Пользовательский поиск

Книга Тайный дневник девушки по вызову. Содержание - Четверг, 8 января

Кол-во голосов: 0

Я:

– Ой, какой ты заботливый!

Он подает мне бокал; мы салютуем друг другу и пробуем вино.

– В этот раз оно суше, чем обычно.

– Я решил, что этот сорт стоит попробовать…

Когда постоянный клиент становится чуть более постоянным, строгие правила становятся чуть менее строгими. Клиенту не полагается быть под воздействием какого-либо вещества во время встречи – да и нам тоже, – хотя небольшая доза алкоголя не возбраняется. Поскольку с этим конкретным мужчиной я встречалась не раз, знаю, что он, должно быть, позволяет себе перед нашей встречей выкурить косячок. Запах-то я чую и удивляюсь, что это никак не отражается на его потенции. Вчера приехала на несколько минут раньше времени – вечер вторника, пробки небольшие – и поймала его «на горячем».

Когда постоянный клиент становится чуть более постоянным, строгие правила становятся чуть менее строгими.

Есть у него еще одна привычка – пользоваться ингалятором во время моих посещений. Да нет, я понимаю, что это в рамках закона (по крайней мере я так думаю), и вообще я не против приема наркотиков как такового. «Живи и дай жить другим», «преступления без жертв» и всякое такое. Я сама очень редко позволяю себе что-нибудь более сильное, чем напиться вдребезги, хотя те, кто знавал меня в универе, вероятно, проголосуют за противоположное.

Прошлой ночью на полу его спальни я сидела на нем верхом. Он с закрытыми глазами потянулся за знакомой бутылочкой из темного стекла и сделал глубокий вдох. А потом предложил ее мне. « Ну, вреда-то от этого не будет?»– подумала я и сделала понюшку. А потом еще одну, когда он снова предложил, минут десять спустя.

Вот это, я вам скажу, был приход! Кожа на голове, лицо и уши пульсировали, как когда краснеешь, только сильнее. Каждый звук стал очень отчетливым и каким-то жестяным. Подушечки пальцев казались лапами в целый фут шириной.

Слава богу, это длилось минуту или около того!

Я имею в виду – действие ингалятора. Секс длился гораздо дольше.

Четверг, 8 января

При этой работе некоторые вещи трудно воспринимать всерьез.

Первое: общественный транспорт. Возможно, на нормальном рабочем месте опоздание на двадцать минут вполне извинительно, с оправданиями типа: «Северная ветка опять стояла, черт побери, ну вы же понимаете!..» Но когда у недотраханного мужа есть ровно шестьдесят минут между началом обеденного перерыва и его следующей встречей, а он принял «Виагру» и всерьез настроен на приключения, опаздывать никак нельзя. Мы с такси теперь старые друзья, дорогуша!

Второе: люди, которые пялятся на тебя в общественном транспорте. Может, он думает, что я так и помчусь за ним в тайное любовное гнездышко? Или что он сойдет вслед за мной и между нами возникнет любоффс первого взгляда в первом же переполненном людьми задержанном поезде южного направления? Нет шансов, сэр!

Третье: одноразовые пересыпы. Это как служба в армии: и удовольствие получаешь, и еще платят за это. Порой бывает, что удовольствия никакого, но зато оплата – всегда. Орального секса с клиентами, если подсчитать, у меня за неделю выходит больше, чем за все время, проведенное в универе.

Четвертое: проблемы с бойфрендом. Я не хочу быть иодинокой, ипроституткой. Я хочу, чтобы в моей жизни был Этот Парень. Мы договорились о перемирии. Да-да, честное слово!

Пятое: мода. Ботинки на плоской подошве, короткая стрижка, укороченные штанишки, юбочки с оборками?! Да я бы никогда в жизни больше не получила работы!

Пятница, 9 января

У Этого Парня был день рождения, так что он приехал меня навестить. Он был умыт, вежлив и явно вознамерился вести себя как можно лучше. Большую часть вечера все шло легко, непринужденно, ровно. Я все больше и больше висла у него на локте, и он в ответ обнял меня за плечи. Слава богу, подумала я. Просто неприятный эпизод. Незачем напрягаться.

Мы решили пораньше уехать от наших друзей из Уимблдона (чтобы как следует напрячь койку, мой дорогой!) под первым попавшимся предлогом – и только для того, чтобы влипнуть в совершенно эпические задержки поездов в метро. После того как мы целый час проторчали на Эрлс-Корт (он продремал этот час у меня на плече), объявили изменение маршрута нашего поезда. Так что мы выскочили на Глостер-роуд, чтобы сделать пересадку. Увы, на ветке Пикадилли все тоже было безнадежно.

Я приняла волевое решение, и мы потащились наружу, чтобы поймать черный кэб.

– И во сколько нам это обойдется? – спросил Этот Парень.

– Не волнуйся, я заплачу́, – ответила я. Но он все равно сунулся спросить у самого шофера.

– Да ладно тебе, дурашка, – проворчала я, запихивая его в салон.

Для начала я направила водителя к ближайшему банку, чтобы снять наличные. Когда вернулась в машину, оказалось, что Этот Парень уже наливается нехорошими чувствами.

– Он не выключал счетчик, пока мы ждали, – проворчал он. – Наверно, целый фунт накрутил лишнего!

Меня это как-то не взволновало.

– Меня не было всего пару минут, – проговорила я.

К тому же, взяв черный кэб, а не мини-кэб, я была совершенно уверена, что, каким бы там ни был счет, таксист не станет возить нас туда-сюда. Я живу чуть ли не у черта на рогах. И поездки за 40 фунтов по городу – не такая уж для меня новость. Когда дело касается работы, естественно, эти расходы оплачивает клиент. Учитывая время суток и дальность поездки, если бы мы добрались до места фунтов за двадцать, я была бы благодарна.

Этот Парень надулся, отобрал у меня свою руку и мрачно уставился в окно.

Когда нам оставалось около двух миль до дома, он сказал:

– Думаю, мы должны здесь выйти. Мы уже довольно близко.

Счетчик только-только перевалил за двадцать фунтов, но я была на каблуках, и меня совершенно не радовала перспектива провести полчаса на холоде, когда мы могли бы вскоре оказаться в постели и «делайт сладкий любофф».

Я сердито уставилась на него.

– Если тебе так приспичило выйти и топать пешком, я не стану тебя останавливать!

Я не собиралась никуда идти. Это был его день рождения, это был мой подарок – и что такое деньги по сравнению с тем, чтобы оказаться дома в объятиях друг друга?!

Светофор загорелся зеленым. Водитель нервно взглянул в зеркальце.

– Э-э-э, так вы здесь выходите, приятель? – спросил он.

– Нет. – Этот Парень скрестил руки на груди и утонул в кожаном сиденье.

Целые и невредимые, через пять минут мы уже были у меня. Униженная этой сценой, я дала водителю три фунта чаевых. Мы поднялись по лестнице, я отперла дверь и шагнула внутрь.

– Ну? – произнесла я.

– Ну…

– Ты не собираешься извиниться? Потому что я очень, очень зла!

– Не могу поверить, что ты позволила состричь с себя столько денег!

– А я не могу поверить, что ты так себя ведешь. Это всего лишь деньги!

– Это многоденег!

– Это мои деньги, как хочу – так и трачу, а я хотела потратить их на то, чтобы привезти нас домой. Вместе. Это не больше, чем обошелся бы круг выпивки в пабе!

Представьте себе дискуссию на всю ночь, в ходе которой, по иронии судьбы, шлюха проповедует тезис «деньги ничего не значат», а ее бойфренд вспоминает все сделанные им одолжения и понесенные расходы за прошлый год. Если он действительно хочет сменить место работы, возможно, ему подойдет бухгалтерия! Кончилось все довольно резко: я выписала чек на сумму, примерно соответствующую моей часовой оплате, и сунула ему в ладонь.

– Этого достаточно? – спросила я. – Это сделает тебя счастливее?

Кончилось все довольно резко: я выписала чек на сумму, примерно соответствующую моей часовой оплате, и сунула ему в ладонь.

Он пулей вылетел из комнаты и принялся болтать с моей соседкой, а потом, похоже, взялся за ее блестящие, в стиле техно, игрушки. Нет ничего хуже, чем слышать алчные смешки этой рыжей, демонстрирующей ему новенький наладонник заодно со своим собственным декольте!

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru