Пользовательский поиск

Книга Исчезнувшая герцогиня. Содержание - Глава вторая

Кол-во голосов: 0

Девочка всегда молилась перед сном. Этому научила ее мать, как только малышка заговорила.

Дочитав слова молитвы до конца, она добавила:

— Спасибо тебе, Господи, что послал меня на этом чудесном поезде в красивый замок, в котором мой папа играл, когда был маленьким мальчиком. Скажи, пожалуйста, моему папе, чтобы смотрел на меня с небес. Если я пропущу что-нибудь интересное, то пусть он напомнит мне об этом.

Произнеся «аминь», девочка улеглась на кровати, а Фиона, пытаясь сдержать навернувшиеся на глаза слезы, накрыла ее одеялом и поцеловала в нежную щечку.

Несмотря на то, что Роузмэри была намного старше Фиомы, их связывали доверительные, очень теплые отношения. Сестры секретничали друг с другом, делились внутренними переживаниями.

Назвать дочь Мэри-Роуз решил Иан. Просто переставил местами составные части имени Роузмэри.

— Она — маленькая копия тебя, любимая моя, — сказал он жене перед крестинами дочери. — Как бы мы ни назвали ее, для меня наша малышка всегда будет второй Роузмэри.

— Если бы она была мальчиком, ее имя было бы Иан, — прошептала ему в ответ Роузмэри, — потому что человек, которого так зовут, может быть только честным и прекрасным. Только таким.

— Мне в голову пришла потрясающая мысль! — воскликнул Иан. — Две Роузмэри в доме — это слишком запутанно. Мы дадим ей имя Мэри-Роуз!

Роузмэри восторженно хлопнула в ладоши.

— Отличная идея! Какой ты у меня умный! — вскрикнула она. — Милый мой, только ты должен пообещать мне кое-что: скажи, что не будешь любить ее больше, чем меня, а то я заревную.

— Думаешь, это возможно? Ты для меня — земля, небо, воздух, вся вселенная! Если наша девочка, когда вырастет, найдет такое же счастье, какое повстречали мы с тобой, нам больше нечего для нее желать.

Когда во время совершения обряда крещения священник поднял маленькую Мэри-Роуз и осенил ее крестным знамением, Фионе показалось, где-то наверху замерли от умиления и восторга невидимые божественные создания.

Мэри-Роуз улыбалась святому отцу. Создавалось такое впечатление, будто каждая минута священного таинства доставляла крошке наслаждение.

— Нет сомнений в одном, — сказал кто-то из гостей, собравшихся после церкви дома у Иана и Роузмэри. — Сегодня из вашей малышки не вышла ни капля дьявольских сил, если они в ней вообще имеются.

— В небольшом количестве это необходимо каждой женщине, — улыбаясь, заявил Иан. — Если она хочет выжить в этом мире!

Фионе было тогда всего тринадцать, и она ровным счетом ничего не поняла, а ее отец, который тоже присутствовал при обряде крещения, добродушно усмехнулся.

— Это верно! Слишком положительные и кроткие женщины быстро надоедают. Мужчине время от времени необходимо устраивать встряску. Уверен, что моя внучка, когда вырастет, сообразит, как надо себя вести!

— Какой вздор! — запротестовала Роузмэри. — Она выглядит как сущий ангелочек и, когда повзрослеет, станет такой… как я!

Все рассмеялись тогда, а Фиона лишь спустя несколько лет поняла, что и в ней, и в ее сестре живет частичка дьявола.

В Роузмэри она проявлялась крайне редко, потому, наверное, что счастье с Ианом затмевало для нее все невзгоды. А в Фионе, не терпевшей несправедливость, бывало, вспыхивала ярким пламенем.

Однажды в детстве ей довелось увидеть, как один из соседских мальчишек издевается над собакой. Несмотря на то, что он был крупнее и старше, она бесстрашно схватила палку и набросилась на него. Испугавшись, мальчишка оставил несчастного пса и пустился наутек.

Направляясь в красивом поезде в Шотландию, Фиона напомнила себе о той частичке дьявола, что жила в ней, и о том, что должна держать себя в руках. Но высказать герцогу хотя бы самую малость она считала своим долгом.

«Он невероятно богат, у него замок в Шотландии, имения в других частях страны и личный поезд. А его брат был вынужден трястись над каждым пенни! Это несправедливо!» — думала она, прищуривая глаза.

Несправедливо!

Несправедливо!

Ей почудилось, колеса поезда уловили ее мысли и принялись стучать им в такт.

Несправедливо!

Глава вторая

— Примерно через двадцать минут мы прибудем на станцию Рэннок, — объявил мистер Мак Кейт.

Фиона вздрогнула и почувствовала, что ее сердце бешено заколотилось. Это вызывало в ней раздражение, но она ничего не могла с собой поделать.

Разве можно так безумно нервничать из-за герцога, которого я всю жизнь презираю? — спрашивала сама у себя Фиона, но ответа не находила.

Несмотря ни на что, путешествие доставило им немалое удовольствие. В особенности Мэри-Роуз.

Девочка без устали носилась по вагонам, забавляясь и звонко хохоча.

Фиона читала, что такое возможно не во всех поездах. А только в новейших. Королева, например, решилась отказаться от своего старого королевского поезда лишь в прошлом году. Теперь она ездила на небольшом новом, в котором все вагоны были соединены друг с другом, — гораздо более удобном во многих отношениях.

Теперь фрейлинам не приходилось выстраиваться на перроне полукругом, чтобы загораживать ее величество во время выхода из поезда. Раньше при этом непременно оголялась значительная часть королевских ножек. Это доставляло всем массу неудобств.

Для Мэри-Роуз бегать из одного конца поезда в другой казалось занятием невероятно увлекательным. Вдоволь насладившись своей своеобразной игрой, она подошла к Фионе и, тяжело дыша, воскликнула:

— Мы приедем уже очень скоро, тетя Фиона!

— Я только что хотела напомнить тебе об этом, — улыбаясь, ответила Фиона.

— Мне не хочется расставаться с этим красивым поездом, — сказала Мэри-Роуз. — Зато скоро я увижу замок!

Замок занимал все мысли девочки, а мистер Мак Кейт старательно и увлеченно поддерживал ее интерес: рассказывает об истории замка, о многочисленных боях, проведенных Рэнноками в прошлом, о красотах и особенностях этого удивительного места.

Прошлым вечером, когда Фиона укладывала племянницу в кровать, девочка неожиданно спросила у нее:

— А если бы мой папа был жив, он тоже стал бы герцогом?

— Только при одном условии: если бы у твоего дяди не появились дети, — ответила Фиона.

— А почему у дяди Эйдена еще нет детей? — поинтересовалась Мэри-Роуз.

Фиона задумалась. Объяснить ребенку положение вещей оказалось для нее затруднительным, но говорить не правду тоже не хотелось.

— У твоего дяди в настоящий момент нет жены.

— А если он женится и у него появится маленькая дочка, такая, как я, то я перестану быть его наследницей, — не по-детски рассудительно сказала Мэри-Роуз.

По-видимому, это мистер Мак Кейт навел девочку на подобные размышления. С его стороны было не очень осмотрительно тревожить ребенка разговорами о предстоящих проблемах.

Хотя, скорее всего, проводя беседы с Мэри-Роуз, он желал лишь подготовить ее к новой жизни.

Фиона не могла отделаться от чувства жгучей обиды за зятя. Как бы радовался Иан, как смаковал бы каждую минуту, если бы ехал сейчас в замок вместе со своей дочкой! Бедняга так и ушел из этой жизни, не дождавшись счастливого дня.

Несмотря на всю злобу и ненависть к герцогу, Фиона твердила себе, что должна держать эмоции при себе. Теперь ей следовало думать лишь о счастье и будущем Мэри-Роуз. Это было главным.

Она намеревалась остаться с девочкой в замке, считала это своим святым долгом. Доверять ее людям герцога не стоило ни при каких обстоятельствах.

«Если я буду дерзкой и несговорчивой, тогда герцог быстро выставит меня за ворота своего роскошного замка, — подумала Фиона. — Я должна вести себя осторожно. В то же время У меня нет ни малейшего желания заглядывать ему в рот и низкопоклонничать перед ним».

Она расправила ладонью вьющиеся шелковистые волосы Мэри-Роуз, надела ей на голову чепец. Голубые ленты, завязывавшиеся под подбородком, красиво подчеркивали цвет глаз девочки.

Поверх длинного белого платья Фиона надела на Мэри-Роуз синее пальто. С удовлетворением оглядев племянницу, она улыбнулась, размышляя, оценит ли герцог красоту маленькой дочери Иана.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru