Пользовательский поиск

Книга Алая роза Тюдоров. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

– Что горело?

– Да прожекторы, предназначенные для подсветки съемочной площадки. Их расставили по всей лужайке. И у тебя место перехода тоже освещалось – взрывами немецких бомб! А что, если… Если в этом все дело?

– Нестабильность дополнительного освещения, – закончил он мысль девушки. – Вспышки немецких зажигалок, рассеянный, перемежающийся свет осветительных прожекторов – ведь их двигали, не так ли, чтобы выбрать лучший ракурс? Дини, ты гений!

– Но как нам это повторить? Как добиться дополнительного освещения?

Кит промолчал, механически поглаживая бутылку.

– Дай подумать. – Он с отсутствующим видом потер подбородок, продолжая рассматривать бутылочку из-под кока-колы.

– Эй, Гамильтон! – послышался крик из-за изгороди.

– Саффолк! Мы в лабиринте, внутри, – воскликнул Кит, не выпуская бутылочки из рук.

Почти сразу же вслед за этим появился Саффолк собственной персоной. От быстрой ходьбы он явно запыхался.

– Весь двор обсуждает ваше поведение, – заметил он с иронией в голосе. – Некоторые даже поднялись на ближний холм, чтобы, так сказать, удобнее было обозревать место действия. Черт возьми, Гамильтон, что это в тебя вселилось?

– Погоди, Саффолк, дай мне подумать.

– А может, тебе следовало заняться этим раньше, вместо того чтобы… ну, ты знаешь, на что я намекаю. – Саффолк мельком посмотрел на Дини. – Примите мои извинения, мистрис.

Дини с отсутствующим видом пожала плечами: все ее внимание было по-прежнему сосредоточено на несчастном сосуде.

– Кстати, достопочтенная госпожа, чем закончилась ваша беседа с ее величеством королевой? У меня такое ощущение, что недавний эпизод послужил своего рода учебным пособием, не так ли?

– Последи за своим языком, Саффолк, – предупредил Кит не в меру развеселившегося вельможу, но Дини в ответ на его выпад только хмыкнула:

– Она мне не поверила. Кит поднял голову.

– Не поверила? – спросил он, и на его губах расцвела ехидная улыбка.

– Вот именно. Она завопила: «Спаси всех нас Боже!» и «Убирайтесь, фи!» – и вытолкала меня из покоев взашей. Последнее, что я слышала, – это голос Энгельберта, который пытался ее успокоить!

Неожиданно Саффолк захохотал густым, басовитым смехом, который перешел чуть ли не в истерику. К нему присоединился Кит:

– Так, значит, королева Анна беззаветно верит, что ее муж в состоянии отменить их брак, верит, что в результате аннулирования брачного договора ее могут послать на плаху – и упорно отказывается верить, что… – Продолжать дальше он не мог, поскольку зашелся от хохота.

– Перестаньте, прошу вас, – увещевала их Дини, стараясь не поддаваться приступу веселья, но скоро не выдержала и присоединилась к ним. Так они стояли втроем в живой изгороди лабиринта и хохотали – в центре Кит, а рядом Дини и Саффолк, которые буквально повисли у него на шее от смеха. Впрочем, смех смехом, а Дини продолжала сжимать волшебную бутылочку в кулаке.

– Леди Лонглей, вы только посмотрите! – воскликнул ошеломленный грум. – Оказывается, в зарослях скрывалось не двое, а трое. С ними был герцог Саффолк!

Леди Лонглей оттолкнула грума в сторону и с изумлением воззрилась на появившуюся из лабиринта троицу: герцога Гамильтона, похлопывавшего по спине герцога Саффолка, и мистрис Дини, которая чуть не сгибалась пополам от смеха. И Гамильтон, и Саффолк попеременно награждали девушку поцелуями в лоб.

– Очень мило, – произнесла потрясенная леди охрипшим от волнения голосом. – Оказывается, наш душка Гамильтон куда больший выдумщик, нежели я себе представляла.

– Как и его кузина, – протянул в задумчивости грум, за что получил локтем под ребро.

Глава 15

Напряжение во дворце росло с каждым часом. Многие пэры, пажи и слуги делали, правда, вид, что ничего особенного не происходит, что отсутствие короля – вещь обыкновенная. Тем не менее скрытая угроза проникала, казалось, даже сквозь толстенные каменные стены. Собственно, каждый при дворе хорошо знал манеру короля покидать замок перед началом каких-нибудь грозных событий. К примеру, его величество отдавал приказ о казни, а затем на некоторое время оставлял двор. После ареста или расправы он возвращался и делал вид, что ничего не случилось.

Среди узников-постояльцев Тауэра новичком был Кромвель. Теперь же все с нетерпением, а кое-кто – с тревогой ждали, на кого падет следующий удар.

По этой причине отнюдь не праздное внимание придворных сосредоточилось на фигуре привлекательнейшего в свете мужчины, герцога Гамильтона. Норфолк и его клевреты пользовались малейшей возможностью, чтобы подбросить топлива в костер слухов.

Гамильтон по-прежнему с достоинством и честью играл роль изящного вельможи и блестящего кавалера. Единственное, чем его нынешнее поведение отличалось от привычного, было нежелание хотя бы на минуту расстаться со своей ненаглядной кузиной.

Сторонний наблюдатель мог бы отметить, что обворожительный герцог и мистрис Дини постоянно поддерживают между собой прямой физический контакт. Так, беседуя с сидящим напротив джентльменом, он продолжал обнимать красивые плечи кузины. Когда к ним обращалась Кэтрин Говард с каким-нибудь малозначащим вопросом, мистрис Дини очень мило ей отвечала, но ее рука как приклеенная продолжала покоиться на бедре герцога.

Некоторые считали, что это поведение – следствие их не слишком родственной шалости в зарослях живой изгороди. Другие же умели заглянуть глубже и понимали, что за ним скрывается нечто большее.

Наконец закончился ужин, и придворные дамы собрались в кружок около своей повелительницы. Анна казалась чуточку нервной и возбужденной и не сводила любопытных глаз с Кита и Дини.

Герцог Саффолк тоже поднялся на ноги, дружелюбно хлопнув по плечу Гамильтона.

– Берегись, приятель, – пробормотал он.

Весь вечер он молчал, что было на него не похоже: обычно Саффолк использовал малейший повод, чтобы поболтать, повеселиться и выпить. На этот раз он пил на удивление мало, а ел и того меньше.

Дини подошла к королеве и поклонилась:

– Ваше величество, позвольте мне еще немного побыть с герцогом?

Некоторое время королева думала, взвешивала все «за» и «против», затем утвердительно кивнула, давая тем самым понять, что удовлетворяет просьбу своей придворной дамы, но не слишком охотно. Прочие дамы потянулись из зала с удивительно чопорными выражениями на лицах. Дини успела заметить на губах королевы намек на улыбку, прежде чем Анна Клевская скрылась в сопровождении свиты.

В зале оставалось совсем немного людей, когда Кит протянул Дини руку:

– Ну пока. – Он ухмыльнулся.

– Но может быть, слухи не соответствуют действительности, – с надеждой в голосе произнесла Дини. – Саффолк по крайней мере был на удивление спокоен.

Он не ответил.

– Давай-ка выйдем на свежий воздух.

В зале уже вовсю суетились слуги – прибирая, подметая, выгоняя из помещения собак.

Над ними было бархатное глубокое небо. Далеко-далеко в вышине важно и недоступно сверкали звезды. Перед лицом этой великолепной ночи говорить не хотелось. В тишине все слова казались лишними.

Она перевела взгляд на его острый профиль. Крылья носа и очертания щек Гамильтона отливали голубоватым светом, который струила луна. Он, казалось, был полностью погружен в свои мысли и с отсутствующим видом смотрел прямо перед собой.

Неожиданно на лице Кита появился отсвет улыбки, а морщинки у глаз стали глубже.

– Я хочу летать, – прошептал он, нарушив звенящую тишину ночи.

Дини приникла головой к его плечу. Так, прижавшись друг к другу, стояли они в голубоватом свете луны и вечных, негасимых звезд, мечтая о будущем, которое, как им казалось, в один прекрасный день принесет им счастье.

Сразу же после полуночи герцог Гамильтон двинулся в путешествие по бесконечным проходам и коридорам дворца Хемптон-Корт. Дини вместе с придворными дамами в полной безопасности посапывала носиком в дортуаре.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru