Пользовательский поиск

Книга Искренне Ваша. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

– Почему вы все еще здесь? Неужели вам не стыдно?

– А я думал, вы будете мной гордиться, сэр, – дерзко возразил Джайлс. – Все же знают, какой вы ловелас. Вот и я решил брать с вас пример.

Джек в изумлении обернулся к клерку, поднял указательный палец, погрозил, но так и не сумел подобрать достойный упрек. Он удержался только потому, что понял: по сути дела, Джайлс прав. Джек обвинял юношу в преступлении, которое сам совершал тысячи раз.

– Слушайте, вы! Сегодня я стыжусь своего поведения не меньше, чем вашего. А теперь проваливайте отсюда ко всем чертям, пока я еще трезв.

Это заявление обезоружило клерка:

– А браниться разве не будете?

– Зачем трудиться? – устало отозвался Джек, распуская узел галстука. – Для юнца слова – пустой звук. Вы выслушаете меня, а потом во всю прыть помчитесь к дому Крэншоу. Но если у вас еще сохранилась хоть капля ума, извольте держать штаны застегнутыми.

– Вы несправедливы ко мне, сэр! Послушать вас, так я готов завалиться на сеновал с любой молочницей. А я люблю мисс Селию.

– Ха! Откуда вам знать, что такое любовь? Вы одержимы похотью.

– Сэр, я вам не лондонский повеса. У меня есть сердце. И чувство долга перед теми, за кем я ухаживаю.

– А у меня, по-вашему, нет? – чуть не вскричал Джек. – Вы на это намекаете?

Джайлс вспыхнул, прикусил нижнюю губу и промолчал.

– Вижу, вы уже наслушались обо мне всякого. Так вот, юноша, не вините меня, потому что и вы ничем не лучше. Вам следовало бы добиться в жизни хоть чего-нибудь, а уж потом ухаживать за мисс Селией Крэншоу. Вы и вправду очень похожи на меня, Джайлс Ханикат. Для вас жизнь – приятная прогулка. Скажите, вы хотите чего-нибудь добиться или готовы всю жизнь провести на обочине?

– Конечно, я хочу стать джентльменом!

– Тогда застегните наглухо свои «невыразимые», сэр, и не вздумайте расстегнуть раньше времени! Но не упустите свой единственный случай. Не дайте ему ускользнуть. Не тратьте время попусту, избегая встреч с тем, о чем мечтает каждый человек.

Джайлс нахмурился.

– Вы говорите о любви, сэр?

Джек угрюмо хмыкнул.

– Вы так думаете? Нет, о деньгах, – неубедительно заявил он, потер затылок и налил себе бренди. – Если вы не готовы трудиться, как вол, чтобы стать поверенным, вы мне не нужны, ясно?

Джайлс осклабился.

– И нечего таращиться. Да, пока вы мне нужны. Но я вышвырну вас отсюда, если узнаю, что вы опять охотились за чужим добром, не имея за душой ни гроша. Лучше уж остаться без помощника, чем видеть ваши плутни. Этого я не допущу.

Джайлс растерянно моргнул:

– Слушаюсь, сэр…

– А теперь ступайте домой, и хорошенько обдумайте мои слова. Хотите со временем стать джентльменом – возвращайтесь завтра, но не вздумайте упомянуть мисс Селию. Это вам ясно?

– Да, – тихо ответил Джайлс и потянулся за шляпой.

Джек проводил его взглядом и рухнул в кресло, чувствуя себя старым, подавленным и изнуренным. Господи, если бы вернуть молодость, он прожил бы ее совсем иначе! Если бы только вновь очутиться на том балконе с Лайзой!

Он приставил большие пальцы к уголкам глаз и зажмурился. Черт! Проклятие! Дьявол! У него есть только один выход. Надо сделать ей предложение. Жениться на Лайзе Крэншоу. Только так он сможет спасти ее, а заодно и искупит вину. Не важно, что при мысли о браке его прошибает ледяной пот и замирает сердце. Если Лайза откажет ему – ну что ж, пускай! Но зная, что он сам толкнул Лайзу в объятия лорда Баррингтона, он не сможет жить в мире с собой, совесть не даст ему покоя. А единственный способ уберечь Лайзу от рокового брака – жениться на ней самому.

Джек понимал, что Лайза вряд ли согласится расторгнуть помолвку. По какой-то неизвестной причине она твердо решила стать женой Баррингтона. Но можно прибегнуть к давней тактике и попытаться обольстить ее. Влюбить в себя, вскружить голову, одурманить, чтобы в экстазе ее сердце перестало слушать холодные доводы рассудка.

Действовать надо немедленно. Только теперь Джек понял, что случилось с ним восемь лет назад на балконе. Лайза Крэншоу заслуживала не просто бездумного поцелуя. И не только одной ночи блаженства. Эта удивительная женщина, страстная, мудрая, рассудительная и беззащитная, была достойна множества упоительных ночей. Только бы привыкнуть, думать о браке, не чувствуя предательской дрожи!

Глава 11

Лайза Крэншоу владела помыслами Джека и на следующее утро, все два часа езды до замка Татли. Воспоминания о злополучном поцелуе по-прежнему внушали Джеку чувство вины. Даже похитив Лайзу и принудив ее к браку, он не успокоился бы, пока не услышал, что она простила его. Правда, вчера Лайза приняла его извинения, но это еще не значит, что он прощен.

Прощение. Оказывается, получить его не так просто. Просить прощения Джеку было неприятно, да и прощать он тоже не любил. К счастью, он подозревал, что Лайза не настолько злопамятна, как он. Она из тех женщин, рядом с которыми мужчина невольно меняется к лучшему.

Джек не мог постичь глубину самопожертвования Лайзы, не понимал ее чувства долга перед близкими, ради которых она поступалась даже своей страстью. Она отдавала все и почти ничего не получала взамен. Джеку вдруг захотелось подарить ей весь мир, но как раз сейчас его мир неумолимо рушился, исчезая с лица земли. Вспоминая о своей ненависти к близким, Джек сгорал от стыда: да, Лайза гораздо выше его, сильнее духом, – и этим все сказано.

Но за окнами кареты начали появляться знакомые места, и Джек на время забыл о Лайзе. Сопровождавший его Артур болтал без умолку, объясняя, когда был построен один коттедж или развалился другой, насколько хорош был урожай в последние годы, сколько теперь овец в поместье, как замечательно было бы помирить Джека с дедом. Несмотря на все просьбы Джека, Артур по-прежнему рассчитывал на примирение.

Наконец вдалеке показался величественный замок, возвышающийся на зеленом холме, и оба путника умолкли. У Джека судорожно забилось сердце, запрыгало в такт скачкам колес кареты по ухабистой дороге.

Замок Татли был великолепен по любым меркам, имел внушительные размеры и при этом отличался элегантностью. Его построил в эпоху Реставрации первый барон Татли. Затеяв строительство под стать своим непомерным амбициям, до завершения его барон не дожил. Одних спален в замке насчитывалось двадцать пять, а другие покои были так обширны, что в некоторые из них нынешний барон не заходил по несколько лет. Тем более что Ричард Хаствуд, барон Татли, предпочитал греться на солнышке, а не зябнуть в каменных стенах.

Вид замка пробудил в душе Джека неожиданную бурю эмоций. Пытаясь справиться с нею, Джек молчал, пока не очутился перед дверью замка.

– И зачем я сюда притащился? – бормотал он, ожидая, когда дверь распахнется. Он покачивался на каблуках, сцепив руки за спиной. – Зачем послушался тебя?

– Нравится тебе это или нет, но совесть у тебя имеется, – объяснил Артур. – А совестливые люди навещают заболевших близких.

– Дед не болен, – возразил Джек, нервно дергая галстук. – Старик доживет до ста лет. Он просто притворяется, требуя внимания, и получает его.

– Ничего ты не понимаешь, – терпеливо отозвался Артур. – Ты же не видел его десять лет.

– И не видеть бы еще столько же, – буркнул Джек, но тут же умолк.

Дверь отворилась. На пороге стоял дряхлый, очевидно, бессмертный дворецкий Керби. Джек знал его с тех пор, как помнил себя, и теперь старику было на вид лет сто.

– Мастер Джек! – хрипло ахнул Керби и расплылся в улыбке, обнажая считанные уцелевшие зубы. Его глаза затуманились. – Ну и ну! А ведь я твердил его светлости, что вы непременно приедете!

– Как будто ему не все равно, – проворчал Джек так тихо, что его услышал только Артур.

Артур пропустил слова Джека мимо ушей.

– Его светлость сегодня сможет принять нас?

– Да, да. – Керби уже распахивал дверь. – Готов поручиться, мастер Артур, он вас примет. Только подождите, пока я доложу о вас.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru