Пользовательский поиск

Книга Исчезнувшая невеста. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Наконец наступил день парада. Глядя на своих Макнарнов – рослых, подтянутых, бравых, – герцог испытал гордость и странное волнение. Иомены сидели в седле и выполняли приказы так, словно всю жизнь провели в кавалерии. Они ни в чем не уступали другим кланам – ни Бридалбейнам, ни Арджиллам, ни спесивым Макгрегорам!

Герцог мог действительно гордиться ими. После парада мистер Данблейн подошел к нему с такими словами:

– Ваша светлость, не найдется ли у вас времени для нескольких человек из нашего клана?

– А чего они хотят? – спросил герцог.

– Вашего совета.

– Совета? – переспросил герцог.

– По традиции, – улыбнувшись, ответил Данблейн, – каждый член клана, попавший в трудную ситуацию, имеет право прийти к вождю, рассказать о своей беде и попросить совета. Мне кажется, для вашей светлости лестно такое доверие.

– Какое там доверие! – воскликнул герцог. – Неужели они не понимают, что я всю жизнь прожил в Англии и ничего не понимаю в их проблемах?

– Они верят вам и сделают то, что вы скажете, – просто ответил Данблейн. Герцог нахмурился.

– Ну ладно, – ответил он после минутного молчания. – Зовите их сюда. Но предупреждаю: за последствия своих советов я не отвечаю!

– Мне кажется, вы недооцениваете себя, – вполголоса заметил Данблейн.

Прежде чем герцог успел ответить, Данблейн уже подводил к нему посетителей.

К своему удивлению, герцог легко вникал в проблемы, связанные с наследством, спорами из-за земельных участков, и даже помирил с родителями одного строптивого юнца.

По дороге во дворец Холируд герцог с кривой усмешкой спросил мистера Данблейна:

– Это что – еще одна ловушка, чтобы привязать меня к Шотландии?

– Я не ставлю вам никаких ловушек, ваша светлость, – с достоинством ответил Данблейн. – Вот ваше сердце – другое дело.

– У меня нет сердца! – отрезал герцог, но тут же подумал, что сам не верит своим словам.

У самых ворот дворца герцог увидел, как по улице скачет одинокий всадник в тартане цвета Макнарнов. Приглядевшись, герцог остолбенел от изумления.

– Торквил! – воскликнул он.

Да, это был Торквил.

Приблизившись к дядюшке, юноша заговорил торопливо и сбивчиво, но и первых его слов герцогу хватило, чтобы понять, что на счету каждая секунда.

Глава 7

– Теперь отдохните, ваша светлость, и, если сможете, постарайтесь уснуть, – посоветовала Джинни. – Мистера Джейми я возьму с собой на реку, чтобы он вам не докучал.

Джинни говорила ласково, но твердо, и Клола послушалась ее, как когда-то слушалась своей доброй нянюшки.

У Джинни, которой Торквил поручил уход за Клолой, не было своих детей, и всю нерастраченную силу материнской любви эта милая круглолицая женщина обратила сперва на Торквила, а затем – на Джейми.

Теперь же она, словно наседка, хлопотала над Клолой.

Шли дни, и Клола постепенно оправлялась от действия яда – словно возвращалась из долгого путешествия в Неведомое.

– Я никогда не доверяла этой мистрис Форс, – снова и снова повторяла Джинни. – Хоть она и вела себя смирно, я всегда чувствовала, что она дурная женщина.

Клоле хотелось спросить, кто нашел тело миссис Форс и что об этом думают в замке, но она не решалась.

Все происшедшее казалось Клоле кошмарным сном. С содроганием она вспоминала, насколько близка была к смерти.

– Это я тебя спас, правда? – первым делом спросил Джейми, как только Джинни допустила его к больной. – Я пробрался по крыше к Торквилу и позвал его на помощь – и он побежал так быстро, что я за ним не угнался!

– Да, милый, если бы не ты, я бы погибла, – согласилась Клола, ласково гладя вихрастую рыжую головку.

– Джинни говорит: я должен охранять тебя, пока дядюшка Тэран не вернется, – важно заметил мальчик.

– Пока ты рядом, мне никто не страшен, – с улыбкой ответила Клола.

Однако, как только Джейми отправился спать, Клолу с новой силой охватили прежние тревоги. Целыми днями она думала об одном: успел ли Торквил? Поверил ли ему герцог?

Герцогу, всю взрослую жизнь прожившему в Англии, трудно поверить, что некоторые шотландцы до сих пор питают к англичанам свирепую, варварскую ненависть.

Сердце Клолы сжималось при мысли, что герцог мог не поверить Торквилу. Что будет, если Эван Форс убьет короля?

Даже если покушение сорвется, сама попытка такого преступления навсегда покроет позором имя Макнарнов. Более того, она только укрепит дурное мнение англичан о шотландцах.

Живя в Эдинбурге, Клола видела, как страдают образованные люди из-за того, что правительство относится ко всем шотландцам без разбора, как к опасным дикарям.

А ведь Шотландия – страна с древними традициями, с развитой экономикой и наукой европейского уровня! Она могла бы принести огромную пользу Британской империи, если бы только империя немного больше доверяла своим подданным.

Сейчас же экономика и наука Шотландии чахли под гнетом бессмысленных запретов и ограничений, самому недавнему из которых было уже добрых пятьдесят лет!

Клола понимала, что лучшие люди Шотландии, подобные герцогу Стратнарну, способны победить предрассудки и изменить устоявшееся мнение о своей стране.

Но захочет ли герцог трудиться на благо родины?

Вот что мучило Клолу. Вот о чем она молилась днем, вот из-за чего не спала по ночам. Как объяснить герцогу, что без него клан Макнарнов погибнет?

Клола верила: если он прислушается к голосу крови, на земле Макнарнов воцарится Золотой век, предсказанный древними бардами и друидами.

– Я должна с ним поговорить – сказала себе Клола.

Но станет ли он ее слушать? Ведь герцог уверен, что она изменила ему на вторую ночь после свадьбы!

Как он мог? Как он мог такое подумать?

Однако смог – он ведь ничего о ней не знал. Теперь Клола понимала, какую совершила ошибку, не рассказав герцогу ничего о себе и своей жизни.

Ни книги, ни вышивание не занимали Клолу. Целыми днями она сидела в кровати, погруженная в невеселые мысли, а ночами беспокойно ворочалась с боку на бок.

Добрая Джинни не могла понять, почему ее светлость так медленно поправляется.

Вот и сейчас, сидя на софе в музыкальной комнате, где она теперь проводила почти все свободное время, Клола представляла себе, как будет рассказывать герцогу о своей любви к музыке.

В первые дни выздоровления она была так слаба, что почти все время проводила в постели с закрытыми глазами. В те дни в ушах девушки начала звучать робкая мелодия, не похожая ни на что, слышанное ею до сих пор.

В первый раз поднявшись с постели и подойдя к окну, за которым расстилались цветущие холмы и сверкало синей гладью озеро, Клола снова услышала эту мелодию – на этот раз громче и отчетливей…

– Если бы я все ему объяснила, – грустно прошептала она, – может быть, он бы понял…

Она вспомнила день свадьбы и принесение клятвы, когда их взгляды впервые встретились.

Тогда они, казалось, разговаривали друг с другом без слов.

А потом, когда он протянул ей руку и помог подняться, от одного его прикосновения Клолу пронзила странная дрожь. Никогда еще девушка не испытывала ничего подобного!

«Это какое-то волшебство!»– подумалось ей.

Снова, в десятый, а может, и в сотый, раз Клола принялась высчитывать, когда герцог вернется в замок.

Если вообще вернется!

Что, если он уедет на Юг вместе с королем?

От этой мысли Клола ощутила почти физическую боль и поспешно перевела мысли на более безопасную тему – покушение, задуманное Званом Форсом.

Дурные новости в Шотландии плетутся с той же черепашьей скоростью, что и хорошие. Клоле оставалось только гадать, что же произошло в Эдинбурге.

Герцог, по всей видимости, останется с королем до его отъезда – до тридцать первого августа. Но почему не вернулся Торквил?

Клола потеряла покой, и Джинни не раз журила ее за плохой сон и аппетит.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru