Пользовательский поиск

Книга Сборник эротических рассказов. Содержание - Хроники Деуса

Кол-во голосов: 1

Я провел рукой по плоскому животу и опустился ниже. Я целовал ее, мои руки были везде… Я раздвинул Насте ноги и коснулся ее клиторочка, прильнул губами к влажной промежности. Настя выгнула спину и запрокинула голову в ответ на мои ласки. Ее тело дрожало и изнывало от желания.

Я снял штаны вместе с трусами и навис над ней, почувствовав горячее неровное дыхание.

Просунув руку ей под спину, я прижал Настю к себе и стал медленно входить в нее. Она была возбуждена и я легко проник в ее узенькую дырочку. Снова ее молоденькая теснота обхватила мой ствол… Восхитительное ощущение!

Я стал двигаться в ней, руками гладя напряженное горячее тело, вдыхая фруктовый запах ее волос, целуя их.

Настя обняла меня одной рукой, но не отвечала на поцелуи. Глаза ее были закрыты, с полуоткрытых губ срывались тихие стоны.

Я стал двигаться все быстрее и быстрее, стараясь не быть резким и не причинить ей боль. Вдруг я почувствовал, как сжались мышцы внутри нее, Настя резко вскрикнула, ее ногти впились мне в спину.

Ощутив резкую тесноту внутри девочки, я понял, что сейчас кончу. Огромным усилием воли я сдерживал себя, продолжая находится в ней, наслаждался ее оргазмом. Настя выгнула шею, ее пальцы дрожали на моей спине, а на щеках выступил горячий румянец.

Потом я вышел из нее, и, дроча, кончил на простыню. Издав почти животный стон, я нагнулся над Настей, уперевшись локтями в кровать. Она, испытав первый в жизни оргазм, дрожала как в лихорадке и тяжело дышала. Я устало поцеловал влажные горячие губы и в изнеможении лег рядом.

Настя прильнула ко мне и я обнял ее рукой, хотя мне было почти невыносимо жарко. Она уткнулась в меня головой и тихо заплакала. Я обнял Настю крепче, отчасти понимая ее слезы, но был не в силах успокоить ее или что-нибудь сказать. «Пусть поплачет - это полезно», - подумал я и отрубился.

В окно мягко падали лучи летнего утреннего солнца, в воздухе витал запах свежести влажной травы. Тихо и тепло и чисто.

Я быстро проснулся от янтарно-прозрачного света, в котором кружились, чуть переливаясь, пылинки. Рядом я почувствовал теплое слегка шершавое прикосновение. Ее голова лежала на моем плече, мягкие волосы, растрепавшиеся по подушке, слегка щекотали. Одной рукой Настя обнимала меня во сне.

Солнце освещало ее лицо и плечи, выглядывающие из одеяла, загорелые руки со слегка золотистыми волосками. Я смотрел на странно по-взрослому спокойное лицо Насти и она казалась мне женщиной. «Да», - подумал я, - «она женщина, благодаря мне». Я поморщился.

Настя открыла свои темные, совершенно не сонные глаза и посмотрела прямо мне в лицо.

Я улыбнулся ей и притянул Настю к себе, близость ее стройного тела ударила мне в голову. Я поцеловал ее, аккуратно и медленно, как этой ночью, и запустил руку под одеяло.

Настя вдруг странно дернулась и уперлась мне в грудь ладонями.

– Что ты, - прошептал я, - тебе же понравилось… вчера.

Я снова прижал ее к своей груди, а руку просунул у нее между ног.

Настя посмотрела на меня страшными глазами, в них отразилась мука.

– Не надо, пожалуйста, - хрипло прошептала она и сглотнула, - мне так больно.

Я отпустил Настю и она отодвинулась, смотря испуганно и жалко.

– Внизу живота, - добавила она, - больно.

Я смотрел на нее долго, вглядываясь в ее лицо. Большие темные глаза смотрели грустно и тяжело. В них было все - и боль, и унижение, и поруганная растоптанная честь, и отвращение, и страх. В них было все, и оттого они казались взрослыми. И сгорбленное молодое тело оцепенело лежало рядом со мной, оскверненное, больное.

Я чувствовал прекрасную власть над ней, с удовольствием садиста насиловал ее, деля ее тело с другом. А сейчас мне было жаль Настю. Трезвый по-утреннему рассудок остро и резко вонзался в безмятежное ощущение. Мне было жаль ее.

Настя вся сжалась, по-видимому, боясь, что ее снова будут насиловать, несмотря на боль и мольбы.

Я верил Насте- все-таки вчера был ее первый раз, а мы с ней не церемонились.

– Успокойся, - сказал я девочке, - ничего не будет.

Настя уронила голову на подушку и закрыла глаза.

– Вы отвезете меня домой? - спросила она.

Я откинул одеяло и встал с кровати. Настя лежала неподвижно, смотря на меня сухими глазами.

Я наклонился к Насте, и, подняв ее на руки, понес в ванную. Легкое стройное тело, прислонившееся ко мне, возбуждало. Но я занес ее в душевую кабинку, опустил на влажный холодный пол и включил душ.

Вернувшись в комнату, я собрал одежду Насти и принес в ванную.

– Вот, - сказал я, - оденешься. Настя кивнула и я вышел.

После ванной девочка в кое-где разорванной смятой одежде выглядела слегка потрепанно, но, в целом, все также неплохо.

– Посиди пока, я сейчас, - сказал я и тоже пошел принять душ.

Я вышел из ванной в халате и, сняв его в комнате, стал одеваться у нее на глазах.

– Есть хочешь? - спросил я у Насти, натянув футболку.

Девочка покачала головой.

– Нет, - тихо сказала она через некоторое время, ее сухие бледные губы немного дрожали. Я начинал злиться.

– Хватит хандрить, Настя, - сказал я девушке, - сейчас отвезу тебя домой.

Я подошел к Насте и, уперев руки в подлокотники кресла, навис над ней.

– И вот еще что, - сказал я, доставая из кармана джинсов мобильник.

Девочка подняла на меня большие испуганные глаза, я почти чувствовал, как она внутри похолодела.

– Хоть слово скажешь родителям, - я открыл на телефоне пару голеньких фоток, - эти снимки будут на телефонах у всего города, - я показал ей.

Настя каким-то вялым оцепеневшим жестом протянула руку к мобильнику и взглянула. В глазах ее отразилась боль, смешанная со смертельной усталостью. Девушка с отвращением отдернула руку и откинулась на спинку кресла.

– Я никому не скажу, - прошептала Настя одними губами, закрыв глаза. По ее щеке тонко скользнула прозрачная слезинка, - отпустите меня домой.

– Ну вот и славно, - непринужденно сказал я, с облегчением понимая, что девочка действительно не проронит ни слова.

– Пойдем, позавтракаем, - взял я Настю за руку.

Девочка послушно пошла со мной на кухню.

Я сварганил нехитрый завтрак из пары бутербродов и покормил мою новоиспеченную женщину. Сам я был жутко голоден после восхитительного секса.

Через пару минут в комнату вошел только что проснувшийся Сашка. Морщась и щуря опухшие глаза он шатко прошел к рукомойнику.

Мне стало весело. «Кто рано встает - тот Настю ебет» - мысленно сочинил я каламбур. Вот я с самого утра уже удовлетворенный.

Сашка открыл кран и подставил голову под струю холодной воды. Друг явно перебрал.

Я потянулся к стоявшей на столе бутылке с остатками водки и проверил количество остатка - «сто грамм будет». Я вылил водку в стакан и протянул красному, тяжело стонавшему Саньку.

Он немедленно выпил и, блаженно вздохнув, опустился на стул рядом с Настей. «Представляю, как на нее дохнуло перегаром»

– Доброе утро, Игорек, - сказал Сашка.

– Доброе, - улыбнулся я, протянув другу сигарету.

– Спасибо, - благодарно крякнул он.

Мы закурили. Сашка, придя в себя, приложился к сидящей рядом девочке, обняв ее за плечи. Настя опустила голову и сидела неподвижно.

– Слышь, Игорек, - сказал Сашка, туша сигарету, - девчонку можно оставить еще на день. Давай компашку позову - пустим ее по кругу? А?

Сашка сощурил опухшую от водки морду, довольный предложенной идеей.

Я ощутил прилив злобы. «Вот сволочь!» «А сам то?» - отдернул я самого себя.

Я посмотрел на Настю. Она сидела неподвижно, опустив голову.

«Не трогает, - обозлился я. - Дура!».

Я закурил вторую сигарету, и спокойно ответил:

– У нее родители могут к обеду приехать.

Сашка округлил удивленные глаза.

– Ты же сказал вечером? - возмутился он.

«Прямо обиделся, - подумал я. - Да ты ее сейчас даже трахнуть не сможешь!… Что то у меня неважное настроение сегодня».

– Да я вчера перепутал спьяну, - сказал я, допив остатки кофе.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru