Пользовательский поиск

Книга Исчезнувшая герцогиня. Содержание - Глава седьмая

Кол-во голосов: 0

Когда граф добрался до конца лестницы, он увидел страшную картину: Ролло скалил зубы, а верещавшая леди Мораг отчаянно крутила головой. В ее вытаращенных, одичавших глазах горело безумие.

— Прочь! Иди прочь! — выкрикивала она, таращась на Ролло.

Пес лишь громче рычал и медленно приближался к ней, заставляя ее пятиться назад.

Не выдержав напряжения, она замахнулась и бросила камень, который держала в руке в собачью голову.

Залившись оглушительным лаем, наполнившим, казалось, весь воздух, Ролло прыгнул вперед.

В следующую секунду, не успел граф опомниться и что-нибудь предпринять, леди Мораг, пронзительно крича, дернулась в сторону и упала вниз. Черная вода громким всплеском оповестила всех, что заключила ее в свои мрачные холодные объятия.

Глава седьмая

В комнате графини Сельвея появился слуга с письмом на серебряном подносе.

— Из замка Рэннок, миледи, — сообщил он. — Конюх, передавший послание, ждет внизу на случай, если вы сразу пожелаете ответить.

Фиона, сидевшая на другом конце накрытого к завтраку стола, внутренне напряглась, внимательно следя за графиней. Та спокойно взяла письмо с подноса и медленно распечатала его.

Каждое ее движение было неповторимо грациозным и чарующим. Фиона перевела взгляд на сосредоточенное лицо графини и в который раз с восхищением отметила, что мать графа очень красива.

В молодости она наверняка была еще прелестнее. Приобретенный с годами жизненный опыт придавал ее чертам особый шарм: лицо ее отображало мудрость и неподдельную внутреннюю доброту.

Она напоминала Фионе ее собственную мать, скончавшуюся много лет назад.

Графине было сорок с небольшим. Ее поведение разительно отличалось от поведения ее сверстниц: она любила остроумные шутки, обожала посмеяться.

Общаясь с ней, Фиона зачастую забывала о возрасте собеседницы. Ей казалось, перед ней ее ровесница.

Через несколько минут, показавшихся Фионе бесконечными, графиня подняла голову и повернулась к слуге:

— Ответа не будет.

Когда, откланявшись, человек скрылся за дверью, графиня посмотрела на Фиону. В ее глазах плясали озорные огоньки.

— Я знаю, ты сгораешь от любопытства! Верно?

— Разве я могу… чувствовать себя… как-то иначе? — спросила Фиона.

Графиня взглянула на Мэри-Роуз, только что расправившуюся с завтраком.

— Не окажешь ли мне услугу, детка? — спросила она. — Хочу попросить тебя покормить моих птиц.

Мэри-Роуз вскрикнула от восторга.

— Я могу это сделать сама?

— А почему бы и нет? — Графиня пожала плечами. — Полагаю, ты справишься с этим не хуже меня. Только не забудь напоить их!

— Я все сделаю правильно! — торжественно пообещала Мэри-Роуз, выходя из-за стола.

Она восторженно хлопнула в ладоши, подпрыгнула на месте и уже шагнула к двери, намереваясь умчаться в птичник, но приостановилась и повернулась к графине.

— Мне здесь у вас ужасно нравится! — звонко сообщила она и убежала.

Графиня рассмеялась.

— У меня такое чувство, что нам с Мэри-Роуз суждено провести массу времени вдвоем. Я буду этому несказанно рада. Очаровательный ребенок!

Фиона молчала, и графиня, поняв, о чем она думает, воскликнула:

— Письмо прислал Торкуил. Ужасно длинное. Я перескажу тебе лишь краткое его содержание.

Графиня сделала паузу, еще раз пробежала глазами по строчкам и заговорила:

— Во-первых, он пишет, что тело леди Мораг благополучно извлекли из воды и уже отправили на Север. Там ее похоронят вместе с другими покойными представителями семейства Мак Дональд.

Фиона тяжело вздохнула и ничего не ответила, и графиня продолжила:

— Во-вторых, похороны герцогини состоятся завтра. Они пройдут с большим размахом и с надлежащей торжественностью. По словам Торкуила, приглашено множество людей. Все важнейшие персоны Шотландии будут присутствовать на церемонии.

— Рано или поздно это должно было случиться, — прошептала Фиона.

— Появление их в замке Рэннок — своеобразное извинение за свое поведение, — сказала герцогиня. — Надеюсь, их мучает совесть за то, что на протяжении стольких лет они вели себя подобным образом по отношению к герцогу.

— Уверена, герцог очень ценит преданность вашего сына и вашу веру в него, — пробормотала Фиона. — Это все, что он имел в течение столь длительного времени.

— Я любила Эйдена с самого его детства, — ответила герцогиня. — Ничьи доводы и сомнения не смогли бы убедить меня в том, что этот человек способен совершить столь отвратительное преступление. Хотя скажу откровенно: Дженет своим поведением вынудила бы кого угодно пустить в ход грубую силу!

В голосе графини прозвучали гневные нотки, но она тут же одернула себя:

— Вообще-то не стоит отзываться дурно об умерших. Теперь все это осталось в прошлом. Надо постараться просто не думать о плохом. А Эйден наконец обрел право начать новую жизнь.

Она выдержала паузу и добавила:

— С тобой!

Фиона почувствовала, как ее щеки густо краснеют, и огляделась по сторонам, словно желая удостовериться, что их разговор никто не слышит.

— Все в порядке, дорогая моя. Но нам следует быть очень благоразумными. Эйден заявил, что это крайне важно. Именно поэтому мы трое — ты, я и Мэри-Роуз завтра утром уезжаем в Лондон.

— В Лондон? — Фиона удивленно вскинула брови.

— Эйден присоединится к нам, как только сможет. Ему надо разобраться с неотложными делами, навалившимися на него после всего, что произошло, — с улыбкой пояснила графиня. — Он хочет предпринять все возможное, чтобы о тебе не распустили слухов.

— Представляю… что было бы… если бы я… осталась в замке Рэннок… — начала Фиона.

— Об этом не могло идти и речи, — перебила ее графиня. — Особняк, который на протяжении долгих лет принадлежит нашей семье, возможно, не такой огромный и роскошный, как замок Рэнноков. В нем нет изобилия драгоценных вещей, но он весьма удобный и уютный. И тебя здесь всегда рады видеть.

— Вы… очень добры, — пробормотала Фиона.

— Эйден для меня как сын. Я всегда желала ему счастья, — сказала графиня. — Теперь, кажется, за него уже можно не волноваться.

Фиона опять покраснела. Она чувствовала, что должна ответить, но не находила нужных слов. Герцогиня, заметив ее замешательство, умиленно рассмеялась.

— В Лондоне у нас с тобой будет много дел. У тебя совсем мало времени на покупку приданого.

Глаза Фионы встревоженно вспыхнули. Несколько секунд она в нерешительности молчала, потом смущенно сказала:

— Боюсь… в данный момент… я не могу… позволить себе… что-то особенное… в качестве приданого.

— Это будет нашим с Торкуилом свадебным подарком для Эйдена, — с таинственной улыбкой сообщила графиня. — Я всегда гадала, женится ли он во второй раз. Теперь знаю ответ на занимавший меня вопрос. И хочу подарить ему то, что ему пригодится.

— Но… прошу вас, — запротестовала Фиона. — Вы не должны… этого делать…

— Нет уж! Я настроена очень решительно, — твердым тоном заявила графиня. — Давай не будем спорить по этому поводу. Я знаю, что, начав новую жизнь, жизнь с Эйденом, ты захочешь выглядеть как можно лучше.

В ее карих глазах вновь появилось озорство. Игриво подмигнув Фионе, она добавила:

— Никогда не забывай о том, что он очень красивый мужчина!

Фионе до сих пор представлялась не правдоподобной история с леди Мораг. Прошло какое-то время, прежде чем она смогла осмысленно думать о случившемся. Как ни крути, этот кошмар оказался спасательным мостиком к новой, счастливой жизни, которая ждала их всех впереди.

Герцог буквально вытянул ее из лап дышавшей ей в затылок смерти. Они вдвоем уселись на край той дыры в стене, что являлась когда-то отверстием для стрел. Фиона ясно ощутила тогда, что попала из ворот чудовищного ада, в которых провела несколько ужасающих минут, в светлый рай, где не существовало ничего, кроме них двоих.

У нее уже не было необходимости удерживаться за край свисавшего старого пола, впиваться ногтями в дерево уцелевшего куска балки, но ее еще долго преследовало ощущение, что она обязана бороться до последнего. Ради спасения двух жизней — своей и герцога.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru