Пользовательский поиск

Книга Единственная. Страница 115

Кол-во голосов: 0

— Понимаешь, у меня к тебе совсем другие чувства, нежели к Элизабет. — Она настороженно напряглась в его объятиях, но осталась неподвижной, пока он продолжал:

— Я был благодарен Элизабет. Я боготворил ее, поставив на пьедестал. Но это не те чувства, которые мужчина должен испытывать к женщине. Она была хорошей женой, исполняла свой долг… пока не забеременела и попросила извинения, что из-за деликатного своего положения…

Мэгги и представить себе не могла, как такой энергичный мужчина, как Колин, может обходиться без женщины. Но еще меньше она могла себе представить его нарушающим брачный обет.

— И ты сделал так, как она просила.

— Да. И ты знаешь, хотя тогда мне было двадцать три, мне было легче обходиться ночью без нее, чем сейчас без тебя. Я становлюсь злым и виноватым. И выплескиваю эту злобу на тебя, хотя на самом деле чувствую совсем другое. Я сгораю по тебе, Мэгги!

В настоящем браке должен быть огонь. Слова Айлин вспыхнули в ее мозгу. Видит Бог, даже когда у них с Колином не было ничего общего, огонь оставался.

— И ты больше не будешь чувствовать себя виноватым и злым? — Она подняла голову и посмотрела в его живые золотые глаза.

Хмурая улыбка вновь искривила его лицо, а глаза потемнели от страсти.

— Нет, я больше не буду чувствовать себя виноватым, потому что люблю тебя больше, чем Элизабет. Что же касается злости, — Господи, женщина, да ты меня можешь до сумасшествия довести!

Он поцеловал ее, и она ощутила привкус дыма и желания, страсти и радости. Она ответно открыла губы, вцепившись ногтями в его широкие плечи, и услыхала, как он низко простонал от страсти.

Несколько минут длилось это яростное объятие под луной, пока тела подтверждали то, что высказали слова. Нехотя они оторвались друг от друга, сообразив, что находятся посреди ночной пустыни. Теперь и лицо Мэгги было измазано копотью. С нежной улыбкой он потер ее щеку.

— Я испачкал тебя, — сказал он мягко. — Ты теперь почти такая же замарашка, как и я, а мне нужна ванна. Пожалуй, нам надо бы подумать о возвращении на станцию смены лошадей, но для начала вот что…

Он полез в карман пиджака и достал кольцо.

— По-моему, это твое, жена, — ласково сказал он, надевая его на ее палец. Кольцо засверкало в лунном свете, и он накрыл ее палец ладонью и сжал. Мэгги подняла залитое слезами лицо и посмотрела в лицо любимого.

Она мягко провела пальцами по его запачканной сажей коже, осмотрела опаленную одежду.

— Ты пострадал, обгорел, Колин? Что случилось?

— Поехали на станцию. Расскажу по дороге. — Он свистнул Сэнда, вскочил на жеребца и затем помог ей сесть впереди себя.

Она устроилась в его объятиях с ощущением не испытанного доселе умиротворения и радости. Пока они ехали, Колин вкратце описал ей произошедшее с Иден и Волком и закончил сценой пожара в магазине Баркера.

— Этот малокровный Эдвард Стэнли стоял за всей тусонской шайкой! Потрясающе. Бедная старая Софи Стэнли. Надо думать, теперь-то Люсиль Гесслер заменит ее на посту законодательницы мнений светского общества Прескотта.

Колин фыркнул.

— Меня больше заботит наш ночной кров, чем то, чем займутся эти старые греховодницы. Пусть они там сами с собой сражаются сетями и трезубцами.

Представив себе, как ледяная сухонькая Софи и пухленькая Люсиль кружатся в гладиаторской схватке, Мэгги не выдержала и рассмеялась.

Колин уткнулся в ее шею и прошептал:

— Что тебя так позабавило?

Она вытерла слезы веселья и прошептала:

— Ничего особенного. Просто я счастлива. Вот и хихикаю, как школьница. — Она помолчала, потом спросила тихо:

— Колин, как ты думаешь, а кровати на станции мягкие или хотя бы большие?

— А это имеет значение?

— Нет. Вовсе нет.

Станция располагалась в обширном строении из саманного кирпича с традиционным внутренним двориком. В одном крыле находились стойла для лошадей, а в другом — кухня и столовая для путешественников. Номера для желающих заночевать были без особых удобств, но имя Колина Маккрори было известно даже в этом достаточно уединенном месте. Через час они уже устроились в номере, хоть и обставленном в спартанском духе, но чистом, где исходил паром в прохладном ночном воздухе большой чан горячей воды.

— Сначала леди, — сказал Колин, когда за служанкой закрылась дверь. Он показал на чан, пожирая Мэгги глазами.

— Тут достаточно места для двоих. — В ее глазах отразилось его ненасытное желание, когда она медленно подошла к нему.

— Я грязный после пожара, я всю воду загрязню, — сказал он голосом, приглушенным и хриплым.

— Наплевать. Еще нальем. Кстати, у тебя могут оказаться ожоги, о которых надо бы позаботиться. Я осмотрю каждый дюйм твоего тела, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке, — медленно сказала она, встречая губами кончик его языка и кладя руки ему на грудь. Пальцы начали расстегивать рубашку, проскальзывая под хлопчатобумажную материю, чтобы приласкать серебристо-темные волосы на груди.

У него перехватило дыхание, а потом сердце понеслось вскачь.

— Мэгги, Мэгги, — шептал он, взяв ее лицо в ладони и вглядываясь в тонкие любимые черты.

Взгляд скользил по тонкому прямому носу, громадным голубым фарфоровым глазам с пушистыми каштановыми ресницами, по изогнутым бровям. Благородные черты, дарованные ей предыдущими поколениями.

— Ты так прекрасна. Я восхищаюсь вами, миссис Маккрори. — И подушечками больших пальцев он провел по ее лицу.

Мэгги от блаженства на мгновение закрыла глаза, прижимаясь к нему, ощущая его тепло и силу крепкого тела. Его ладони медленно скользнули вниз, лаская шею, затем начали расстегивать жакет. Она помогала ему, быстро сбрасывая одежду с плеч. Пока он расстегивал ее кружевную блузку, она стягивала с него потрепанную рубашку.

Когда он распахнул блузку и ладонями обхватил ее груди сквозь ажурную сорочку, она изогнулась и застонала.

— Твое тело — сама роскошь и совершенство. И никогда не прячь его под корсет, — прошептал он.

Скоро ни один корсет уже и не подойдет. Она должна рассказать ему о ребенке. Но не сейчас. Попозже. Она опустила руки и принялась расстегивать ему ремень, языком обводя каждый мускул на плечах и груди. В считанные мгновения они раздели друг друга. Мэгги не хотела отпускать его, ей хотелось, чтобы он подольше постоял обнаженным посреди комнаты, освещенный светом лампы, отражающейся переливами на мускулах его большого крепкого тела. Она принялась покрывать быстрыми и легкими поцелуями ободранную и покрытую волдырями кожу спины и шеи.

115

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru