Пользовательский поиск

Книга Единственная. Страница 4

Кол-во голосов: 0

Мэгги повернулась к Шлефферу.

— Ты хотел их. Вот и получил.

Тот побледнел и принялся было спорить, но, увидев грозное выражение лица мадам, лишь кивнул. Мэгги вернулась в кабинет, закрыла дверь и изнутри привалилась к ней.

— Черт, как же мне опротивела эта жизнь.

— Может быть, я избавлю вас от проблем, дорогая леди. — В большой комнате раздался низкий мужской голос.

Из полутемного угла материализовался Джуд Ласло и приблизился со своим обычным самодовольным видом.

— Ты же прекрасно знаешь, что в кабинет без приглашения заходить нельзя.

— Я просто искал вашего компаньона.

— Его здесь нет. Проваливай.

— Ну, ну, Мэгги, дело ли это, так разговаривать со старыми друзьями? Я не видел тебя чуть ли не целый год, На его подвижных губах показалась вкрадчивая улыбка, обнажая ровные белые зубы. Джуд не сомневался, что со своими кудрявыми каштановыми волосами, крупными правильными чертами лица он неотразим. Он был высок, грудь имел бочкообразную, мускулы крепкие — чего же еще надо большинству женщин!

Мэгги с первого раза разглядела в этих ледяных зеленых глазах жестокость. Она шлепнула его по руке, когда, резвясь, он потянулся к ее золотистым локонам, спускающимся на плечи.

— Я же сказала, проваливай. — Голос ее был холоден как лед и угрожающе спокоен.

— Где Флетчер?

— В Хермосилло. Ласло выругался.

— Вчера вечером у него разболелся зуб. И на рассвете он уехал туда к дантисту. Я думаю, он приедет не раньше чем через несколько дней.

Он еще шире улыбнулся, а кошачьи глазки засверкали. Схватив ее одной рукой, он прижал ее к себе.

— Вот и хорошо. Значит, мы с тобой сумеем…

— Не сумеем. — Не вынимая из кармана юбки небольшой кольт 32 калибра, она приставила дуло к его промежности. — Только пикни еще, и я отстрелю тебе твое хозяйство.

В тишине безошибочно можно было определить, как клацнул взводимый курок.

Он побледнел и медленно отступил.

— Потискал бы тебя, но ведь ты же самая ненормальная из всех женщин, которых я встречал.

— Ты бы потискал, да мне не хочется. Тем более, что ты и не умеешь.

— Понять не могу, зачем Флетчеру такая холоднокровная рыба тут. У тебя что, кусок льда между ног, а?

— Вот и радуйся, что не узнал. А то бы твой конец замерз и отвалился, — с притворной лаской сказала она.

Он выругался, обошел ее и исчез, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Закрыв на замок дверь кабинета, Мэгги спустила револьвер с боевого взвода. Затем подошла к тумбочке, стоящей у стены за письменным столом, и плеснула себе глоток бурбона одиннадцатилетней выдержки. С каждым годом напиток усваивался все легче. В этом она видела плохой знак. Решительно отставив графин, она поставила пустой стакан. Дополнительных порций сегодня не будет.

Ей д6 смерти надоели эти грязные, надменные мужланы, мозговых извилин у которых не больше чем в булыжнике. И не важно, невзрачный ли это Джек Шлеффер или смазливый Джуд Ласло. Все они отвратительны. И вообще, она не могла припомнить ни одного мужчины, который не вызывал бы у нее неприязни — физической, во всяком случае. С тех пор как ее девическое увлечение Уоленом Прайсом закончилось крахом и предательством, она научилась использовать мужчин. Без всяких чувств.

Разумеется, из них выделялся Барт, но Барт Флетчер никогда не был ее любовником. Наставником, доверенным лицом, деловым партнером — да… Она многим была обязана ему, но последнее время их ровные отношения стали ухудшаться, и она не могла понять почему.

Раздраженно пожав плечами, она выбрала платье, соответствующее ее должности внизу. Каждый вечер она устраивала игру в блэк-джек. В конце концов, разве за семь лет это не могло превратиться в привычку?

Салун «Серебряный орел» открылся уже в 1861 году. Это было единственное двухэтажное здание в Сан-Луисе. В названии салуна Барт Флетчер просто смешал элементы английской геральдики и образ, привычный мексиканскому мышлению. В годы бума заведение процветало. Его бары, игорные столы и бордель на втором этаже каждую ночь работали с полной нагрузкой.

Мэгги начала работать на Барта в — 1873 году. Через год они стали компаньонами. Хорошая мадам, умная, здоровая и честная, была находкой для, любого заведения, не говоря уж о такой дыре, как горняцкий городок в пустыне Сонора. Они составили хорошую команду и зарабатывали приличные деньги. Какое-то время. Теперь же… Мэгги покачала головой и занялась картами.

Она вгляделась в лица двух своих партнеров по игре — богатого скотовода Грегорию Санчеса и десятника с рудников Матео Гузмана. Санчес от следующей карты отказался. Гузман попросил одну. Она сдала ему десятку, а себе семерку с королем, да четверка у нее уже была.

— Двадцать одно, джентльмены, — сказала она с профессиональной улыбкой.

Санчес, у которого было две картинки, лишь философски пожал плечами. У Гузмана, с дамой и девяткой, получился перебор; он с отвращением швырнул карты и величественно удалился.

Машинально перемешивая карты, она размышляла над причинами своего скверного настроения. Неужели отсутствие Барта сделало ее такой мрачной и раздражительной? Все пришлось одно к одному: и это, и ничтожество Ласло со своими расспросами, не говоря уж о том, что пришлось уволить двух лучших девушек.

И что этому мерзавцу Ласло нужно от Барта? Она рассмеялась про себя. Бартли Веллингтон Флетчер не был ангелом. Просто в этой душной дыре я за два дня отупела без умного собеседника.

И все же дело было не только в этом, — Мэгги понимала. Она устала от необъяснимой полосы невезения и работы без отдыха. Когда она всерьез занялась совместным делом с таким мелким мошенником, как Барт Флетчер, жизнь действительно стала проходить мимо. Ей уже исполнилось тридцать четыре, но за все эти годы жизни в Мексике она так и осталась чужестранкой, вечно одинокой, замкнутой, годной лишь на выслушивание сердечных излияний девушек. Терпеливо относилась она и к признаниям напившихся мужчин, отвергая притязания таких ничтожеств, как Ласло, или редких заезжих чужаков, еще не знакомых с la americana intacta. Intacta. Недотрога. Целомудренная. Мэгги усмехнулась про себя. Ни один мужчина уже давно не касался ее, но она вовсе не была целомудренной. Ее мысли унеслись далеко от игры, и заведению пришлось раскошелиться на проигрыш Санчесу и какому-то горняку, занявшему место Гузмана. Подозвав одну из девушек себе на замену, она извинилась и пошла по лестнице наверх на традиционное послеполуденное чаепитие, к которому приучил ее Барт. Она уже миновала середину лестницы, когда вошел он. Она мгновенно обернулась, словно почувствовала, что присутствие этого человека проигнорировать не может.

4

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru