Пользовательский поиск

Книга Девон: Сладострастные сновидения. Страница 27

Кол-во голосов: 0

Вот уже язык проник в глубокую долину между ее грудями, она вся выгнулась, чтобы быть плотнее к этому теплому ветерку, который обвевал ее через тонкий материал, отделявший ее плоть от плоти Хантера. Она не сопротивлялась, когда пальцы Хантера ласково пройдясь по застежкам ее платья, расстегнули его, и оно мягко упало к ее ногам. Его руки вернулись к ее плечам, и вот уже нижняя рубашка скользит вниз и падает поверх зеленого муслина.

В этот момент на горизонте взошла луна, и ее холодный свет погрузил в серебро обнаженное тело Дэвон. У Хантера оборвалось дыхание. Серебро горело каким-то волшебным пламенем — никогда он не видел ничего более прекрасного. Он с трудом оторвал взгляд от ее коралловых сосков и снова всмотрелся в эти пленительные глаза. В их таинственной глубине не было ни сожаления, ни стыдливости, они отвечали — да, да, да! — на призыв его плоти. Он поднял руку, провел пальцем по ее губам. Она улыбнулась, перехватила его руку, прижала ее к щеке. Как кошка она потерлась о его ладонь, ее глаза и тело молча призывали его.

Хантер провел руками по ее спине, погрузив их в густой шелк волос. Еще один поцелуй в полуоткрытые губы — поцелуй, который не оставлял ничего недоговоренного и ни одно ощущение незатронутым. Хантер наклонился и быстрым движением подхватил ее на руки, подошел к постели и уложил. Долгим-долгим взглядом окинул ее всю, резким рывком стянул через голову рубашку, небрежно отбросил ее в сторону. С легкой улыбкой стянул грязные нанковые брюки и бросил у кровати.

Дэвон затаила дыхание — какой же он красивый, вот такой — обнаженный! Настоящий бог, спустившийся к смертным. Широкие плечи, выпуклая грудь, плоский живот, сильные бедра, длинные мускулистые ноги — он был воплощением мужественности. И это его мужское естество, гордо поднявшееся, такое уверенное в себе и так жаждущее ее…

Дэвон сделала судорожный вздох и облизала пересохшие губы. Снова посмотрела ему в лицо. Он смотрел за ее реакцией. Его взгляд пронизал ее всю какой-то струей расплавленного тепла, нет, конечно же жара, ощущение которого достигло особой остроты где-то в самой сердцевине ее естества. Как она его желала! Она никогда не испытывала ничего подобного.

Что с ней будет? — эта мысль на какое-то мгновение проникла в ее сознание. Она отогнала ее. Завтра, завтра, потом, а сейчас она хочет забыть обо всем — кроме этого мужчины и тех ощущений, которые он ей дает. Она медленно, призывно протянула к нему руки…

Хантер вновь приник к ее губам, и все ушло в ночь — кроме того, что было вызвано его прикосновением. Вся она, всеми своими чувствами потянулась навстречу этому мужчине, который начал медленное, мучительно сладкое путешествие по ее телу — с головы до ног. Вот он коснулся бусинок ее сосков — она застонала от наслаждения, он обласкал их языком… Вся ее кожа, казалось, собралась там, у вершины груди — во всяком случае ей хотелось именно этого… Она прижалась к нему, инстинктивно выгибаясь, чтобы ощутить твердость его члена.

Ой, как жалко, он оставил ее груди! Вот он медленно, дюйм за дюймом продвигается вниз, к темному треугольнику внизу живота. Все ее тело затрепетало, когда он коснулся языком там, между ногами. Она раскрылась вся, она совершенно не ощущала никакого смущения от его интимнейшей ласки. По мере того, как он все глубже и глубже проникал в бархатные глубины ее естества, волны возбуждения становились все выше и выше, срывающимся голосом она называла и называла, повторяла и повторяла его имя — ритуал древний как само время, но такой новый для нее… Пальцами она вцепилась в матрац, перекатывала голову из стороны в сторону, стараясь поднять бедра как можно выше, чтобы он ощутил ее всю. Жаркий ток желания сжигал ее, стон какого-то отчаяния и ненасытного желания сорвался с ее уст. Как потушить этот пожирающий ее огонь? Она яростно взмолилась:

— Хантер, люби меня, возьми меня! Ему и не требовалось приглашения. Он раскинул ей ноги, приподнял бедра и с силой врезался в мягкую, влажную плоть. Дэвон дернулась и вся сжалась. В глазах плеснулась боль: вот и конец ее невинности… В обращенном на нее взгляде Хантера было удивление, почти шок. Он не верил сам себе. Эта женщина, такая разнузданно чувственная, так откликающаяся на его ласку, так яростно требовавшая его любви — она была девственницей!

Хантер потряс головой, будто стараясь очнуться от сна. Нет, это невозможно! Женщина с ее прошлым не могла сохранить невинности… Она крала. Значит, она готова была сделать все что угодно за деньги.

«Я, может быть, воровка, но я не шлюха», — эти слова Дэвон молнией пронеслись у него в мозгу. Он тогда ей не поверил. Он думал, что она просто разыгрывает оскорбленную невинность.

— Черт… — приглушенно выругался Хантер, а его тело призывало его завершить то, что он начал. Его плотно охватывала ее тугая, горячая плоть. С каждым вздохом напрягшиеся мышцы ее влагалища ласкали его член. Это было для него слишком. Хватит думать о своей вине. Слишком поздно, чтобы что-либо исправить… Он мягко, ласково провел ей рукой по щеке.

— Я сделал тебе больно, теперь дай мне тебя удовлетворить…

Он вновь коснулся ее губ, вкусил их сладость. Начал медленные движения бедрами — давая ей возможность приспособиться к своему ритму. Кровь стучала у него в ушах — все его ощущения достигли небывалой остроты. Это было похоже на полет орла — выше к облакам, вниз к земле — потом опять, и опять… Они неслись куда-то вперед по горячему потоку страсти, и каждое их движение поднимало их выше и выше… куда-то, где не только их тела, но и души соединялись, вкушая благословенный дар, ниспосланный Господом любящим парам. Звездная пыль кружилась вокруг них… каким-то магическим образом тела их как росой покрывались бриллиантовой россыпью… Древний неистребимый танец любви… Их тела пульсировали в унисон, приближаясь к вершине наслаждения.

Хантер вонзился в самую глубину ее жаждущего тела и, впрыскивая в нее свое семя, успел услышать ее вскрик — вскрик экстаза и удовлетворения. Тяжело, порывисто дыша, он рухнул на нее, успев подставить локти и зарывшись головой в ее влажные груди.

Она покачивала его голову там, как в колыбели, нежно перебирая темные влажные от пота волосинки его бровей. Ритм ее сердца восстановился, в каюту стала возвращаться действительность. Она же властно вторглась и в сознание Дэвон. Нет, она не хочет правды Слишком рано. Она хочет хотя бы чуть подольше продлить это очарование — держать Хантера в своих объятьях. Она хотела представить себе другой мир — такой, в котором Хантер полюбил бы ее так же, как она любит его. Она хотела, чтобы он был рядом всегда — на всю жизнь… Однако по мере того, как ночной воздух охлаждал и высушивал ее омытое жарким потоком любви тело, она все больше проникалась мыслью, что это, увы, невозможно. Тяжелые сапоги реальности беспощадно растаптывали пустые мечты. Для мужчины, который сейчас в ее объятьях, она не станет никогда чем-то большим чем куском его собственности.

Дэвон еще крепче прижала к себе Хантера. Он владел сейчас не только ее телом. За этот последний час он далеко продвинулся в том, чтобы завладеть ее душой. Мысль была неутешительная. Ведь ей суждено всегда жить где-то на обочине его жизни. Она будет его служанкой — и только; она не будет ни его любимой, ни его женой, ни матерью его детей. У нее останется только память о времени, которое они провели вместе — здесь, в этой каюте. Когда они прибудут в Виргинию, она снова окажется в положении рабыни.

— Тогда надо использовать время, пока оно еще есть, — шепнула она в ночь и вновь нежно погладила Хантера по щеке. Она будет наслаждаться каждой секундой, когда они будут вместе за эти несколько недель, которые отделяют ее от Америки … и пусть у нее накопится столько воспоминаний, чтобы ей их хватило на всю оставшуюся жизнь…

27
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru