Пользовательский поиск

Книга Алый восход. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

Они были красными и в пузырях от ожогов, однако Элизабет почти не чувствовала боли. Сейчас она испытывала одно лишь чувство – чувство величайшего облегчения.

Джед стоял в нескольких шагах от нее, все еще с ружьем в руке. Он смотрел на Элизабет, он видел только ее.

– Это потребовало огромного мужества, – прошептал он наконец.

Элизабет подняла на него глаза.

– Это было не мужество. – Она на несколько секунд задумалась. – У меня просто не было выбора.

Любовь заполняла ее сердце, и Джед почувствовал это. И теперь рухнула разделявшая их стена непонимания. Они так много потеряли, они столь многим рисковали, и в их сердцах еще оставалось столько боли… Но все это не могло изменить главного: теперь было ясно, что место Элизабет здесь, рядом с мужем.

Они смотрели друг другу в глаза и видели в них любовь. Они чувствовали любовь, чувствовали, что нужны друг другу.

Джед вновь заговорил:

– Я хотел только одного – заботиться о тебе. Элизабет покачала головой и, не сводя с него глаз, прошептала:

– Нет, мы должны заботиться друг о друге.

Она шагнула к нему, и он отбросил ружье. Медленно они приблизились друг к другу и обнялись.

Эпилог

Ранчо „Три холма“, 1841 год

На лугу, заросшем маргаритками, возле весело журчащего ручья сидели рядом Элизабет и Джед. Сидели, глядя счастливыми глазами на долину, простиравшуюся внизу. Для них было непривычно сидеть на лугу в середине дня, сидеть, ничего не делая. Но в их жизни еще было время для удивительного и неожиданного. И пикник на склоне холма стал одним из таких приятных и неожиданных событий.

В плетеной корзинке из ивовых прутьев, стоявшей у локтя Джеда, спал их сын Дэниел, спал в тени, падавшей от ветвей ивы. Он был светловолосым, как его отец, ласковым и добрым, как его мать, и отважным, как они оба.

Джед обернулся посмотреть на сына и легонько потрогал указательным пальцем его раскрасневшуюся ото сна щечку. Младенец не проснулся, но беспокойно засопел. Джед хмыкнул и окинул взглядом долину. Потом с улыбкой сказал:

– Помнишь день, когда мы сидели здесь и мечтали о будущем и строили планы?

Он указал рукой на долину, в центре которой, между тремя холмами, находилось небольшое, но крепко построенное ранчо – просторные амбары и корали, окруженные прочными дубовыми изгородями. А в тени тополей возвышался белый дом с колоннами и французскими окнами.

Изумрудные глаза Элизабет сияли. Повернувшись к мужу, она с улыбкой проговорила:

– Тогда ты мне не поверил. Ты посмеялся надо мной.

– Было множество вещей, в которые я не верил, – напомнил Джед. Он протянул руку, и их пальцы переплелись. – Ты научила меня смотреть на мир по-иному.

Оказалось, что Элизабет была права. На деньги, вырученные Джедом за первое большое стадо, ему удалось отправить по железной дороге следующее стадо, и выяснилось, что люди на севере готовы были платить по восемьдесят долларов за голову. И тогда Джед и Элизабет приступили к строительству дома. В доме было всего четыре комнаты, две наверху и две внизу, но проект был таков, что они могли постепенно достраивать дом. Отец Элизабет, приехавший повидать своего первого внука, привез картины, ковры, постельное белье, и все это было частью ее приданого. В Галвестоне Джед купил широкую медную кровать с перьевым матрасом. Это был их дом, и каждый день в нем появлялось то, что требовалось для семейной жизни.

Год назад Рио отправился на юг и возвратился с очередным стадом и прекрасной молодой женой по имени Мария. Теперь под началом у Скунса было уже десять работников, а стадо росло так быстро, что и сосчитать всех животных никто не мог.

Мария безраздельно властвовала на кухне, обожала миссис Филдинг и готова была защищать драгоценнейшего ниньо[7] Дэниела от всех опасностей даже ценой собственной жизни.

Время шло, и изменения, происходившие в Техасе, были удивительными и волнующими. Однако никто не забывал о жертвах, принесенных теми, кто пришел сюда раньше.

На склоне холма, на краю соснового леса, находились две могилы. Над каждой – простой деревянный крест. В одной из могил покоился Дасти, человек, знавший, что окончит свои дни в Техасе, человек, не боявшийся смерти. А Чарльз Эджком, лорд Хартли, пришел на эту землю, чтобы завоевать Техас, и он считал себя неуязвимым. Но теперь они лежали рядом, под одинаковыми крестами.

Хотя жизнь Элизабет изменилась к лучшему, она помнила о прошлом и не забывала о цене, которую заплатила за свой покой. Она знала, что и своим детям не позволит забыть об этом. Ей пришлось потерять все, прежде чем она нашла то единственное, что имело цену. Она обрела свою любовь и осуществила свои мечты. И ради этого стоило сражаться и даже умереть.

Джед снова повернулся к жене. Глядя ей в глаза, проговорил:

– Элизабет, я счастлив, что ты вернулась сюда со мной и что эти холмы стали твоим домом.

Она поцеловала его и сказала:

– Как я могла не вернуться, если ты так нуждался во мне?

Джед заключил жену в объятия. Затем поцеловал и, чуть отстранившись, посмотрел на нее с восторгом и удивлением.

– Да, верно, и теперь нуждаюсь. – Он взял ее лицо в ладони и снова заглянул ей в глаза. – Я люблю тебя, Элизабет. Люблю больше жизни. Потому что ты – лучшее в моей жизни.

Элизабет склонила голову ему на плечо и закрыла глаза. Она чувствовала, как счастье изливается на нее теплым дождем – так случалось всегда, когда Джед был рядом.

– Нет, – возразила она с ласковой улыбкой. – Ты лучшее в моей жизни, а я – в твоей. Иначе не должно быть.

Они еще некоторое время сидели молча. Сидели, наблюдая, как солнце омывает покатую крышу их дома первыми розовыми закатными лучами. Потом Джед помог Элизабет подняться на ноги и взял корзинку с малышом. И рука об руку они спустились с холма к своему дому.

вернуться

7

Дитя, младенец (исп.).

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru