Пользовательский поиск

Книга Тайный дневник девушки по вызову. Содержание - Воскресенье, 27 июня

Кол-во голосов: 0

– Можно, я зайду? – спросил Этот Парень.

Я сказала – нет, я встречу его на улице. Закрыла за собой дверь, заперла и сунула ключ в карман. Взяла в руку мобильник, просто на всякий случай. Он выбрался из машины и встретил меня у ворот. Снова попросил впустить его в дом. Я отказала. Сказала, что будем разговаривать в его машине или не будем вообще. Он предпринял еще одну попытку, понял, что я не поддамся, и мы вместе пошли туда, где он припарковался.

Я села на пассажирское место и полуприкрыла дверь.

– Прости меня, я знаю, что очень многое делал неправильно, мне так жаль, очень-очень жаль, – проговорил он.

Глаза у него покраснели, а плечи ссутулились. Меня пронзила нежность. Однако я ничего не сказала. Он продолжал извиняться. Плакал. Я его не останавливала. Я думала обо всех тех моментах, когда мы были вместе, и он не извинялся, и это разрывало мне сердце – или же о тех немногих, когда извинялся, и я спешила утешить его и уверить, что это вовсе не его вина.

Никаких утешений на этот раз. Я просто позволила ему выговориться.

На это было тяжело смотреть. Я понимала, что в моих силах прекратить эту сцену, покончить с его мучениями. Я понимала, что могу сделать следующие десять минут легче для нас обоих – может быть, даже следующие десять дней, если повезет, пока мы снова не поругаемся. Надо только сказать, что приму его обратно. Но я понимала и то, что за каждым углом нас всегда будет подстерегать ссора. И что бы он ни говорил – люди просто так не меняются. Не то что не могут измениться – никто не меняется за одну ночь, а с меня хватит.

Он продолжал извиняться. Плакал. Меня пронзила нежность.

Это-то я ему и сказала. Просто прошептала, что с меня хватит. Он всхлипнул, но упрашивать перестал.

Вот теперь действительно всё, подумала я. Подумала о том, что говорил Н. в машине. Обрекаю ли я себя на судьбу, которую сама избрала? Был ли это последний шанс – не только для него, но и для меня – навсегда?

– Я так тебя любил! – проговорил он, наконец.

– И я тебя любила, – эхом повторила я. Понимая, что это действительно был последний раз. И понимая, что он это понимает.

Четверг, 24 июня

Только что вернулась из качалки, вспотевшая и усталая. Включила чайник – скорее по привычке, чем потому что хотелось горячего. Опять же, говорят ведь, что надо пить чай, когда тебе жарко.

Зажужжал телефон на кухонной стойке. Я бросила взгляд на экран. Это была менеджер.

Я с минуту подумала, почти дала ему переключиться на голосовую почту. Не дала. Ответила.

– Дорогая. Есть заказ на два часа…

Я что, ослышалась?

– Ах, да-да! – Недели молчания – а теперь, откуда ни возьмись, заказ?! – Как поживаешь?

– Хорошо, милая, хорошо. Я тебя что, разбудила?

– Только что из качалки, – сообщила я. Она меня похвалила.

– Надо держать себя в форме, – проворковала и быстро перешла к делу: – Послушай, этот джентльмен, он остановился в «Кларидже», просил тебя приехать в десять часов.

Двухчасовой заказ с дорогой и всеми услугами. При почасовой оплате по высшему разряду мы запрашиваем небольшие суммы за дополнительные требования.

Я прикусила губу. Дареная лошадка, зубы и все такое. Но я уже сказала А3, что встречусь с ним позже в пабе. И я сто лет не делала эпиляцию. Одна только стрижка газона на лобке заняла бы час. И я устала, и еще не поела, и тысяча других причин.

– Извини, боюсь, что не смогу. Я уверена, что кто-то из других девушек обрадуется этому заказу, – мягко предположила я.

– Ему понравился твой профиль, он хочет именно тебя, дорогая. Я могу пойти на небольшую неправду – но не на большую ложь, прислав ему вместо тебя другую.

Боже ты мой! Неслыханная честность для мадам! Может, я просто ее недооценивала, в конце концов?

Мой голос окреп.

– Я бы очень хотела, но, увы – у меня другие планы, – проговорила я.

Я могла бы успеть – едва-едва. Деньги бы мне не повредили. Но я не хотела. А3 меня будет ждать, и я не могла себе представить лучшего времяпрепровождения, чем позволять ему допивать из своего стакана и выслушивать его занудство по поводу работы.

– Ладно, дорогая, – пропела она. – Ты всегда такая забавная! Я тебе скоро позвоню, ладно?

– Ладно. Спокойной ночи!

Суббота, 26 июня

Поскольку погода стоит солнечная и поскольку у моего дома есть дворик, довольно укромный, но создающий трепетную иллюзию обнаженности на публике, я поджариваю свое тельце, начиная с прошлого уикенда.

Мир – моя устрица, как говорим мы, англичане, и я сама хозяйка своей судьбы.

Специалисты по здоровому образу жизни скажут вам, что только тотальное воздержание от солнца является гарантией сохранения здоровья, я же верю в практику безопасного загара. Когда подставляешь солнцу нежную девичью плоть, защита всегда необходима.

А еще я думаю, не пришло ли время начать рассматривать вариант приема клиентов на дому. Мир – моя устрица, как говорим мы, англичане, и я сама хозяйка своей судьбы.

Правда, устриц я никогда не ела. Кошерные правила и все такое. Может быть, вместо этого сказать так:

Мир, как у нас говорят, – мой печеночный паштет.

Воскресенье, 27 июня

– Я – писатель, – сказал клиент.

– Правда? – переспросила я. – А какое направление?

– Жанровая беллетристика, – ответил он. Процитировал лист бестселлеров «Нью-Йорк таймс» и знакомое название.

– Ага, – сказала я. – Вроде Микки Спиллейна.

– Точно, – сказал он.

– Мне всегда нравилась та часть финала в «Мой револьвер быстр», – сказала я, – где Хаммер срывает с героини неглиже. Их единственная страстная ночь вместе.

Я села к нему на колени, и он провел руками по моим бедрам.

– Ощущение такое, что там подвязки, – заметил он. (Так и было.)

– Чего ты сегодня хочешь? – спросила я.

– Простой мужчина, простые радости, – ответил он. – Просто хочу кончить в рот обнаженной женщине.

Эта сделка может показаться чересчур дорогостоящей, но если вы подумаете о деньгах и усилиях, которые нужно потратить во время деловой поездки, пытаясь уломать полузнакомую женщину раздеться, чтобы можно было кончить ей в рот, да еще успеть до того, как пора будет лететь домой – это не так уж дорого. И результат гарантирован.

Он снял с меня трусики, и мы раздели друг друга. Он лег на кровать.

– Ты напоминаешь мне одного человека, которого я когда-то любила, – сказала я.

Он, похоже, в этом сомневался. Это была правда: у него была такая же высокая талия и аскетические конечности святого четырнадцатого века, написанного темперой. Одна фигура и одно лицо с А2. Я пощекотала высокий подъем его ступни и стала целовать внутреннюю поверхность бедер.

Через несколько минут минета я спросила, что еще ему нравится.

– Римминг, – сказал он.

– Активный или пассивный?

– Пассивный, – ответил он.

Я развела его ноги пошире и провела пальцами между округлых ягодиц.

– Слушай, я думаю, будет лучше, если мы подложим под тебя подушку.

Он повиновался. Анус его был нежным, розовым и безволосым. Чистый, на вкус он слегка отдавал мылом. Я снова сомкнула губы на его члене и пощекотала дырочку влажным пальцем. Он кончил скоро и мощно, наполнив мое горло.

– Прошло только полчаса, – заметила я. Он заплатил за час. – Полагаю, на второй раз тебя не хватит?

– Нет, извини, – покаялся он. – Слишком стар. Слишком устал.

– Хочешь, я останусь, и мы поболтаем – или мне уйти? А еще ты мог бы перевернуться, и я бы помяла твою спину в жалкой имитации массажа.

– Я был бы благодарен, если бы ты ушла. Я тогда просто усну, счастливый и удовлетворенный.

– Я бы пожелала тебе удачи с книгами, но, похоже, ты в этом не нуждаешься, – сказала я. – Надо будет прикупить себе экземпляр.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru