Пользовательский поиск

Книга Алая роза Тюдоров. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

Дини протянула руку и коснулась его щеки. Вик улыбнулся.

В тот вечер Дини так и не отважилась сообщить Вику о своих сомнениях. Уж больно расстроенным и беззащитным он тогда ей показался. Было очевидно – он в ней нуждается.

Прошло два дня. Дини в ванной чистила зубы. Из телевизора в гостиной доносились бодрые звуки мелодии «С добрым утром, Америка». Потом она услышала знакомый медоточивый голос Вика, в котором проскальзывали льстивые нотки. Она удивилась, выскочила из ванной комнаты и, промокнув рот, уставилась на экран. Раскинувшись в кресле рядом с ведущей Джоан Ланден, в студии сидел Вик. Дини едва не позабыла об этом интервью, а ведь именно из-за него Вик спешно отбыл в Нью-Йорк прошлой ночью.

– Это началось благодаря моему великому дедушке Дженкинсу… – Тут Вик замолчал и вперил взгляд, затуманившийся от печали, в Джоан Ланден. У ведущей, казалось, глаза тоже были на мокром месте. Нет, не с ней, не с Дини разговаривал Вик Дженкинс тогда за обедом прерывающимся от волнения голосом. Оказывается, он всего-навсего репетировал выступление на телевидении.

Вдруг все стало на свои места. Вик обхаживал вовсе не ее, а ее песни. При этом он ухитрился скрыть ее талант от всех, кроме своего менеджера.

Таким образом, Дини, что называется, выстрадала два правила: первое – исполнять песни собственного сочинения лично; второе – никогда не доверять мужчинам.

Ей потребовалось семь долгих лет, чтобы получить этот шанс – исполнить свою песню в паре со звездой первой величины, с Баки Ли Дентоном. Только мать знала, каких трудов и усилий ей это стоило. По-прежнему Дини Бейли была практически неизвестна широкой публике. О ее творчестве могла рассуждать только небольшая группа фанатов, помешанных на музыке кантри и знавших в ней толк.

Впрочем, Дини считала, что признание уже не за горами. Слишком долго она дожидалась счастливого случая, слишком много работала и провела слишком много бессонных ночей в ожидании возможности проявить себя.

Когда она узнала, что вместе с ней будет петь Баки Ли, ее пронизал страх, но ей удалось довольно быстро с ним справиться. В тот момент, когда Лорна послала ей прощальный воздушный поцелуй в аэропорту, Дини размышляла о том, сколько ей, Дини, уже пришлось пережить, и о том, что ждет ее в будущем.

Нет, никто и ничто уже не могло остановить Дини на пути к успеху. Кроме Баки Ли Дентона.

Глава 2

За годы работы в шоу-бизнесе Дини усвоила бесценное правило: умение вовремя смыться – своего рода искусство. Пока взволнованные члены съемочной группы, оживленно жестикулируя, обсуждали возникшие проблемы, Дини, захватив бутылочку кока-колы и пакетик жареных орешков, тихонько покинула место действия.

Честно говоря, в костюме эпохи Тюдоров трудно затеряться. Платье было ужасно неудобным да и взгляд Дини отнюдь не радовало. В сущности, это было самое безобразное платье из всех, которые Дини когда-либо приходилось носить. На втором месте она числила то, что было куплено матерью в день церемонии награждения членов Ассоциации певцов в стиле кантри. Вычурное сооружение на голове давило на виски, словно железный шлем. Она бы с радостью отказалась от этого украшения, но шиньон был приколот к ее волосам таким количеством булавок, что избавиться от него можно было только с помощью фокусника. Кроме того, ей не хотелось навлекать на себя гнев костюмерши, которая последние три часа занималась тем, что нашивала фальшивые драгоценности на бархатный камзол Баки Ли Дентона. Певец, впрочем, отказался надеть этот камзол.

Так или иначе, но солнце садилось, свет, необходимый для съемок, угасал. Даже если бы случилось невероятное и Баки Ли изъявил желание сниматься и явил свой лик из трейлера, он бы все равно опоздал. Получалось, что само солнце отказывало в помощи членам съемочной группы, а значит, и Дини тоже.

Девушка попыталась улыбнуться проходившим мимо нее птичкам из трио «ДТ», но те сделали вид, что не заметили ее приветствия. Подавив искушение стрельнуть сигарету у декоратора, стучавшего молотком, Дини задумалась. Даже здесь, в Англии, съемочная группа из Нэшвилла, состоявшая большей частью из мужчин, ухитрилась навязать свою волю всем окружающим и создать своего рода социальный микроклимат Юга Штатов, хотя и в миниатюре. Теперь все злились именно на Дини, а вовсе не на Баки Ли, хотя именно он являлся прямым виновником того, что съемки сорвались. В сущности, до сих пор она считалась автором песен, начинающей певицей, которой следовало помогать, но, как выяснилось, достаточно было одного зловещего взгляда Баки Ли, чтобы отношение к ней, Дини, разительно изменилось.

Растительность, окружавшая замок, выглядела великолепно, хотя Дини не слишком любила очень уж прилизанную природу. Трава в парке напоминала синтетический зеленый ковер, кусты и деревья имели идеальную форму шара, а цветочные клумбы располагались строго в соответствии с законами симметрии.

Путеводитель ценой в девяносто пенсов, в который Дини решила на досуге заглянуть, повествовал об окружающих достопримечательностях. Дини бездумно листала брошюрку, время от времени отпивала из бутылочки кока-колу и мерила шагами синтетического вида лужайку. Признаться, древность и роскошь окружающего несколько ее раздражали. Зажав в зубах путеводитель, Дини приступила к выполнению трюка, популярного в южных штатах. По одной штучке она стала запихивать соленые орешки в горлышко бутылки с кока-колой. Напиток мгновенно вспенился, и коричневатая пена шапкой полезла из горлышка. «Вот здорово», – подумала Дини. Вид вспененной кока-колы с солеными орешками всегда поднимал ей настроение. Это было нечто вроде букетика цветов в разгар бури. Самое вкусное оставалось напоследок. Когда кока-кола выпивалась, наступала очередь теперь уже подслащенных сочных орешков, скапливавшихся на дне бутылки. Настоящее блаженство!..

Дини оторвалась от бутылки и вновь окинула окрестности и замок пристальным, оценивающим взглядом. На этот раз она постаралась смотреть на мир без всякого предубеждения. Ею овладело странное чувство. Перед лицом величия, запечатленного в веках, она показалась себе маленькой и беспомощной. Подумать только – эту лужайку попирали ногами короли и кардиналы, а про Нэшвилл, штат Теннесси, и слыхом никто не слыхивал, да и сама Америка в то время представляла собой дикий, еще не обжитый край. Интересно, стояла ли хоть одна из жен Генриха VIII на этом самом месте? Неужели она, так же как и Дини, наблюдала за тем, как медленно садилось солнце, как лучи окрашивали горизонт в розовые пастельные тона?

Девушка снова отпила кока-колы, чуточку солоноватой от орешков, и продолжила осмотр, не обращая внимания на реактивный самолет, с ревом набиравший в небе высоту. Время для нее остановилось, и все видеострасти остались где-то далеко, в другом измерении. Ею овладело томящее чувство изолированности от мира.

– Романтическое местечко, не правда ли?

Дини обернулась и увидела энергичного джентльмена лет пятидесяти, который смотрел в том же направлении, что и она.

– Извините, – поспешно добавил незнакомец, – я ни в коем случае не хотел вас напугать.

– И вовсе вы меня не испугали, – с улыбкой возразила Дини.

– Я, видите ли, живу тут по соседству, – сказал мужчина, улыбаясь в ответ. Разумеется, это был англичанин. Он носил подстриженную короткую бородку с пробивавшейся сединой. – Я увидел царящую вокруг сумятицу, грузовики, трейлеры и множество людей. Мне всегда, знаете ли, доставляло удовольствие наблюдать, как снимается кино. – Он сунул руки в довольно-таки оттянутые карманы своего твидового пиджака. – Я видел, как снимали «Тысячу дней Анны» с Ричардом Бартоном в главной роли, но это было уже много лет назад.

– Должно быть, вы сделали интересные наблюдения. – Глаза Дини расширились от любопытства. – Ну и как он выглядел?

– Как ни странно, ничем особенно не выделялся. Но в то время его женой была Элизабет Тейлор, так вот она, что называется, блистала. Она смотрела на него, а все присутствующие пожирали глазами ее.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru