Пользовательский поиск

Книга Девон: Сладострастные сновидения. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Они медленно опустились на сверкающий под лунным светом песок. Поток чувств заставил их забыть о недавней ссоре. Сейчас они были готовы отдать все, чтобы еще раз снова испытать то, что их объединяло в те ночи на «Джейде». И вот они уже, обнаженные, лежат на своей небрежно брошенной одежде, купаясь в лунном свете, их тела — как расплавленное серебро, его поток пульсирует в ритме любви. Шум прибоя слился со звуками того бурлящего водоворота страсти, который поглотил их целиком. С каким наслаждением он раз за разом вторгался в ее горячее жаждущее тело! Он купался в ее нектаре, его губы сливались с ее, ее руки нежно и властно охватили его широкие плечи. Нет, она не просто наслаждалась его ласками, она сама давала ему никогда не испытанное, бешеное наслаждение. Вот он оторвал от нее свои губы, выгнулся назад и излил в нее свое семя. Дэвон не отпускала его. Мгновение — и всесокрушающая волна оргазма потрясла и ее. Это началось где-то в самой глубине ее тела — откуда расширяющимися спиральными волнами прошло по всему ее существу. Она вся затрепетала — от головы до кончиков пальцев ног. Крик экстаза вырвался у нее из груди, и Хантер, наслаждаясь сам ее волнообразным оргазмом, закрыл ей рот нежным поцелуем.

Морской бриз медленно осушал их разгоряченные тела. Хантер не выпускал ее из рук. Они лежали молча, не зная что сказать друг другу. Луна, медленно совершавшая свое обращение, зашла наконец за тень пальм… стало темно…

Вместе с луной ушло и то, что они искали и находили друг в друге, — наслаждение, радость, сладкое, непередаваемое словами чувство соития. Они медленно поднялись, оделись. Было тихое, раннее утро, время спокойствия и мира в природе. Но между мужчиной и женщиной, которые сейчас тихо брели в направлении гостиницы, мира не было. И его никогда не будет. Страсть позаботится об этом.

В конце пляжа Хантер остановился и посмотрел на свою спутницу.

— Теперь ты понимаешь, что я тебя не отпущу, — тихо сказал он.

Дэвон кивнула.

— А ты понимаешь, что после сегодняшнего я сделаю все, что в моих силах, чтобы избавиться от тебя?

Теперь была очередь Хантера кивнуть.

— Я другого от тебя и не ожидал, Дэвон. Но тебе это не удастся. Мой союзник — сам король и его воля. Я удержу тебя, чего бы мне это ни стоило.

— Я все равно убегу, Хантер. Я найду способ Я не буду жить с тобой как твоя раба, — Дэвон повернулась и оставила Хантера размышлять над сказанным.

Он ощутил озноб в спине — и вовсе не от прохладного ветерка с моря.

Глава 9

Солдаты в красных мундирах тщательно проверяли каждый ящик и каждую бочку выгружаемую из трюма «Джейда» на пирс, пытаясь обнаружить там оружие и боеприпасы. Такая контрабанда ни в коем случае не должна была попасть к революционерам. Мускулистые, лоснящиеся потом докеры работали быстро и споро. Доставленные из Сент-Юстисия ящики с бутылками рома, бочки с сахаром, связки свежих фруктов — все это выстраивалось вдоль набережной, ожидая отправки в принадлежащие Баркли склады, откуда они будут проданы торговцам из Вильямсбурга.

Нервная тошнота подступила к горлу Дэвон, которая стояла у леера, наблюдая за этой картиной. Прошлой ночью Хантер сказал ей, что они прибудут в порт назначения после полудня. Солдаты и все, что было с ними связано, были лишь дополнительным поводом для беспокойства, если не отчаяния, которое она испытывала.

Дэвон не ожидала ничего хорошего от прибытия в Виргинию. Последние две недели, которые занял рейс на север от Сент-Юстисия, она провела в попытках найти способ как-то освободиться от своего чувства к Хантеру Варкли. Результатом, однако, было какое-то болото разрозненных мыслей и чувств, в которое она проваливалась все глубже по мере приближения судна к берегам Америки.

Ее мучила непрерывная тошнота. Морская болезнь, едва они покинули Сент-Юстисий, вернулась и взяла реванш. За весь день она могла проглотить по нескольку кусочков пищи, не больше. Она потеряла в весе, тени под глазами цветом напоминали тучи, собравшиеся в небе.

Дэвон с трудом подавила начинавшийся приступ рвоты. А тут еще эти солдаты. Если бы они только узнали, что «Джейд» уже разгрузила ту часть груза, которая их могла заинтересовать! Хантера бы сразу арестовали и привлекли к суду как изменника.

Но он все продумал. Накануне в полночь «Джейд» с опущенными парусами зашла в устье одной из рек, впадавших в океан. Там ее ждали несколько человек на баркасах. Они бесшумно перегрузили в них драгоценные ящики с оружием и бесследно исчезли. Теперь по внутренним рекам, речкам и каналам оружие потечет к тем, кому оно нужно, чтобы бороться за дело свободы.

Дэвон бросила взгляд на мужчину, стоявшего на юте и наблюдавшего за разгрузкой. Какой он смелый! И как он красив! Руки за спину, ноги широко расставлены, он снова выглядел как тот гордый джентльмен-англичанин, которого она впервые встретила тогда в Лондоне. В темно-сером пальто и брюках, белой сорочке и элегантно завязанном галстуке — все это ярко контрастировало с его загорелым лицом — он уже ничем не напоминал того громилу, который завоевал ее сердце — и ее тело, когда «Джейд» была в пути из Англии к Наветренным островам. Никто, глядя сейчас на Хантера, не сказал бы, что он выступает на стороне тех, кого он называл патриотами.

Дэвон увидела, как он наклонился к этому гиганту, которого звали Мордекай, и что-то сказал ему. Мордекай засмеялся, кивнул, и они оба замахали руками кому-то на берегу. Дэвон взглянула туда, и сердце ее упало. Там стояли две женщины — они тоже приветственно махали руками. Одна была тоненькая и невысокая, копна ее волос темными завитушками спускалась почти до пояса. В чертах ее лица угадывалось сходство с Хантером Баркли. Вторая была того же роста, только более пухленькая, с простым, приятным лицом.

Как животное инстинктом чувствует соперника на своей территории, так и Дэвон сразу же поняла, что она видит перед собой женщину, на которой Хантер собирается жениться. Боже мой, но ведь она ничуть не хуже ее! Элсбет Уитмэн вовсе уж не такая красавица. Но тут на сердце свалился еще один камень. Элсбет улыбнулась Хантеру, и ее лицо осветилось какой-то внутренней красотой — да, несомненно, в ней много теплоты, доброты, и, конечно, она очень привлекательна для мужчины. Она выдержит сравнение с любой европейской красоткой.

Внезапный озноб пробрал Дэвон до костей, и она потуже закуталась в наброшенную на плечи шаль. Вообще-то день был хотя и облачный, но теплый; просто что-то холодное, ледяное проникло ей внутрь, в ее кровь. Она боялась этой минуты с того самого момента, когда впервые узнала о будущей женитьбе Хантера. Мягкие черты лица Элсбет Уитмэн скрывали в себе для нее жесткие мрачные тени ее будущего. Теперь ее разлучат с Хантером… она отныне будет не более как его прислужницей, где-то на отшибе.

Посреди всей окружавшей ее суматохи она вдруг опять почувствовала себя одинокой, как тогда, в десять лет, в доме своего отца.

Там, за мачтами корабля, лежала новая страна с новыми людьми. Но деревянные и кирпичные стены Вильямсбурга — Хантер сказал ей, что он расположен в восьми милях от побережья — станут для нее еще хуже, чем стены Макинси-Холла, когда там жил ее отец. Здесь никто о ней не позаботится. Нет здесь ни Хиггинса, ни Уинклера. Она одна, совсем одна.

Дэвон крепко схватилась за леер — на нее обрушился еще один приступ тошноты. Как ей сейчас их недоставало — этих двух верных друзей! Они были с нею в самые тяжелые времена ее жизни. Теперь у нее никого. И ничего — никаких перспектив на будущее. Вот она, будущее Хантера — стоит, машет ему рукой. Да, там, на Сент-Юстисии он с ранящей четкостью все объяснил. Она — его рабыня, и он ее никогда не отпустит.

Последние две недели на борту «Джейда» не были легкими для них. Он был так близок — рукой подать; и конечно, он был бы снова с ней, если бы она его позвала, но после той ночи любви на пляже между ними прошла какая-то трещина, нет скорее даже открылась пропасть. Она узнала, что у него есть другая женщина, и этого никакое физическое желание не могло преодолеть.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru