Пользовательский поиск

Книга Атлас и серебро. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

Поднимаясь на крыльцо небольшого опрятного домика, в котором она снимала комнату, Шенандоа вдруг с грустью подумала, что не может принять сестру в своем собственном, таком же чистом и уютном доме. Ведь все шесть лет они с дядей постоянно переезжали из одного поселка в другой. В их кочевой жизни не было возможности ни завести постоянное убежище, ни даже обзавестись небольшим количеством вещей. Имея лишь то немногое, что можно было унести на себе, они были чрезвычайно легки на подъем и довольствовались временным жильем, снятым в отеле или меблированных комнатах.

Дядя, потеряв в войну все, чем владел, больше не рисковал обзаводиться домом или землей. Шенандоа оставалось только с тоской вспоминать безмятежную жизнь с отчимом, матерью и Арабеллой в Филадельфии. И хотя она ни разу не призналась в этом дяде, втайне продолжала лелеять мечту о тихой и уютной жизни в кругу семьи.

Шесть лет Арабелла оставалась в Филадельфии, живя с тетей в крохотном домике. Вряд ли теперь меблированные комнаты придутся ей по вкусу. С другой стороны, это совсем неплохо, что Шенандоа встретит сестру в тесной спальне, а обед им подадут в общей столовой, внизу. Ведь за все шесть лет она ни разу не пробовала стряпать, а заодно и убирать, да и шить тоже. Словом, все премудрости, которым учила их мать, оказались отодвинутыми на задний план и припрятанными где-то в дальнем уголке сознания; – как иначе сосредоточиться на дядиных уроках профессиональной игры?

А вот Арабелла только и делала, что училась быть настоящей благовоспитанной леди. Она-то уж должна знать, как приготовить обед и вообще содержать в порядке дом. Внезапно Шенандоа сама подивилась тому, как сильно отличается от обычных юных особ. На смену удивлению пришло сожаление об утраченном – но и гордость оттого, что удалось приобрести взамен. Оставалось лишь уповать на то, что разница между ней и Арабеллой не помешает их прежней тесной дружбе.

Тихонько поднявшись к себе в комнату, девушка старательно заперла дверь. Стоя перед зеркалом над умывальником и вынимая шпильки из прически, она размышляла: кто больше всех страдает от одиночества – она сама, ее сестра или дядя? Она вскинула голову – и каштановые волосы тяжелой волной обрушились на се плечи. Как же случилось так, что она дожила до двадцати одного года, но так и не обзавелась кавалером? Хотя мужчины и находили ее привлекательной, кочевая жизнь отнюдь не способствовала более или менее постоянной привязанности. А может, ей попросту не посчастливилось встретить достойного мужчину? Как бы там ни было, но она чувствовала, что где-то в глубине ее души поселилось смутное беспокойство.

Впрочем, столько всего произошло за последние дни. Во-первых, ее сестра наконец-то может жить с нею. Затем – на ее глазах застрелили партнера по покеру, а незнакомец спас ей жизнь. Чего же удивляться, что до сих пор у нее душа не на месте.

Надо просто стараться думать о чем-нибудь приятном, например, о письме от Арабеллы. Девушка присела на край кровати, вытащила из письменного стола листок, развернула его и принялась читать:

«28 марта 1883 г. Дорогая Шенандоа!

Долгие мучения тетушки Эдны наконец-то кончились. Слава Богу, боль отныне не терзает ее. И хотя мне ужасно ее не хватает, я не могу не радоваться тому, что получила возможность перебраться на Запад.

Расплатившись с долгами, я осталась почти ни с чем. Хорошо, что хватило денег купить билет до Томбстоуна, кое-что из одежды да подарки для тебя и дядюшки Эда.

Надеюсь, что не стану для вас обузой – ведь и я кое-что умею делать. Мне дали образование, научили отлично шить и вести хозяйство – словом, ты и сама все знаешь.

Надеюсь приехать примерно в середине апреля, так что готовься к встрече. Жду не дождусь, когда смогу тебя обнять.

Твоя любящая сестра Арабелла».

Шенандоа отложила письмо, все еще с трудом веря, что Арабелла в скором будущем окажется с нею. Надо начать готовиться к встрече. А уж как удивится и обрадуется дядя, когда они вдвоем припожалуют к нему в Ледвилл! И этот счастливый день не за горами.

Скинув свое атласное платье, Шенандоа улеглась в кровать. Она с силой зажмурила глаза и подтянула одеяло повыше. Впереди – очередная долгая ночь за столом с зеленым сукном, и ей необходимо выспаться. Ничего особенного – ее обычный бизнес. Однако и Шустрый Эд, и она славились своей стойкостью, просиживая за игрой до полутора суток кряду. Ей не хотелось ронять марку, и она всегда старалась находиться в форме.

Однако сон бежал от девушки в ту ночь. Перед глазами упрямо возникал образ чужеземца с пронзительными синими глазами и светлыми золотистыми волосами.

Глава 2

Роже Роган легко и стремительно шагал в сторону салуна «Голубой старатель». Под жилетом на туго затянутом ремне висела кобура – как раз под левым локтем. Кольт сорок пятого калибра напоминал своей тяжестью о бедолаге, застреленном недавно в казино «Держу пари». Обычно он старался воздерживаться от убийства и применял оружие лишь в тех случаях, когда ставкой становилась жизнь – в частности, его собственная. А ему предстояло относиться к Шенандоа Девис как к части себя до тех пор, пока он не доставит ее в Ледвилл, в штат Колорадо.

Толчком распахнув двери «Голубого старателя», он вошел внутрь. Вот удивится Шенандоа Девис, когда узнает, что спасший ей жизнь незнакомец должен также и доставить ее в целости и сохранности в Ледвилл, к дяде. Теперь, повстречавшись с нею, он сильно опасался, что девушка может одобрить подобный план. Честно говоря, он и сам был не в восторге – до того дня, пока не познакомился с ней. Зато теперь надеялся, что поездка может оказаться приятной, – если, конечно, удастся избежать опасностей в пути.

В тесном помещении салуна было нечем дышать из-за густого табачного дыма и неистребимого духа дешевого виски. Протолкавшись к бару, Роже заказал выпивку. Даже прислонившись к отполированной до блеска стойке, он изрядно возвышался над толпой. Сжимая в руке свой стакан, Роган принялся высматривать в толпе нужного ему человека.

Звали его Том Бартон, в своей среде он был известен как весьма искусный и удачливый старатель. Он-то и согласился на встречу в этом салуне. На свете вряд ли найдутся более опытные рудокопы, чем валлийцы. Том вырос в Уэльсе и еще мальчишкой работал на тамошних шахтах. Тем же занимался он и здесь, на Западе. Роже очень хотел заполучить валлийца в управляющие своей шахтой в Ледвилле. Все, что для этого требовалось, – уломать Тома перебраться в Колорадо.

Пробравшись в глубь зала, Роже пристроился за круглым столиком, привалившись спиной к стене. Бартон предупредил, договариваясь о встрече днем на руднике, где он сейчас был управляющим, что сможет прийти очень поздно. Дела в Томбстоуне шли из рук вон плохо. Грунтовые воды поднимались все выше, и хотя все помпы работали на полную мощность, вода неуклонно затопляла шахты. Роже полагал, что дни рудника в Томбстоуне сочтены.

Резким движением левой руки он опрокинул в горло половину содержимого стакана и опустил его на стол, брезгливо поморщившись. Пойло оказалось хуже некуда. Если пьющий его человек не спалит себе кишки до двадцати пяти лет – его можно считать счастливчиком. Роже в свои двадцать восемь мог похвастаться совершенно здоровым желудком, и это потому, что покупал обычно хорошо очищенное виски. А такие вещи вряд ли водились в местах, подобных «Голубому старателю».

Поморщившись снова, Роже все же допил остальное. Жжение в желудке не смогло отвлечь его от тревожных мыслей. Равно как и вынужденное безделье в данный момент. Поколебавшись, он вытащил из жилетного кармана несколько телеграмм. Осторожно разгладил их на столе и снова прочел:

«11 февраля 1883 г.

Твои отец и дядя умерли. Блэки рыщет по руднику. Приезжай немедленно.

Кугуар Кейн».

«4 марта 1883 г.

Дела ухудшаются, Блэки начал копать. Приезжай поскорее или потеряешь серебро.

Кугуар Кейн».

«1 апреля 1883 г. Время на исходе.

Кугуар Кейн».

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru