Пользовательский поиск

Книга Алая роза Тюдоров. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

Глава 8

Четыре мили сплошной тряски, отделявшие Хемптон-Корт от Ричмонда, Дини проделала как в полусне. Казалось, этому путешествию конца не будет. Часов не было, и Дини не представляла себе, сколько времени провел в дороге кортеж. Ей уже давно пора было бы поесть, но девушка понятия не имела, сможет ли ее желудок принять хоть какую-нибудь пищу. Всем ее существом владела сильнейшая апатия.

Впрочем, несмотря ни на что, она чувствовала красоту окружающего мира. Парк в Ричмонде представлял собой комбинацию из участков, заросших крупными, ветвистыми деревьями, и тщательно ухоженных, с лужайками и аллеями. Краем глаза девушка заметила неуклюжего длинноногого жеребенка, который пытался перепрыгнуть через живую изгородь. Его смешные, но грациозные движения слегка позабавили Дини.

Кэтрин и Сесилия между тем сплетничали о мужчинах, прикрывая рты ладошками. При этом они выглядели точь-в-точь как студентки, болтающие на лекции о посторонних предметах.

– Томас Калпеппер? Терпеть его не могу, – прошипела Сесилия Гаррисон. – Он слишком высокого мнения о своей внешности.

Кэтрин Говард с готовностью кивнула:

– Ты совершенно права, хотя на него приятно посмотреть, если на секунду забыть о дрянном характере. Но никто, на мой взгляд, не может сравниться с герцогом Гамильтоном.

Сесилия постаралась предупредить развитие этой темы, но Кэтрин продолжала ворковать, не обращая внимания на ее подмигивания.

– Уверена, герцог скоро поправится, – продолжала Кэтрин с заблестевшими от возбуждения глазами. – Где, спрашивается, ты найдешь другого такого мужчину? Умен, красив и прекрасно воспитан. Ко всему прочему, он такой мужественный кавалер… И не наряжается, словно кукла, как все эти юнцы, околачивающиеся при дворе.

Наконец Кэтрин заметила напряженное молчание, которое установилось в их маленькой группке, и попыталась оправдаться перед Дини:

– Прошу вас, мистрис, извинить меня за то, что я сейчас наболтала. Ваш кузен – чрезвычайно уважаемый пэр, которому этот выскочка Калпеппер даже стремя не достоин подержать.

Дини, побледнев как мел, лишь кивнула в ответ и отвернулась. Приказы Кромвеля звучали ясно и определенно, но, Боже, до чего же трудно их исполнять!

В этот момент кавалькада въехала в ворота Ричмондского замка. Дини выпрямилась в седле, потирая затекшую ногу, и взглянула на новую королевскую резиденцию.

И почему Натан Бернс не перенес съемки видеоролика сюда? Дворец в Ричмонде тоже был построен из красного кирпича и имел точно такие же каминные трубы и витые дымоходы, что и Хемптон-Корт. Зато он был втрое меньше и изящнее дворца в Хемптоне и напоминал скорее частный колледж, нежели дом короля.

Когда всадники въехали в четырехугольный мощенный булыжником двор, к ним со всех сторон кинулись пажи, конюхи и грумы, которые помогали спешиться дамам и наиболее престарелым джентльменам. Дини спрыгнула с седла самостоятельно, но в тот момент, когда ее нога коснулась земли, она приняла решение.

Необходимо вернуться к Киту. Любой ценой – и чем скорее, тем лучше.

– Мистрис Дини? – Перед ней было знакомое лицо и налитые кровью глаза, принадлежавшие одному-единственному человеку на свете – герцогу Саффолку.

– Приятная неожиданность, – пробормотала Дини и собралась было идти, но в последний момент задержалась. – Милорд, – обратилась она к герцогу, одарив его ослепительной улыбкой и получив в ответ не менее красноречивый взгляд, о значении которого ей не слишком хотелось догадываться, – скажите, граф Эссекс уже прибыл? – Дини постаралась, чтобы вопрос звучал как можно беззаботнее. Тем не менее нечто в ее голосе насторожило герцога. Теперь он смотрел на нее внимательно, даже слишком. Следовало быть настороже.

– Кромвель? Нет. Сегодня утром король отослал Кромвеля по делам, имеющим государственное значение. Может быть, я могу вам чем-нибудь помочь?

Дини не стала дожидаться, когда герцог выскажется более конкретно.

– Так он уехал? Его нет ни в Ричмонде, ни в Хемптоне? – Задавая этот вопрос, Дини молила Бога, чтобы так оно и было.

Грум взялся за поводья ее лошади, чтобы отвести животное в конюшню. Дини проследила, как слуга скрылся за воротами, и снова обратилась к герцогу, продолжавшему смотреть на нее весьма проницательно, чего она от него вовсе не ожидала.

– А где король? – Голос Дини прозвучал куда более напряженно, чем ей бы того хотелось.

– Его величество уже прибыл и в данный момент находится на попечении королевского эскулапа. Из-за переезда его рана разболелась, и король нуждается в отдыхе.

В голове Дини стала постепенно оформляться одна весьма любопытная идея, которая едва не заставила ее улыбнуться. Сейчас она упадет в обморок – вот что она сделает! Имитация болезни поможет выиграть драгоценное время.

– Милорд, – произнесла она слабым голосом, и трепетной рукой схватила герцога Саффолка за локоть. Изобразить трепет было совсем не сложно – Дини и так тряслась от самого неподдельного страха. Риск задуманного ею предприятия был очень велик. Стоит ей ошибиться – и Кит, и она сама окажутся в еще худшем положении. – Боюсь, я не совсем здорова.

С этими словами мистрис Дини Бейли соскользнула прямо в руки герцога Саффолка. В неразберихе, которая за этим последовала – в призывах доставить носилки и отнести мистрис в замок, в нескольких словах Кэтрин Говард, которая подтвердила, что Дини чувствовала себя неважно на всем протяжении пути, – никто не заметил, как усы герцога Саффолка шевельнулись в усмешке.

Король с нетерпением наблюдал за действиями своего врача, заглядывая тому через плечо. Его величеству чрезвычайно хотелось, чтобы болезненная процедура побыстрее закончилась.

– Поторопись, Баттс, – сказал он сквозь сжатые от боли зубы.

В этот момент хирург как раз разбинтовал больную ногу Генриха и обнажил незаживающую язву. Его, признаться, удивило хорошее расположение духа государя, поскольку видимого улучшения не наблюдалось.

Баттс вдохнул через рот, пытаясь защититься от запаха гниющей плоти. Затем он как мог быстро сменил повязку – доктору вовсе не хотелось стать причиной, из-за которой настроение венценосца ухудшилось бы.

– Всего одна минута, ваше величество.

Руки доктора летали вокруг увесистой конечности короля, заканчивая перевязку. Заживет ли когда-нибудь эта рана? В течение многих лет она доставляла Генриху неприятности. А все началось с турнира. Во время турнира копье противника глубоко проникло в ногу короля. Тогда все еще удивлялись, что Генриху удалось выжить. Последовавшая за тем лихорадка и потеря сознания показали, насколько серьезным было ранение. В лечении использовались все достижения современной медицины – от пиявок и кровопусканий до самых экзотических мазей и исцеляющих молитв. Ничто не помогало.

В дверь постучали.

– Ваше величество?

Король улыбнулся, узнав по голосу посетителя:

– Заходи, Саффолк, заходи.

Дверь распахнулась, и вошел Чарлз Брендон.

– Государь, – поклонился герцог. Король жестом предложил ему сесть.

– Довольно церемоний, Саффолк. Она приехала? – По всему было видно, что королю не терпится.

– Да, ваше величество. – Саффолк снова выпрямился. – Она приехала и сразу упала в обморок.

– Упала в обморок?

– Да. – При всем старании герцогу не удалось сдержать улыбку. – Она упала прямо мне на руки, ваше величество.

– Клянусь кровью Христовой, Чарлз, в этом нет ничего смешного. – Генрих отвесил доктору Баттсу увесистый хлопок по спине. – Ты свободен, можешь идти.

Лекарь, уловив неудовольствие в голосе короля, поспешил удалиться.

– Думаешь, у нее та же самая болезнь, что у ее кузена Гамильтона? – Король тяжело опустился в кресло, отбросив здоровой ногой маленькую скамеечку с такой силой, что она ударилась о стену, обшитую дубовой панелью.

– Представления не имею, государь. Сейчас она отдыхает в дортуаре, который находится через двор напротив.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru