Пользовательский поиск

Книга Алая роза Тюдоров. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Ему требуется новая невеста.

Впервые с того злополучного январского дня, когда он увидел, какой уродиной оказалась его жена из Нидерландов, Генрих почувствовал прилив надежды. Он наблюдал за мистрис Дини и Китом, своим преданным слугой, за той грацией, с которой герцог помог своей кузине подняться на ноги.

Хороший человек этот герцог Гамильтон. Один из его любимцев. Никто из членов Королевского совета не мог сравниться с ним ни на войне, ни за столом переговоров. Благодаря его военному таланту королю удавалось – и не однажды – подавлять вечно тлеющие мятежи на границе с Шотландией. И конечно же, он поможет своему господину найти более подходящую невесту. Что касается голландки, союз с ней носил чисто политический характер. По этой причине над королем втихомолку подсмеивались, даже его мужские качества были поставлены под вопрос. Зато, когда его семейная жизнь мало-мальски наладится, он снова сделается великим королем, каким бы и остался, если бы его любимая жена королева Джейн не умерла родами. Пора было действовать.

– Кромвель! – гаркнул Генрих, призывая своего первого министра.

Не кто иной, как Кромвель способствовал неудачному браку с «Голландской кобылицей», так что с ним придется расстаться. Но Генриху хотелось, чтобы перед своей отставкой первый министр изрядно помучился, как мучился сейчас он, король.

– Кромвель! – снова позвал Генрих, на этот раз еще более грозным голосом.

Дверь распахнулась, и вошел Томас Кромвель с раскрасневшимся от спешки лицом. Он был одет в просторную мантию, а на шее висела цепь, свидетельствовавшая о его высоком положении при дворе.

– Ваше величество, – произнес он, склонив голову в поклоне и все еще отдуваясь.

– Ты должен сделать две вещи, Кромвель, – сказал король, продолжая наблюдать через окно за великолепной парой во дворе. – Прежде всего избавься от королевы Анны – и поскорее. Нам безразлично, как ты совершишь сие. Можешь потребовать, чтобы брак был признан недействительным, можешь привлечь королеву к суду. Тут я предоставляю тебе полную свободу действий. И второе – мы должны развязаться с этим браком к середине лета, дабы иметь возможность вступить в новый.

Кромвель залопотал в ответ, что подобные деяния его величества могут вызвать дипломатические осложнения и даже войну, но король его не слушал. Он наблюдал за великолепной белозубой улыбкой уэльской кузины Гамильтона и размышлял, каково это будет – поцеловать ее яркие губы в брачной постели. И произвести на Божий свет герцога Йоркского.

Глава 4

– Что ни говори, не слишком приятно начинать день с пива, – вздохнула Дини, стряхивая крошки с широкой юбки. – Иногда я чувствую себя женщиной, путешествующей с группой «Айросмит» где-нибудь в середине семидесятых. Что мне нужно на самом деле, так это чашка кофе и сигарета.

– Я знал, что ты будешь не в восторге от завтрака, – произнес Кит с ухмылкой, помогая ей очистить подол от налипшей травы и листьев, – но не могла бы ты объяснить мне смысл слов, которые только что произнесла?

Она взглянула на Кита снизу вверх и едва не коснулась его руки. Затем, чуточку поколебавшись, заговорила:

– Дело в том, что «пиво» – американский термин, так мы именуем напиток, похожий по вкусу на ваш эль. «Айросмит» – музыкальная группа, известная своей экстравагантностью. Нечто вроде ваших странствующих менестрелей.

– Айросмит, – повторил словно эхо Кристофер.

Затем, улыбнувшись, спросил: – Ну а остальные слова?

– Гм… – Дини, задумавшись, как получше объяснить Киту, что значит «сигарета» и «кофе», начала грызть ноготь. – Ну, – сказала она наконец, – кофе – это напиток, изготовленный из зерен растения – кофе. Сначала его варят на воде, а затем добавляют молоко и сахар. Я обычно пью черный кофе, то есть ничего не добавляю в свою чашку. В сущности, кофе не так уж и вкусен, зато пахнет изумительно.

– Но если вкус твоего напитка не очень-то хорош, то зачем ты пьешь это варево?

– Очень просто. Потому что кофе содержит вещество под названием «кофеин».

Удивлению Кита не было конца.

– Кофеин происходит от французского слова «каф», то есть «теленок»?

– Нет, что вы! – В первый раз после встречи в лабиринте Дини от души расхохоталась. Кит же, не имея сил устоять от такого чистосердечного проявления веселья, рассмеялся вместе с ней. – Кофеин – своего рода стимулятор, – объяснила Дини. – Он позволяет человеку восстановить силы, даже если он долго не спал или утомлен.

– Чрезвычайно любопытно. Мы, необразованные англичане, обычно спим, когда чрезмерно утомлены. Теперь о другом предмете, название которого вы упомянули. Это что, тоже стимулятор?

– Сигареты? Как вам сказать? – Дини откашлялась, пытаясь придумать объяснение своей зависимости от никотина. – Сигареты делаются из листьев одного растения.

– Потом их варят и отвар пьют?

– Нет. Листья высушивают, крошат и крошки заворачивают в бумагу.

Кит в замешательстве провел рукой по волосам.

– Вы заворачиваете сушеные листья в бумагу? Но бумага – большая ценность! И что же дальше?

– Все, что я скажу, Кит, покажется вам сумасшествием.

– Думаю, что нет. На мой взгляд, сумасшествием является уже то, что вы пьете не слишком вкусный горький напиток – и все для того, чтобы лишить себя сна, когда он особенно нужен.

– Ну… – неожиданно Дини взглянула на Кита в упор. – Откуда вы знаете, что кофе – горький?

Кристофер сложил руки на груди. Он улыбался, но его улыбка ни о чем не говорила.

– Ты сказала, что в этот напиток добавляют молоко и сахар. Мне кажется, единственная причина, по которой стоит это делать, – желание убрать из напитка горечь.

– Так, – несколько неопределенно протянула Дини и, повинуясь жесту Кристофера, продолжала: – Мы, значит, берем эту трубочку из бумаги, наполненную крошкой из сушеных листьев, и поджигаем ее с одного конца.

– Понятно, – сказал Кит, пожимая плечами. – Стало быть, сигарета – нечто вроде факела?

– Не совсем. Вы вставляете ее себе в рот.

Кит ничего не сказал, он только прищурился и принялся убирать то, что осталось после пикника.

– Ты решила, что пришла твоя очередь посмеяться?

– Нет, я говорю правду. Я не шучу, Кит. Человек вставляет в рот тот конец трубочки, который не горит, и втягивает дым в себя.

– И при этом рот человека превращается в настоящий ад?

– Нет. Это даже приятно на вкус. Я говорю о дыме. Вы втягиваете его в себя, хоть это и не слишком полезно.

– Дини, – медленно произнес герцог, – однажды мой дом загорелся от крохотной искорки. Внутри оказался мой паж, и я полез в дом, чтобы его спасти. Тогда я наглотался предостаточно дыма. И он вовсе не был приятен на вкус, как ты изволишь утверждать. Так что если ты предложишь мне взять в рот горящий факел, я буду вынужден ответить – нет!

– Что поделаешь, это чистая правда. Прошло много лет с тех пор, как люди начали курить…

– Курить?

– Да, мы так называем этот процесс. Так вот, выяснилось, что курение приносит здоровью вред.

– Очень мило. Судя по всему, ваши врачи – настоящие коновалы, если им понадобилось много лет, чтобы понять очевидное.

Кит с улыбкой посмотрел на нее, продолжая складывать остатки хлеба, сыра и пустые кувшинчики в свой узелок.

Все время, пока они завтракали, Кит не упускал из виду окно королевского кабинета и знал, что Генрих за ними наблюдает. Если бы он мог подумать, что их маленькая группа станет объектом пристального внимания коронованной особы, он, разумеется, выбрал бы для пикника другое местечко. Киту уже приходилось видеть пристальный взгляд короля, и сейчас он почувствовал себя не слишком уютно.

Он повернулся к Дини, которая стала на удивление тихой, хотя во время пикника стрекотала без умолку. Теперь она смотрела в самый центр двора.

– А где фонтан?

– Фонтан?

Девушка продолжала сжимать в руке свой шиньон, но было ясно, что меньше всего она думает в эту минуту о прическе. Неожиданно из недавно высаженных кустов, образовывавших живую изгородь, появилась птичка и зачирикала от полноты своего крохотного бытия. Внутренний дворик королевского замка и в самом деле выглядел чудесно. Он был одним из немногих мест в округе, где можно было по-настоящему уединиться и подумать. Коридоры, которые вели во двор, были гулкими, и эхо шагов предупреждало о появлении редких слуг, занятых, впрочем, настолько, что у них обычно не хватало времени, чтобы бросить взгляд на тех, кто расположился внутри.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru