Пользовательский поиск

Книга Голубая звезда. Содержание - Глава 9 В тумане

Кол-во голосов: 0

Сэр Эрик спустился к нему и огорченно вздохнул:

– Ее сейчас укладывают в постель. Боюсь, что нам придется остаться на эту ночь здесь... Горничная сказала мне, что она уже дважды теряла сознание...

– Я пойду посмотрю, что с ней! – решительно заявил отец и уже ступил было на лестницу, но Фэррэлс остановил его.

– Дайте ей отдохнуть! Больше всего ей нужен покой, а мой секретарь уже звонит в Париж, и завтра здесь будет врач-специалист. Лучше помогите мне довести до конца этот злополучный вечер. Осталось посмотреть на ракеты, а потом гости разойдутся. Я скажу несколько слов нашим друзьям, – добавил он и, подойдя к герцогине, предложил ей руку, а затем повернулся к Альдо и Адальберу, которые не знали, что и думать. – Идемте же, господа! Нас ждет, надеюсь, великолепное зрелище!

Пока разноцветные звезды, ракеты, римские свечи и бенгальские огни озаряли ночное небо под восторженные возгласы гостей, отбросивших на время взрослую сдержанность и вернувшихся в забытое детство, оба друга едва не пританцовывали от нетерпения: им хотелось скорее спуститься к реке и посмотреть, что там делается. Однако хозяин не отходил от них до конца фейерверка. Затем Фэррэлс произнес небольшую речь, извинившись за отсутствие жены и поблагодарив своих друзей за проявленное ими терпение. После этого гости – те, кто не ночевал в замке, – начали разъезжаться.

Как ни странно, сэр Эрик пожелал лично проводить Морозини до его машины, которую подогнал к замку один из слуг, к вящему разочарованию г-жи Кледерман: ей явно не хотелось расставаться со старым другом, но настаивать она не решилась из боязни погубить свою репутацию. Молодая женщина, однако, успела шепнуть Альдо, что намерена приехать в Венецию в самом скором времени. Эта перспектива отнюдь не привела князя в восторг, но, поглощенный иными заботами, он предпочел о ней не задумываться. Как говорится, довлеет дневи злоба его!

Князь уже подъезжал к воротам, у которых, несмотря на поздний час, толпились журналисты и любопытные, когда Видаль-Пеликорн нагнал его.

– Я забыл спросить у вас ваш здешний адрес.

– Я остановился в усадьбе «Ренодьер», у госпожи де Сен-Медар. Это между Мером и Ла-Шапель-Сен-Мартен.

– Езжайте прямо туда и сидите смирно! Я заеду к вам завтра.

И, захлопнув дверцу машины, он направился к замку, обернулся на ходу и громко, как будто заканчивая фразу, произнес:

– ...Так я непременно покажу вам почти такую же, как в Лувре! До скорого!

Не без сожаления Морозини отправился в обратный путь. События приняли странный оборот, и он никак не мог отделаться от гнетущего чувства тревоги, вспоминая странное выражение лица Фэррэлса, когда тот спустился к гостям. Что-то подсказывало ему: комедия, превратившаяся, когда Адальбер совершал свои подвиги, в фарс, теперь неотвратимо приближается к драме...

Глава 9

В тумане

Не в силах уснуть, Альдо весь остаток ночи бродил по саду, куря сигарету за сигаретой. Рассвет застал его на обсаженной буксом аллее; взвинченный до предела, князь неотступно возвращался мыслями в замок, из которого пришлось уехать, так и не узнав, что же там произошло. Только когда заря окрасила небо в розовый цвет, он решил вернуться в дом, чтобы не встревожить хозяйку, любезную, но очень пугливую старую даму, которая, казалось, все время была настороже и вздрагивала от малейшего шума. Наверняка пройдет еще какое-то время, прежде чем появится Адальбер, – лучше всего пока принять душ и плотно позавтракать.

Трубы в душе немного заржавели, зато деревенский завтрак был выше всяческих похвал: большие, хорошо поджаренные ломти пеклеванного хлеба, свежее масло, домашнее сливовое варенье и крепчайший кофе, способный разбудить и мертвого. В результате к тому времени, когда треск «Амилькара» гулким эхом прокатился по всей округе, а бедная г-жа де Сен-Медар, еще лежавшая в постели, спрятала голову под подушку, к Морозини вернулись способность здраво рассуждать и оптимизм.

– Надеюсь, вы приехали с хорошими новостями! – воскликнул Морозини, выйдя навстречу другу.

– Новости есть, но не могу назвать их хорошими... По правде сказать, происходит что-то непонятное.

– Оставьте вашу манеру говорить загадками и скажите мне прежде всего, где Анелька!

– По всей вероятности, у себя в комнате. Замок погружен в тишину, чтобы ни малейший шум не нарушал ее покой: прислуга ходит на цыпочках. Гости же, должно быть, сейчас разъезжаются. Сэр Эрик дал им понять, что желает, чтобы все убрались как можно скорее!

– Так она в самом деле больна? Но что с ней? – встревожился Морозини.

– Понятия не имею! Сэр Эрик и его новая родня как будто воды в рот набрали. Сигизмунд был еще трезв, когда я уезжал, и мне ничего не удалось из него вытянуть. А вы не хотите разделить вашу утреннюю трапезу с несчастным, который с рассвета на ногах? Я уехал из замка с первыми лучами солнца...

– Прошу вас, угощайтесь! Я сейчас попрошу принести горячего кофе... Но неужели вам потребовалось так много времени, чтобы проехать дюжину километров?

– Я уже много где успел побывать! Лучше скажу вам сразу, что меня больше всего тревожит: Ромуальд исчез.

И Адальбер рассказал, как, пока все расходились по своим спальням, он вышел в сад «выкурить последнюю сигару», а на самом деле – посмотреть, что происходит у реки. Собственно говоря, там не происходило ничего. Лодка стояла в условленном месте, но в ней никого не было – только лежали весла и одеяло, которым Ромуальд должен был запастись, чтобы закутать пассажирку. Профессия археолога научила Адальбера внимательно всматриваться и подмечать любую мелочь; вооружившись электрическим фонариком, который на всякий случай захватил с собой, он обнаружил кое-что подозрительное: две цепочки следов отпечатались на берегу, одна едва заметная, другая – побольше и поглубже, как будто человек с тяжелой ношей шел вниз по течению. Осмотрев лодку, Видаль-Пеликорн нашел в ней кусочки дерева и облупившейся краски, а также свежую грязь. Встревоженный, он пошел по следам человека с ношей, но далеко они не привели: за несколько метров от воды цепочка обрывалась. Наверное, там побывала еще одна лодка, но кто на ней приехал и зачем?

До утра ничего больше узнать не представлялось возможным, и Адальбер вернулся в замок. Прежде чем подняться к себе, он прошелся по саду и убедился, что окна комнаты леди Фэррэлс по-прежнему светятся.

– Я хотел подняться и постучать в ее дверь – но под каким, спрашивается, предлогом? Хотел взять в гараже мою машину и поехать на тот берег Луары, в домик, где жил Ромуальд... Но это было бы неосторожно, ведь сапфир все еще находился у меня. Пришлось дожидаться утра. Я не сомкнул глаз ни на минуту.

– Я тоже, если это вас утешит, – вздохнул Альдо, наливая большую чашку кофе. Гость тем временем быстро управился с огромным куском хлеба, щедро намазанным вареньем. – И вы, разумеется, с утра поехали в домик Ромуальда?

– Да, а чтобы пересечь реку, надо доехать до Блуа, потому это и заняло так много времени. Я нашел там вещи Ромуальда в полном порядке, но больше – ничего. Можно подумать, что он испарился.

– Несчастный случай? – предположил Альдо.

– Какой, где? Его мотоцикл так и стоит под навесом в саду. Одно из двух: или Ромуальда похитили – но кто, зачем и куда его увезли? Или... Не стану скрывать, Морозини, мне страшно!

– Вы думаете, его убили? – Альдо содрогнулся.

– Как знать? Может быть, никакой другой лодки и не было? У реки так просто избавиться от человека...

Он нервно кашлянул, и вдруг за ангельской маской беззаботного чудака Альдо увидел человека серьезного, не чуждого тревог, с горячим и любящим сердцем, какое трудно было в нем предположить. Страх за Ромуальда терзал Видаль-Пеликорна. Рука Морозини потянулась через стол и мягко легла на ладонь недавно обретенного, но уже очень дорогого друга.

– Что вы намерены делать? – тихо спросил он.

Видаль-Пеликорн пожал плечами.

– Перерыть всю округу и найти хоть какой-нибудь след. Для начала отправлюсь в Блуа, узнаю – вдруг в Луаре нашли тело...

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru