Пользовательский поиск

Книга Идеальная невеста. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

Рекс расстегнул пуговицы на спинке ее светло‑серого платья, чувствуя, что его пальцы стали неловкими, а ладони дрожат.

Бланш дышала часто и быстро. Когда платье распалось на две половины, открыв взгляду сорочку и корсет, сэр Рекс не мог устоять. Он глубоко вздохнул, наклонился и поцеловал ее между лопатками, там, где под кожей проступал позвонок. Она почувствовала, как по спине побежали мурашки.

Бланш беззвучно ахнула от удовольствия.

Его мужское естество уже напряглось до боли, но он сдерживался. Он повернул ее лицом к себе, и платье упало к их ногам. Зеленовато‑голубые глаза Бланш сияли. «Какая она красивая и женственная!» — подумал он, взял в ладони ее лицо и поцеловал ее долго и крепко, а его мужское естество поднялось и уперлось ей в бедро. Она застонала.

Он потерял голову от страсти. Теперь он хотел только одного — доставить ей удовольствие.

И он прижал ее к себе, все ее тело к своему разгоряченному телу. Она застонала, а он еще крепче прижал ее к своему восставшему мужскому естеству, а потом на мгновение коснулся губами ее щеки, желая сейчас же войти в ее тело бережно, но страстно.

— Ты уверена?

— Да! — крикнула Бланш и крепко ухватилась за его плечи.

Они сбросили с себя одежду, которая еще была на ней, и всю, которая была на нем, за один миг и вместе упали на кровать, он лег на нее и раздвинул ее нежные бедра. Он сгорал от страсти, но сумел сдержаться еще на долю секунды и сказал полушепотом:

— Мне так хорошо быть твоим мужем.

Ее глаза широко раскрылись навстречу его взгляду.

Он улыбнулся и медленно ввел в нее свое набухшее мужское достоинство, глядя на то, как меняется ее лицо и разгорается огонь в глазах.

Она вскрикнула, чувствуя такой же жар и восхитительное жгучее трение. Ее щеки порозовели, глаза смотрели на него, но уже ничего не видели. Он был не в силах сдерживаться, глядя на охваченную страстью любимую женщину, и сдался, он сгорал от желания услышать, как она застонет от наслаждения, почувствовать в теле вспышку, которая принесет облегчение. Она, вздрогнув, ахнула, ее глаза широко распахнулись, и его охватила огромная радость. Он торжествовал.

Увидев ее удовлетворенной, он словно ослеп от восторга. Он глубоко вошел в ее горячую влагу и дал волю своему мужскому естеству. Это был раскаленный, обжигающий восторг.

— Бланш, — почти беззвучно шептал он снова и снова.

Так продолжалось долго. И когда это закончилось, он держал ее в объятиях и хрипло дышал. Немного придя в себя, он отодвинулся от нее и лег рядом: за время болезни она стала маленькой, как девочка‑подросток, и он действительно боялся случайно причинить ей боль. Его дыхание все еще было неровным. Он прижал ее к груди и стал целовать ее виски и волосы.

«Моя жена. Моя прекрасная идеальная жена», — думал он.

— По‑моему, я самый счастливый человек на свете, — пробормотал он.

Ее ресницы дрогнули, веки поднялись, и она ошеломленно взглянула на него. Потом изумление медленно сменила улыбка, и эта улыбка заставила его внутренне задрожать от счастья. Бланш положила свою маленькую ладонь на его широкую грудь.

Он не смог удержаться — взял эту ладонь в свою руку и поднес к губам. Его переполняла любовь. Он действительно любит ее, безумно и страстно. Каждое слово было правдой. Боже милостивый! Теперь они женаты. Бланш Херрингтон принадлежит ему.

— Как ты себя чувствуешь? — тихо спросил он.

— Чудесно, — так же тихо ответила она. А потом, к его изумлению, Бланш взяла его руку и поцеловала в ладонь. На ее лице вспыхнул очаровательный яркий румянец.

Он приподнялся и оперся на локоть. Дыхание, наконец, пришло в норму, и теперь он хотел полюбоваться ее лицом и фигурой. Хотя Бланш сильно похудела, ее стройное тело было для него невероятно привлекательным.

— Ты такая красивая, Бланш! — восхитился он и провел рукой по ее маленьким грудям.

Ее глаза широко раскрылись.

— Должно быть, это ты сумасшедший… — начала она, потом поняла, что именно сказала, и встревожилась.

Но он улыбнулся и ответил:

— А ты слишком скромная! — И его ладонь скользнула ниже — на ее тонкую талию.

Бланш неуверенно вглядывалась в его лицо.

— Я рада, что ты считаешь меня красивой.

— Я считаю тебя прекрасной, и больше не пытайся это отрицать, — нежно сказал он, поглаживая маленькую выпуклость на ее животе, в том месте, под которым рос их ребенок. Он улыбался и был вне себя от восторга. И он опять не смог удержаться: светлые завитки ее волос привлекли его взгляд.

На лице Бланш появилась чудесная улыбка.

— Не буду, если смогу быть такой же дерзкой, как ты, — ответила она.

— Насколько дерзкой? — спросил он с озорной усмешкой, потом с трудом оторвал свой взгляд от манящего треугольника внизу ее живота и перевел его на лицо Бланш.

— Ты такой красивый! — воскликнула она и провела рукой по его мощной груди. — И талантливый. — Сказав это, она прикусила губу от смущения.

Сэру Рексу ее слова были до того приятны, что он рассмеялся от удовольствия.

Бланш словно окаменела. Улыбка исчезла с ее лица, и она взглянула мимо него, словно ожидала, что кто‑то чужой ворвется сюда. Рекс понял, что она снова боится воспоминаний. Его переполнила тревога за нее.

— Дорогая, ты еще не знаешь разницу между разными видами физической любви, но мы не будем торопиться. Однако я рад, что ты считаешь меня талантливым, и уверяю тебя, что тебя ждет очень много удовольствия. Я хочу, чтобы наш медовый месяц был долгим и приятным.

Ее пристальный взгляд вернулся к его глазам. Она улыбнулась и сказала:

— Но я не хотела откладывать этот процесс на другое время.

Он застыл, и все его мышцы напряглись.

— Я рад, — хрипло и отрывисто сказал он.

— Ты всегда знаешь, когда ты нужен мне, — тихо сказала она.

Он прекрасно понял, что она имела в виду, наклонился, поцеловал ее и спросил:

— Хочешь, поговорим об этом сейчас?

Она немного поколебалась и при этом снова глядела мимо него. А потом тихо шепнула:

— Нет.

Сэр Рекс внимательно посмотрел на нее и убедился, что опасность для нее миновала. Он очень легко мог немного сдвинуть центр тяжести своего тела и сделать то, чего хотел, но сказал:

— Я понимаю: ты сейчас очень устала…

— Не очень, — ответила Бланш и провела ладонью по его животу сверху вниз.

А потом она бросила на него такой соблазнительный взгляд, каким на него еще никогда не глядела ни одна женщина.

Глава 22

Когда Бланш проснулась, ее щека лежала на обнаженной груди сэра Рекса, все ее тело прижималось к его телу, и одна ее нога оказалась между его бедрами. Солнце заливало светом их спальню: никто не посмел войти и задернуть занавески. Ее клетчатое одеяло двух цветов — розового и кремового — закрывало их до пояса, но не выше. Радость вспыхнула в ней и мгновенно заполнила всю душу.

«Я так люблю своего мужа», — подумала она, улыбнулась и с наслаждением вдохнула запах его тела. Она наслаждалась своими ощущениями. «То, что мы муж и жена, — это чудо», — размышляла она. В прошедшую ночь он два раза занимался с ней любовью, и она, должно быть, страшно устала от этого, потому что любовные ласки помнила, а то, что было после них, нет. Вероятно, она сразу же уснула. Сэр Рекс — и чудесный человек, и чудесный любовник.

Ее любовь была бурной и такой сильной, что от нее у Бланш сладко ныло сердце. Она смотрела на окна в противоположной стене, и в ее голове снова стали возникать образы — те самые, которые она ненавидела, которых боялась, от которых хотела навсегда избавиться. Эти воспоминания ворвались в ее ум в Лендс‑Энде, после ночи любви с Рексом, и унесли ее в ужасное прошлое. Тогда Бланш поняла, что радость и страсть приносят с собой память о прошлом и боль.

Она напряглась. Ее виски болели, но не так сильно, как будто в них вонзались ножи. Картины прошлого в ее уме приобрели четкость и яркость. Она никогда не забудет, как выглядели забитая насмерть лошадь, человек‑чудовище и ее убитая мать. Она ждала, что крики матери зазвучат в ее ушах и выбросят ее из этой постели в другой мир.

87
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru