Пользовательский поиск

Книга Единственная. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

Глава 16

— Ничего особенного, обычное моющее средство, — засмеялась Мэгги ему в грудь, когда он подхватил ее на руки и вновь отнес на кровать.

После того как руки его отыскали ее влажную скользкую плоть, она уже ничего не говорила. Его пальцы, раскрыв эти волшебные лепестки внутри темного треугольника, начали ласкать их, теребя, поглаживая, пока от этого чудесного ощущения она не начала метаться по подушке.

Волосы ее темно-золотистым костром раскинулись по постели. С закрытыми глазами, с лицом, разгоревшимся от страсти, она задыхалась от его прикосновений. Мерцающая лампа бледным золотом заливала ее кожу. Его руки оглаживали шелковистую округлость бедер широко раскинутых ног, приглашающих его ворваться в пылающую сердцевину ее тела.

Сколько же мужчин созерцали обнаженную прелесть этого тела? Бесчисленное множество, решил он, и горечь охватила его. А многим ли она отдавалась с такой же вот страстью? Или она изображала ее? Нет, Мэгги прекрасный игрок в покер и хладнокровна в опасных ситуациях, но она не из актрис. Ему приходилось иметь дело со шлюхами, и они всегда реагировали механически, изображая удовольствие, и в их игру поверить было просто невозможно. А ее ответная страсть, он чувствовал нутром, была искренней.

Мэгги почувствовала, что его глаза осматривают ее озабоченно, а ласки, такие страстные и опьяняющие всего лишь мгновение назад, вдруг стали неторопливыми и вялыми. Он, опускаясь на нее всем телом, наклонился поцеловать ее, и она вгляделась в его лицо. Перед тем как их губы встретились, она-таки разглядела в нем нежность, и сердце ее подпрыгнуло от радости. Может быть еще не все потеряно, отважилась поверить она, возвращая тихий поцелуй.

Он обвел ее губы языком, затем прихватил нижнюю губу ртом и слегка потянул. Отпустив, он языком мягко вторгся в ее рот. Она прихватила его своим языком, пока он не убрал свой, а она последовала дальше, впиваясь и покусывая его губы, подбородок, шею. Он поднялся на вытянутых руках и вошел в нее, стараясь не торопиться.

Они смотрели в глаза друг друга, отбросив все страхи и предосторожности, ощущая лишь охватившие их чувства и предвкушая ту радость, которую подарят им тела. Мэгги ощущала, как внутри у нее все заполняется, словно Колин врывается не просто в нее, а во всю ее жизнь. И она уже не могла себе представить, как это они могут существовать отдельно. Он приносил ей боль, но и доставлял несказанное наслаждение. И она знала', что уже всегда будет любить своего мужа.

Колин ощущал, как ее тепло и мягкая нежность втягивают его в тот водоворот чувств, о котором он давно забыл и считал его умершим. По правде говоря, такого он и со своей прежней женой не испытывал. Там была ли любовь? Страшась ответа, он перестал сдерживаться и рванулся вглубь.

Бедра ее изогнулись в ответ, и она, подняв руки, взяла его лицо и притянула к себе. Мэгги хотелось кричать о своей любви. Но какой-то инстинкт удержал ее. Пусть лучше скажет тело. Она обхватила его ногами вокруг бедер и крепко сжала, заставляя его еще глубже продвинуться внутрь. Губы ее раздвинулись, жадно ожидая поцелуя'.

Они медленно двинулись вместе к высшей точке блаженства, вздохами и ласками заменяя слова. Она любила его. Он же боялся любви. Призраки прошлого маячили между ними, пока плоть не взяла свое и не разогнала все мысли, все страхи, и наслаждение все победило. И после такой борьбы наслаждение было еще более сильным.

Мэгги ногтями вцепилась ему в плечи, притягивая его к себе. Уже знакомые волны экстаза охватили всю ее, и она ответно яростно затрепетала, когда он содрогнулся, отправляя семя в чрево ее.

Колин обмяк, задыхаясь. Он зарылся лицом в копну ее волос, вздыхая запах лилий и мускус удовлетворенной плоти.

Он сполз набок, дотянулся до стола и выкрутил фитиль лампы. Комната погрузилась в темноту. Затем перекатился обратно к ней и укрыл их обоих одеялом.

Они уснули в тишине, так и не промолвив ни слова в ночном безмолвии.

На следующее утро Мэгги проснулась от ощущения потери тепла Колина. Тот уже бесшумно выккользнул из постели. Не открывая глаз, она слушала, как он тихонько шелестит одеждой, и ощущала его взгляд на себе. Он встревожен тем, что открылось ему ночью. Он не просто хотел ее, он нуждался в ней, и она понимала, что Колину нелегко смириться с этой мыслью. Она поклялась быть терпеливой и позволить ему самому во всем разобраться. Возможно, со временем он полюбит ее.

Когда дверь тихонько закрылась, она села на кровати и спустила ноги. И тут же ей пришлось пригнуть голову к коленям, пока не прошел приступ тошноты. Поднявшись на дрожащих ногах, она совершила короткий утренний туалет и натянула ту же пыльную одежду, что была на ней вчера.

Когда она вошла в главное помещение поста, Колина нигде не было видно. Услышав из кухни голос Иден, она направилась туда.

— Доброе утро. Надеюсь, тебе хоть немного удалось поспать? — сказала она, слегка обнимая подчерицу.

Иден посмотрела на бледное лицо Мэгги, заметила блуждающий взгляд.

— Судя по тебе, мне спалось лучше. Ну-ка, позавтракай. Кухарка Калеба показала нам его частную кладовую, где он хранил запас хороших продуктов.

Иден подтвердила и подозрения Мэгги насчет юной индеанки-кухарки, которую Калеб использовал как любовницу.

— Наверное, не кукурузная мука? — улыбнулась Мэгги юной кухарке.

— Что ты. Хочешь копченый бекон, пшеничный хлеб, консервированное масло? — Иден с улыбкой наблюдала, как индеанка нарезает бекон и хлеб.

Мэгги налила себе чашку дымящегося кофе и осторожно стала прихлебывать, успокаивая бунтующий желудок. Она не хотела тревожить Иден своим таинственным недомоганием, но, возможно, доктор мог бы что-то посоветовать.

— А где Торрес? Я понимаю, что он мало отдыхал, а может, и совсем не отдыхал, но мне надо его кое о чем спросить.

— Кажется, он поехал в какую-то отдаленную деревню, проверить, не докатилась ли туда болезнь. Если все нормально, то он должен скоро вернуться. Отец и Эд пошли в загон готовиться к отъезду в Тусон, — добавила Иден, выжидающе глядя на Мэгги. — Ты еще не спрашивала, возьмет он тебя с собой?

84
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru