Пользовательский поиск

Книга Тайный дневник девушки по вызову. Содержание - Вторник, 3 февраля

Кол-во голосов: 0

– Ты удивишься, что они с ней сделали, – уверял он меня. – Только два актера. Настоящий двойной хит!

Я хихикнула. Наверно, эта фраза для влюбленных означает нечто иное, чем для девушек по вызову.

После той ночи, когда у меня была вечеринка и он спал в гостиной, а Н. – в моей постели, мы все втроем проснулись рано и пили кофе в кухне. Я вышла вместе с ними на улицу, помахала вслед Н., уехавшему в своей машине, и проводила П.С. за угол, где стояла его тачка. Я побаивалась, что он может обидеться на меня за некоторую холодность, которую я ему выказала, но нет, он запечатлел поцелуй на моих губах, прежде чем уехать. Возможно, заслужил второй шанс.

В ту ночь, когда у меня была вечеринка, он спал в гостиной, а Н. – в моей постели.

Проехала через весь город на метро, чтобы встретиться с ним. Он уже был в пабе, сидел за стойкой вместе со своим другом, которому представил меня. Претензии его приятеля на славу основывались на том, что в детстве его личико запечатлелось в какой-то коммерческой рекламе. Но поскольку он выглядел по меньшей мере лет на пятьдесят, неудивительно, что я не помнила, что именно он рекламировал – не говоря уж о самом рекламном ролике. Недолго поговорили о компьютерах. Я считаю, что это – дьявольские штуки, ни для чего особо не нужные, кроме производства и продажи порнографии. В этом они сильно похожи на мужчин. Но лучше справляются со своим делом.

«Двойной хит» должен был состояться в помещении наверху. С самого начала было ясно, что пьеса мне вряд ли понравится, но длинное мускулистое бедро П.С. было прижато к моему, и смеялся он в нужных местах. Если не считать кривляния, происходившего в двенадцати футах от нас, было очень приятно находиться рядом с ним в темной комнате.

По окончании представления публика спустилась вниз, чтобы выпить. Я углядела ведущего актера и присоединилась к окружавшей его толпе, чтобы принести и свои щедрые, не заслуженные им комплименты.

– А что вы на самом деле об этом думаете? – спросил потом один из друзей П.С., глядя на меня с хитрой улыбочкой.

– Вяло, – резюмировала я. – Никакой страсти.

– В каком смысле?

– Я и то лучше могу, – сказала я. Повернувшись к П.С., я процитировала реплику, которую в пьесе произносил ведущий актер, и облапила его рубашку, как будто он был Еленой Троянской. А он с готовностью отыграл в ответ, лукаво избегая моих приставаний.

Мы оба повернулись к его приятелю.

– Что ж, – сказал он, – очко в вашу пользу!

Мы с П.С. осушили бокалы и ушли.

Он предложил подбросить меня домой. На самом деле ему было не по пути, но я согласилась.

Мы болтали обо всем и ни о чем. Я в общих чертах рассказала, как мы разошлись с Этим Парнем. Он поведал мне о своей бывшей подружке. Мне почему-то вспомнился А2, и я вдруг заметила, что говорю:

– Знаешь, это было настоящее открытие, что когда кто-то тебя любит, ты совершенно необязательно отвечаешь ему тем же. И еще – невозможно сказать человеку, что зря он тебя любит.

Повисла пауза.

– Это хорошо, – проговорил он, заворачивая за угол Гайд-парка, – потому что я люблю тебя.

О нет, пожалуйста! Я попалась в ловушку собственных слов.

– Спасибо, – пробормотала я. И в этот самый момент поняла, что не чувствую того же, что и он. Пока – нет. Может быть – никогда. Мы отправились ко мне, занимались сексом, спали. Он проснулся рано – привычка честно работающего человека, я полагаю. Мирно позавтракали, и он уехал домой.

Понедельник, 2 февраля

Клиент:

– Можно я сделаю твою фотографию?

Я (заметив поблизости видеокамеру размером с ладонь):

– Нет.

– Пожалуйста! Там не будет твоего лица.

Хмммм. Вот уж спасибо!

– Нет. Извини, агентство не позволяет делать фотографии или записи.

– Я просто хочу видеть, как ты раздвигаешь губки, когда я вхожу в тебя.

– Ладно, это можно. Мы воспользуемся зеркалом – но никаких фото!

– Другие девушки соглашаются.

– Я – не другая девушка.

Он (надувшись):

– Другие девушки из того же самого агентства соглашаются!

Это что, должно заставить меня поколебаться? Мистер, да мне плевать, даже если вы предъявите фотки моей матушки, делающей минет вашей собаке!

– Извини, но нет.

– И что, даже фото нельзя? Там все равно в основном буду я!

– Нет. – Разговор начал меня утомлять и, что еще важнее, отнимал кучу драгоценного времени. Я сладко улыбнулась, встала прямо перед ним и принялась поигрывать верхней пуговкой его рубашки. – Ну что, может, начнем?

И мы начали, хотя он пересыпа́л разговор во время дела комментариями типа «о-о, это потрясающе, хотел бы я иметь такую фотографию» и «ты знаешь, тебе стоило бы сниматься в порно!». Было время, когда Н. и я развлекались идеей о том, чтобы спонсировать наш творческий отпуск в Польше, поработав в восточноевропейских порнушках, но это история для другого дня и вообще другаяистория.

Он никак не желал уняться. Вплоть до того, что с энтузиазмом подмахивать и делать правильные движения мне стало трудно, потому что я никак не могла избавиться от чувства, что за мной наблюдают. К концу часа так извелась, что постоянно оглядывала комнату в поисках скрытых камер. Хорошо еще, что это был номер в отеле, а не частный дом, но когда он отправился в туалет, я все равно пооткрывала все шкафы и даже заглянула под кровать.

Судя по моему опыту, подозрительность – хорошая штука. Она еще ни разу меня не подвела. Пока никому не удавалось застать меня врасплох, и я позабочусь о том, чтобы этого никогда не случилось. Это одна из причин того, почему я работаю в агентстве.

Я знаю, что мое место в секс-бизнесе – место привилегированное, насколько это вообще возможно при сексе с незнакомыми людьми. Многие, хотя и не все, проститутки сидят на наркоте, подвергаются унижениям со стороны партнеров или насилию со стороны клиентов, или все вышеперечисленное вместе. Возможно, из-за своей наивности я не спрашиваю немногих других девушек по вызову, которых знаю, довольны ли они своей работой. Честное слово, я даже не замечала, что существуют уличные проститутки, до тех пор пока не вышла из подросткового возраста. Иногда бывает трудно отличить девушку, которая направляется в ночной клуб, от той, которая… э-э… не направляется.

Я знаю, что мое место в секс-бизнесе – место привилегированное, насколько это вообще возможно, когда говоришь о сексе с незнакомыми людьми.

Однажды во время учебы в университете я возвращалась домой после ночи, проведенной в клубе. Я жила в квартале неподалеку от центра города, и таксист высадил меня в конце улицы. Когда я подходила к двери с ключами в руке, со мной заговорил мужчина.

– Ищешь работу, лапуля?

Мне потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, о чем он спрашивает.

– Ой!.. Нет.

На мне не было надето ничего чрезмерно вызывающего, просто… Поправка: я была студенткой, а студентки, возвращающиеся домой из ночных клубов, без вариантов выглядят полуодетыми. Мужчина просто ошибся – с кем не бывает. Но я не завопила, не убежала и не стала его высмеивать.

– Ты уверена? – переспросил он.

Время от времени в нашем районе появлялись уличные проститутки. Однажды в выходной я встала пораньше, чтобы купить газету, и, выйдя из дома, увидела женщину, которая, спотыкаясь, брела через главную улицу. Она была одета, как для ночного клуба, хотя было уже совсем светло. Она выглядела слишком юной, чтобы быть студенткой, и слишком истощенной. А в другой раз, сидя с друзьями в местном пабе, мы увидели женщину, которая зашла, чтобы разменять 20-фунтовую банкноту. Бармены обменялись взглядами: они явно ее знали.

– Да, я уверена, – сказала я мужчине и удержалась от того, чтобы добавить «но все равно спасибо».

Вторник, 3 февраля

Ремонт дома продвигается хорошо, хотя я не чувствую особого вдохновения по поводу мягкой мебели. Достаточно сказать, что предыдущий вариант (Лора Эшли в кислотном трипе с Питером Максом на Таити) усовершенствован до чего-то, смутно напоминающего нынешнее столетие.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru