Пользовательский поиск

Книга Искренне Ваша. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

– Мистер Фэрчайлд, к вам лорд Баррингтон.

За спиной клерка послышался грохот, Джайлс поморщился.

– О дьявольщина! – раздался голос Баррингтона. – Простите, дружище. Надеюсь, эта ваза не из дорогих. Конечно, я заплачу за нее.

Джайлс посторонился, и в дверях вырос покачивающийся виконт. Над верхней губой у него блестела испарина, дыхание было частым и затрудненным. Он пьян! Джек подавил улыбку, зная; что без труда справится с подвыпившим противником.

– Вот и я, – пошатываясь, объявил виконт.

– Вижу, сэр. – Джек поднялся как ни в чем не бывало.

Баррингтон извлек из кармана нефритовую табакерку, выронил ее, с трудом наклонился и долго и мучительно принялся выуживать щепотку табаку. Заложив его в обе ноздри, он огляделся.

– А эта дыра выглядит приличнее, чем при старом Педигрю. Хорошо, что вы его заменили, Фэрчайлд. Педигрю был слишком щепетилен – себе же во вред.

– Думаете, я не такой? – Джек разлил портвейн в два стакана.

– У меня есть причины верить, что вы готовы пойти на компромисс. – Баррингтон почти рухнул на стул. Стул проехал по полу, царапая его ножками.

Неприязнь Джека к виконту сменилась острой ненавистью. Как он посмел судить о характере незнакомого человека?

– Послушать вас, так вам известны мои прегрешения, милорд. – Джек протянул ему стакан и отпил из собственного.

– Вот именно, – лорд захихикал, – известны.

– Какие именно?

– Вы погрязли в долгах и попадете за решетку, если немедленно не уплатите три тысячи фунтов.

Джек скрипнул зубами. Значит, теперь о его долгах судачат во всех клубах Лондона. Ничего удивительного, что проныре лорду известны его злоключения.

– Злитесь? – Даже во хмелю Баррингтон проявил наблюдательность. – Как видите, Фэрчайлд, вы можете попытаться отнять у меня то, что принадлежит мне по праву, но рано или поздно мы сочтемся. Я… – он рыгнул, – расспросил о вас друзей. И, к своему изумлению, узнал, что в ближайшем будущем кредиторы откроют на вас охоту. Для этого им достаточно найти вас. Вы, случайно, не сбежали из Лондона?

У Джека затвердел подбородок.

– Нет. Я намерен сполна расплатиться с долгами. Мне просто нужна возможность заработать. Крэншоу об этом знает?

– Нет. Пока нет. Все эти любопытные сведения я буду держать при себе, Сколько захочу. Должники всегда охотно идут на компромиссы.

И виконт устремил на собеседника взгляд налитых кровью глаз, потом одним махом опрокинул портвейн в глотку и зажмурился от жгучего привкуса. Пот высыпал у него на лбу, на носу проступил рисунок красных жилок. Джек понял, что виконт пьет давно и запоем.

– Простому поверенному ни за что не заработать столько денег, чтобы расплатиться с вашими долгами, – продолжал Баррингтон, осоловело моргая. – Даже если Крэншоу назначит вам долю в сделке Хенслоу. К счастью, вы работаете на меня. А я помогу вам заработать в два счета… конечно, не задаром.

Джек откинулся на спинку стула и переплел пальцы.

– Чего вы от меня хотите?

Виконт взгромоздил ноги на маленький овальный стол.

– Чтобы вы помнили свое место и держались подальше от мисс Крэншоу. Если я еще хоть раз увижу, как вы вертитесь вокруг нее, вам конец. Я уничтожу вас, смешаю с грязью. Вы и моргнуть не успеете, как окажетесь в долговой тюрьме без суда и следствия.

Джек спокойно подошел к виконту, и снова наполнил его стакан почти до краев.

– Это все?

– Нет. Вы должны взяться за одно непростое дело. Оно требует строжайшей секретности. Я хочу, чтобы вы выяснили, с кем тайком встречается моя невеста.

Джек и бровью не повел. Любое движение ресниц, краска на щеках, подергивание губ могли выдать его. Может, это ловушка? Или Баррингтон еще не знает, что у Лайзы с ним роман?

– У вас есть причины полагать, что мисс Крэншоу с кем-то встречается?

– Я точно знаю это, – холодно сообщил виконт, поглаживая себя по подбородку. – Это продолжается уже давно. Я просто хочу знать, кто этот человек. Вы знаете его, Фэрчайлд?

Джек пригубил портвейн, непринужденно садясь на место.

– С мисс Крэншоу я едва знаком. Почему вы считаете, что такая задача мне по плечу?

– Вы в городе новый человек. Вас еще никто не знает. Даже ваши расспросы не вызовут подозрения у друзей Лайзы. А вы будете держать язык за зубами – вы же мой поверенный.

Джек глотнул вязкого крепкого портвейна и облизнул нижнюю губу.

– А я думал, мне предстоит работать на самого Крэншоу.

– Можете думать, как вам угодно, скоро вы все равно поймете, в чьих руках вожжи. К воскресенью все будет решено. Кстати, Фэрчайлд, могу предложить вам женщину. В деревушке неподалеку отсюда есть одна плутовка, которая мне уже надоела. Надеюсь, вы любите молоденьких? Ей всего двенадцать. Полному жизни джентльмену просто необходимо куда-то девать свой клинок, верно?

– Пожалуй, я все-таки откажусь, – слабо улыбнулся Джек.

– Ах да, вы предпочитаете замужних дам. Так вот, забудьте здесь об этом – городишко слишком мал. Но меня это не касается. Я уже поймал одну холодную богатенькую рыбку. Но я научу ее ублажать меня, притом еще до свадьбы. И у нее не останется выхода, кроме как пойти со мной к алтарю – правда, Фэрчайлд?

Он снова издал негромкий циничный смешок и залпом допил портвейн.

– Скоро вы убедитесь: я ничего не пускаю на самотек. У меня все рассчитано. Иногда я приступаю к исполнению планов даже раньше, чем собирался. Как раз сегодня я намерен навестить Лайзу. – Он дерзко осклабился, глядя в лицо Джеку. – Вас это не беспокоит?

Джек притворно зевнул.

– Ваша частная жизнь меня не касается, милорд. Выпейте еще портвейну.

Не дожидаясь ответа, он снова наполнил стакан гостя. Лорд Баррингтон уже был пьян, но пьян недостаточно. Джек старался напоить мерзавца до положения риз, и только потом отпустить в Крэншоу-Парк, к Лайзе.

– Ваше здоровье, сэр! – с обаятельной улыбкой провозгласил Джек и удовлетворенно проследил, как Баррингтон старательно опустошил стакан. Завтра виконту Баррингтону обеспечено похмелье, которое он не скоро забудет. А тем временем Лайза Крэншоу положит конец этому безумию – по крайней мере, Джек на это надеялся.

Глава 19

На следующее утро, вернувшись в контору с выполненным поручением, Джайлс застал хозяина распростертым на диване и жующим яблоко. Джек уже добрался до самой сердцевины. Хмуро осмотрев остаток, он принялся выгрызать великолепными зубами кусочки сочной мякоти и задумчиво пережевывать их.

– Между прочим, мистер Фэрчайлд, – заявил Джайлс, опуская кипу бумаг на стол, – вы заняли мое место. Если в следующий раз я застану вас на диване, вам обеспечен нагоняй. Если не от меня, тогда от мистера Хардинга.

– Придержите-ка язык, молодой невежа, – безучастно отозвался Джек, пристально разглядывая яблочную сердцевину. – Узнали что-нибудь?

– И да и нет.

Клерк пригладил ладонью кудри и выпрямился на стуле. В последнее время у него поменялась даже походка – он перестал волочить ноги, а новая, сшитая по мерке одежда придавала юноше изящество.

– Я узнал, что вчера поздно ночью лорд Баррингтон еле выполз отсюда, а утром проснулся в кишащей блохами постели в номере постоялого двора «Рыжий вепрь». Явившись сюда вчера в легком подпитии, он оставил карету на соседней улице, чтобы не вызвать подозрений. В конторе он так накачался, что не смог вспомнить, где стоит карета. Поэтому добрел пешком или дополз до постоялого двора, где и уснул.

– Отлично. – Впервые за весь день Джек удовлетворенно усмехнулся. Его точила тревога. Он ждал известия от Лайзы. Вчера, покидая террасу, она вроде бы образумилась и согласилась последовать его совету. Но до сих пор от нее не было ни слуху ни духу.

Боль в сердце напомнила ему о собственном эгоизме. Он хотел заполучить Лайзу сам. Но рассудок подсказывал: Лайза в опасности. Баррингтон не остановится даже перед изнасилованием, чтобы принудить Лайзу к браку.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru