Пользовательский поиск

Книга Искренне Ваша. Содержание - Глава 27

Кол-во голосов: 0

– Украли, говорите? Какая жалость.

Его сочувствие смягчило графа.

– Вы правы. Особенно потому, что его украл, можете себе представить, виконт. Юнец без стыда и совести, позорящий славное имя предков. Я пригласил его в гости потому, что знаком с его отцом, а этот молокосос украл портрет. Несомненно, чтобы расплатиться с карточными долгами или побывать в курильне опиума. Он из таких. Я не стал поднимать шума из уважения к его отцу, маркизу Перрингфорду.

Хардинг чуть не ахнул вслух. Все кусочки мозаики укладывались на свои места с головокружительной скоростью.

– Простите, сэр, не хочу показаться назойливым, но не был ли этим человеком лорд Баррингтон?

Осборн нахмурился.

– Да, клянусь Иовом! Слушайте, сэр, думаю, вам пора объяснить истинную цель своего визита.

Хардинг ответил ему взглядом в упор.

– Милорд, хорошие секретари не выдают тайны хозяев. Но кажется, у меня есть сведения о вашей дочери и даже о пропавшем портрете. Это только догадки; но уверяю вас, как только они подтвердятся, я сразу сообщу вам все – едва мистер Фэрчайлд разделается с этим негодяем. Я знаю одного торговца, который воспитал вашу дочь, как родную. Как только я приду к убеждению, что не ошибся, я напишу вам. Моего слова вам достаточно, милорд?

– Полагаю, мне в любом случае придется им удовлетвориться. Я уже отчаялся найти дочь, потому рад любой помощи и надежде. – Твердые губы графа медленно растянулись в улыбке. – А теперь предлагаю допить чай. Таких хороших новостей мне уже давным-давно никто не привозил. Я не прочь насладиться чудесной минутой.

Глава 27

Хардинг переночевал на постоялом дворе «Вздыбленный конь» и на следующий день вернулся в Миддлдейл. Граф уговорил его отправиться в обратный путь в роскошном ландо – таком мягком, покойном и богато отделанном, что у Хардинга не повернулся язык отказаться. Ради гордости не стоило жертвовать комфортом. Была бы рядом миссис Брамбл! Покачиваясь на мягком сиденье, Хардинг чувствовал себя почти королем, в одиночку разъезжающим в карете, запряженной четверкой.

Хардинг долго и напряженно размышлял о разговоре с графом. Откровения Осборна потрясли его. Кража портрета доказывала, что именно о Дезире мисс Крэншоу упоминала в письмах. Очевидно, этим портретом Баррингтон шантажировал ее и вынуждал выйти за него замуж. Хардинг уже почти не сомневался, что мисс Крэншоу утаила от Джека истину. Значит, она дочь лорда Осборна! Хардинг не мог дождаться минуты, когда сообщит эту новость мистеру Фэрчайлду.

Ландо лорда Осборна остановилось у миддлдейской конторы на закате. Хардинг с разочарованием обнаружил, что и его хозяин, и клерк куда-то исчезли. В записке говорилось, что после какого-то трагического события они уехали в замок Татли. Хардинг решил завтра нанять экипаж и отправиться за ними, пускаться в такое путешествие ночью он не отважился.

В доме на Хенли-стрит он провел бессонную ночь и поднялся рано, чтобы заняться неотложными делами для Бартоломью Крэншоу. В конце концов, мистеру Фэрчайлду требовалось не только рассчитаться с долгами, но и зарабатывать себе на жизнь. К середине утра Хардинг взялся за шляпу и уже собирался уйти, как в дверь постучали. Раздосадованный неожиданной помехой, он хотел было не открывать и ускользнуть черным ходом, но совесть не позволила.

– Минутку! – воскликнул он, подошел к двери и распахнул ее. Ему понадобилось целых пять секунд, чтобы понять, кто пришел. А когда он понял, у него остановилось сердце.

Первым, на что он обратил внимание, были глаза гостьи – глубокого сапфирового оттенка, миндалевидные, с необычным разрезом. Слетка пополневшее за последние годы, ее лицо по-прежнему оставалось женственным. Она была прекрасна, хотя блистала уже не юной, а зрелой женской красотой. И чем-то еще отличалась от собственного портрета… Чем же? Ах да – волосами! Вместо пудреного парика ее голову венчали светло-каштановые волосы, посеребренные сединой, уложенные на макушке и заколотые гребнями. Если бы не вчерашняя доездка в Осборн-Хаус, Хардингу и в голову не пришло бы, что перед ним Дезире. А теперь перед ним стояла французская куртизанка Дезире собственной персоной – словно оживший, призрак. Очевидно, графа ввели в заблуждение. Дезире жива.

Хардинг с трудом прокашлялся.

– Э-э… добрый день, мэм, мисс… – Он снова прокашлялся и отчаянно, покраснел. – Не имел чести быть представленным….

– Да, – мило улыбнулась гостья, – А мистер Фэрчайлд дома?

– К сожалению, нет. Я его секретарь, Клейтон Хардинг. Вы хотите назначить встречу с мистером Фэрчайлдом?

– Да, это было бы замечательно, спасибо.

– Можно узнать ваше имя?

– Разумеется. Розалинда Крэншоу.

Глава 28

Джек и Джайлс разложили бумаги на письменном столе в бывшем кабинете аббата в Хай-Хилле и принялись разрабатывать военную кампанию. Предстояло понять, хватит ли у них доказательств вины лорда Баррингтона. Пока озабоченно нахмурившийся Джайлс перебирал бумаги, Джек чесал в затылке и вышагивал по кабинету, охваченный упрямством, яростью и беспомощностью, которые бурлили в нем, как пригоревшая овсянка в желудке. Даже историческое прошлое комнаты не утешало его.

Комната с высокими сводчатыми потолками и потемневшими балками помнила еще былые времена, когда страной правили воины и священники. Джек жил в менее опасном и более цивилизованном, однако более усложнённом мире. От него требовалось одержать победу над дворянином, не сделав ни единого выстрела и даже не вынув меча из ножен. Не располагая деньгами, титулами и политическими связями, в этом поединке Джек мог рассчитывать только на свое упорство, праведное негодование и закон.

– Хорошо бы иметь что-нибудь весомое… – бормотал Джек, потирая ладонью крепкую мускулистую шею. Он остался только в свободной рубашке и брюках, но раздражение вызывало у него жар. Даже легкий ветерок, залетающий в распахнутые окна, не мог охладить его пыл.

– Все указывает на Баррингтона, – отозвался Джайлс. – Особенно теперь, когда у нас есть показания Бошана.

В дверь постучали.

– Наверное, Аннабелла Дэвис, – предположил Джек и направился к двери. – Я попросил ее зайти к нам, когда она умоется и переоденется. Кстати, экономка лорда Татли прислала нашим подопечным чистую одежду.

Пока Джайлс отпирал дверь, Джек успел надеть жилет. За дверью и вправду стояла оробевшая Аннабелла. Ее еще влажные волосы свисали на спину длинными прядями. Только теперь Джек заметил, как миловидно ее отмытое дочиста личико. Зеленые глаза казались почти прозрачными, кожа имела нежно-розовый оттенок. Но темные круги под глазами говорили о бессонных ночах. Боязливая дрожь пальцев пробудила в душе Джека сочувствие.

– Не бойтесь, мисс Дэвис, – успокоил он гостью, приглашая ее в комнату. – Мы просто хотим поговорить с вами. Возможно, вы сумеете помочь нам спасти от тюрьмы вашего отца. Вы ничего не хотите мне рассказать?

Аннабелла сначала покачала головой, потом кивнула.

– Садитесь вот сюда, к столу, – продолжал Джек. Он сам придвинул гостье стул, потом уселся напротив, рядом с Джайлсом.

– Что вы хотите от меня услышать? – спросила Аннабелла неожиданно сильным, глубоким и мелодичным голосом. Джек слышал его впервые: до сих пор Аннабелла в его присутствии молчала. – Я уже рассказала отцу все, что могла. Кто поджег дом, я не знаю. И не понимаю, почему я должна знать. Можно подумать, в этом виновата я!

От такой отповеди Джек оторопел, но взял себя в руки и заговорил:

– Мисс Дэвис, мы ни в чем вас не обвиняем. Дело чрезвычайно запутанное. Настолько, что преступление, совершенное против вашей семьи, может быть тесно связано с попыткой преступления против мисс Крэншоу.

При этих словах глаза Аннабеллы испуганно раскрылись. Увидев, что девушка искренне встревожилась за Лайзу, Джек смягчился.

– Мисс Крэншоу? Она не пострадала?

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru