет тебя осуждать.

Лайза села на кровати и задумалась.

– Я не против… я даже счастлива. Ведь это ребенок Джека. Наверное, поэтому я и не задумывалась о последствиях… Знаете, тетушка, я очень хочу этого ребенка.

– Тогда тебе не следует ездить в Лондон.

– Почему? – Лайза нахмурилась.

– В любых поездках приходится терпеть неудобства, тем более в таких длинных. Ты можешь потерять ребенка. Такое часто случается даже при самых удачных обстоятельствах.

Глаза Лайзы наполнились слезами. Ей нестерпимо хотелось увидеться с Джеком, но она ни за что не согласилась бы подвергнуть опасности его ребенка.

– Вы правы, тетя Патти. Но как же я скучаю по нему! Почему он не пишет?

– Мистер Хардинг пишет, что мистер Фэрчайлд мрачен, он почти ничего не ест. Думаю, он страдает от унижения.

– Значит, надо писать ему каждый день.

– Ты и так пишешь, Лайза.

– Тогда дважды в день.

– Кстати, о письмах: у меня в кармане лежит одно для тебя. Мистер Ханикат принес его сегодня, когда заходил навестить Селию. Я гуляла с ними по саду.

– Надеюсь, с Селией вы будете осторожнее, чем со мной, тетушка, – чопорно заявила Лайза, принимая письмо. – Вы только посмотрите, что со мной стало!

Пожилая дама довольно заулыбалась:

– Ничего лучше и представить нельзя.

– Письмо от миссис Холлоуэй? – Лайза торопливо сломала печать, развернула лист бумаги, быстро прочла письмо и нахмурилась.

– Что там? – забеспокоилась тетя Патти. – Плохие вести?

– Нет-нет. Просто… она пишет, что давно не получала от меня писем. Жалуется, что за четыре месяца не пришло ни единого, и извиняется, что не писала сама…

Лайза уронила письмо на колени и ошеломленно уставилась на тетю:

– Но я же ей писала! И она отвечала Мне. Советовала отказать лорду Баррингтону. Я отчетливо помню это. Джек сам привез… – Она вдруг осеклась и ахнула. – Так это был Джек! Тетя Патти, пожалуйста, принесите мои письма из секретера! Ключ вон там, в шкатулке. Прошу вас, скорее! В этом надо сейчас же разобраться.

Лайза едва дождалась, когда тетя исполнит ее, просьбу. Та вернулась с ворохом писем. Среди них Лайза нашла то самое, подписанное служанкой миссис Холлоуэй, и поспешно развернула его.

– Вот оно! – Она вгляделась в строки, припоминая записки от Джека. Нет, почерк совсем другой. Разочарованная, она взглянула на тетю. – Вы не могли бы показать мне письмо от мистера Хардинга? Обещаю, я не стану читать его. Просто хочу сравнить почерк.

Тетя Патти вынула письмо из-за выреза платья. Увидев это, Лайза изумленно раскрыла глаза и покраснела до корней волос.

– Тетя, я и не думала, что у нас в семье есть такие романтики!

– Да, я могу кое-чему научить тебя.

Лайза пропустила мимо ушей снисходительную насмешку тетушки и принялась сравнивать письма, переводя взгляд с одного на другое. Наконец она торжествующе улыбнулась:

– Так и есть! Я знала. Миссис Холлоуэй не получала моих писем. Меня обманули.

– Кто, дорогая?

– Мошенники, за которых мы с вами собрались замуж!

Глава 30

Несколько дней Джека продержали в тюрьме Уэверли, а потом увезли в печально известную тюрьму Флит. Он сразу узнал смешанный запах отчаяния и вони немытых тел. К счастью, Джека поместили в том крыле тюрьмы, где держали заключенных, способных заплатить за камеру и койку. Оглядев тесную мрачную камеру, Джек заметил в углу крысу, внутренне сжался и приготовился к томительному, бесконечному ожиданию.

Скорее всего, здесь ему придется пробыть, пока не умрет дед. Как только титул перейдет к нему, Джеку, держать его в тюрьме никто не отважится. А как же Лайза? Сможет ли он выжить без нее? Джек с горькой усмешкой вспомнил, как когда-то опасался, что рядом с ней ему не продержаться и двух часов.

Приготовившись к длительному заключению, Джек был изумлен, когда через несколько дней прибыл Бартоломью Крэншоу и объявил, что долг лорду Эббингтону уплачен. Но едва Джек успел порадоваться этому обстоятельству, появился второй кредитор и потребовал уплаты еще одного, громадного долга.

Верный секретарь навещал Джека каждый день. Крэншоу разрешил Хардингу воспользоваться его городским домом. Вместе они старательно искали способы вызволить Джека из тюрьмы. Через неделю-другую Джек привык к спартанской обстановке и виду в окно сквозь решетку. Он думал о недавнем прошлом, о долге перед дедом, и понимал: если бы не титул, он наверняка сгнил бы в тюрьме.

И конечно, чаще всего он вспоминал о Лайзе. О ней он думал почти каждую минуту. Им предстояло о многом поговорить, излить душу, исповедаться. Разобравшись со своими мыслями и убедившись, что любит ее всей душой, Джек наконец взялся за письмо.

«Дорогая Лайза!

Не могу выразить словами, как мучительна разлука. Пережить ее было бы легче, если бы я успел объясниться. А может, еще сумею – в письме. Слова придают человеку достоинство. И я надеюсь и молюсь, милая моя Лайза, чтобы мои слова передали тебе всю глубину моих чувств.

Неужели я так ни разу и не сказал, что люблю тебя? Неужели эти слова не срывались с моих губ даже между страстными поцелуями? И я никогда не говорил, что ты единственная женщина на свете, завладевшая моим сердцем? Да, я был привязан ко многим прекрасным дамам, и ты это знаешь. Но никогда не обнимал женщину, в разлуке с которой мое сердце разрывалось от боли. Лайза, когда я с тобой, мир кажется простым, понятным и справедливым. Когда тебя нет рядом, мир и любовь в нем перестают существовать.

Я люблю тебя, родная моя. Без тебя я не могу жить. Но и не могу умереть от тоски по тебе – ведь без меня ты останешься совсем одна. Поэтому жди меня. Я знаю, ты дождешься.

Лайза, я люблю тебя. И хочу, чтобы ты стала моей женой. Хочу, чтобы мы были семьей. Надеюсь, тюремное заключение не отпугнет тебя. Поверь, ради тебя я отдал бы все, что имею, даже гордость.

Надеюсь, я понятно выразил свои намерения. Прежде чем закончить письмо, сделаю еще одно признание. Я обманул тебя, подделав письмо миссис Холлоуэй. Помнишь, как я отдал его тебе на террасе? А еще я прочел письмо, которое ты отправил миссис Холлоуэй: Генри привез его обратно в контору, так и не найдя адресата. Милая, поверь – я вскрыл письмо только затем, чтобы узнать, кому следует его вернуть. Но когда я узнал о том, в каком положении ты очутилась, я решил прийти к тебе на помощь. А получилось наоборот: это ты спасла меня от безрадостной и пустой жизни. Пожалуйста, Прости меня, дорогая. Я желал тебе только добра.

Искренне твой Джек».

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru