Пользовательский поиск

Книга Идеальная невеста. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

У нее возникло подозрение. Бланш напрягла свою волю и стала думать.

Бесс?

Она вспомнила, как был обнаружен документ. Адвокат, сообщивший ей о нем, был удивлен, что такой документ существует, и честно признался, что ничего не слышал о Пентвейте за все годы, которые вел дела Херрингтона. Но Херрингтон и не владел Пентвейтом много лет. Все эти годы им владел Бари. Бесс в это время была с ними и сказала, что такие путаницы происходят постоянно. Ох, как легко и уверенно она это произнесла! И ее глаза при этом так странно блестели!

Бланш была убеждена, что разгадала эту загадку. Они перед этим довольно долго говорили о сэре Рексе. И Бесс спросила ее, хочет ли она, чтобы сэр Рекс ухаживал за ней. Она твердо ответила, что не хочет этого. Но Бесс, если ей приходит в голову мысль, вцепляется в нее, как терьер в кость. Совершенно ясно, что Бесс захотела отправить Бланш в Корнуолл искать несуществующее наследство, чтобы сосватать ее с сэром Рексом.

Эта мысль ошеломила Бланш. Она почувствовала, что ее сердце бьется с сумасшедшей скоростью. Она пристально посмотрела на сэра Рекса. Ему, может быть, и нужна жена, но у нее с ним нет ничего общего. Да, ему нужен дополнительный доход, и он очень привлекателен, но он женат на своих корнуоллских землях. И она явно не интересует его как возможная супруга. Если бы интересовала, за восемь лет он дал бы ей это понять.

И почему ее сердце бьется с такой бешеной скоростью? Почему она так потрясена?

Ему не нравятся благородные женщины. Он любит одиночество и горничных.

— Вы начинаете думать, что произошла ошибка? — спокойно спросил ее сэр Рекс.

Бланш сумела изобразить на лице бодрую улыбку. Она не могла сказать сэру Рексу, что ее лучшая подруга обманула ее — послала к нему, выдумав для этого, что она будто бы владеет соседним имением. К тому же он хохотал бы во все горло, если бы узнал, что Бесс задумала бросить их друг к другу в объятия. Или не стал бы хохотать?

Ей следует смеяться надо всем этим! Разве не так?

— Леди Херрингтон! — окликнул ее сэр Рекс и сжал рукой ее плечо, стараясь успокоить.

Бланш словно окаменела. Его ладонь была широкой, теплой и твердой — прочной, как он сам.

— Кажется, в документе было что‑то перепутано, как вы и думали, — с усилием произнесла она.

— Мертвый человек не может приобрести усадьбу, а семья Бари явно владеет Пентвейтом уже много лет, — очень серьезно сказал он, внимательно изучая ее взглядом, и добавил: — Вы огорчены.

«Да, я очень огорчена. И когда я увижусь с Бесс, я дам ей хороший урок!» — подумала Бланш.

— Вашу логику невозможно опровергнуть. Значит, произошла путаница, — сумела она произнести, соглашаясь со своим спутником, и при этом подумала: «Путаница и недоразумение».

Она и сэр Рекс — муж и жена? Совершенно безумная мысль!

Да, безумная, но ведь Бесс Уэверли — одна из самых ловких и проницательных женщин из всех, кого знает Бланш.

Глава 5

Джонсон, про которого Бланш почти забыла, бросал быстрые взгляды то на Бланш, то на сэра Рекса.

Это отвлекло Бланш от мыслей о подруге и обмане, и ей стало легче.

Она повернулась к арендатору и успокоила его:

— Мистер Джонсон, мы не агенты лорда Бари. И мне теперь совершенно ясно, что я не владею этим имением.

Его мышцы мгновенно обмякли: таким резким и сильным было облегчение.

— Я не хочу отрекаться от лорда Бари, но у меня пятеро детей, которых надо кормить.

— Я вас понимаю.

— Если вы встретитесь с его светлостью лордом, скажите ему, что я работаю изо всех сил! — крикнул Джонсон.

— Я ни разу не встречалась с лордом Бари. Но если вы хотите, я разыщу его в Лондоне и заступлюсь за вас, — пообещала Бланш. И она действительно хотела сделать это.

Было похоже, что Джонсон не вполне ей поверил.

— Пожалуйста, будьте добры, сделайте это! — попросил он.

Бланш кивнула и ответила:

— Я буду более чем счастлива помочь вам.

— До свидания! — твердо сказал сэр Рекс, сжал руку Бланш и в упор взглянул на девушку.

Идя рядом с ним по вымощенной камнем дорожке к своей карете, Бланш оглянулась назад и увидела, что Джонсон и его сыновья смотрят им вслед. Она помахала им рукой.

Возле кареты Бланш и сэр Рекс остановились.

— С вами все в порядке? — спросил он.

Бланш набралась решимости, покачала головой и сказала:

— Мне всегда бывает плохо, когда я встречаюсь с теми, кто так беден.

— Я вас понимаю, — подхватил он. — В нашем приходе большинство семей очень бедны.

— И вы считаете, что это допустимо? — искренне спросила она, и их взгляды встретились.

— Я этого не сказал. Что вы хотите сделать?

— Если вы не против, проеду дальше, до деревни. А там куплю им еды. Кажется, Джонсон говорил правду. Может быть, если ему немного помочь, он сумеет привести Пентвейт в порядок. — Ей было очень жаль семью Джонсон, но она сохраняла спокойствие и улыбалась сэру Рексу. — И владелец земли не слишком помогает ему тем, что забирает у него последние деньги в счет платы за аренду.

За ее внешним спокойствием скрывался гнев. Сэр Рекс строго взглянул на нее, словно заметил это, и сказал:

— Владельцы земли всегда берут плату за ее аренду, леди Херрингтон.

— Не все землевладельцы берут последнее, — серьезно ответила она. — Вы сами стали бы брать сейчас плату с арендаторов Пентвейта?

Сэр Рекс словно окаменел.

— Нет, — сказал он.

Бланш не ожила такого ответа.

— У меня иные правила, чем у большинства землевладельцев. Я часто даю арендаторам отсрочку по платежам, потому что предпочитаю, чтобы фермы были в хорошем состоянии. В долгосрочной перспективе такая политика выгодна всем. Фермы процветают, арендаторы могут платить за землю, а я могу получать эту плату.

— Ваша политика мне нравится, — ответила Бланш. Она не знала, что он такой великодушный землевладелец.

— Она логична, — ответил он, немного помолчал и заговорил снова: — У нас с вами явно есть что‑то общее. Вы опечалены бедами семьи Джонсон, а меня часто печалят те же самые беды, которые, к несчастью, можно увидеть повсюду в нашем приходе, да и в большей части Корнуолла. Но благотворительность помогает лишь частично. Бедным семьям нашей страны нужно больше, чем благотворительность. Им нужны средства к существованию.

Бланш пристально и прямо посмотрела в его темные глаза и только теперь заметила в них золотистые искры. Сэр Рекс умеет сострадать чужой беде. А многие ее знатные знакомые — и мужчины, и женщины — относились с полным безразличием к бедам тех, кому повезло меньше, чем им.

— Большинству светских дам не хватает такого умения сострадать. Они слишком заняты пустяками, которые тешат их тщеславие, — посетовал он.

Бланш молчала. Как странно: они одновременно подумали почти об одном и том же. Он прав, и даже очень прав, но она не станет осуждать всех знатных лондонских женщин сразу.

— Вы обвиняете слишком многих людей, — заметила она.

— Да, — признал он и слегка улыбнулся. — Не бойтесь, я не прошу вас согласиться со мной. Вы никогда не бросите камень в своих друзей.

— Нет, никогда, — подтвердила она.

Его взгляд был полон каким‑то странным теплом.

— Леди Херрингтон, я восхищен вашим состраданием не только к Джонсонам, но и к ветеранам войны. — Он немного помедлил и договорил: — Я не уверен, что говорил вам об этом. Ваше сострадание так же велико, как ваше великодушие.

Бланш удивилась: сэр Рекс еще никогда не говорил ей таких льстивых комплиментов.

— Вы слишком добры.

— А я считаю, что не слишком. Поедемте же покупать им еду. Если хотите, я помогу вам в этом. — И он улыбнулся своей спутнице.

Бланш подумала, что сэр Рекс становится очень привлекательным, когда улыбается. Эта мысль вызвала у нее беспокойство.

— Сэр Рекс, у меня были хотя и по ошибке, но какие‑то общие дела с Джонсонами, а у вас с ними нет ничего общего. Пожалуйста, не надо помогать. Я смогу и сама купить им немного нужных вещей.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru