Пользовательский поиск

Книга Проказы леди Маргарет. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Один из огурцов она взяла в ладони и стала согревать его, второй положила между бедер, здесь ему предстояло нести свою службу. Затем замерла, уставившись в потолок и стараясь оживить в памяти сладостные моменты прошлого. Медленно, потихоньку Маргарет стала водить огурцом по влажным грудям, засовывала его подмышки, ласкала губами. Потом закрыла глаза, мысленно предлагая себя двум невидимым любовникам, один из них, недвижимый и жесткий, покоился в ложбине между бедер, второй, как мужской член, бродил по всему ее телу.

Вскоре иллюзия достигла такого уровня, что Маргарет застонала. Свободной рукой она продвинула огромный огурец по бедрам, пока он не уткнулся в мягкие губы, уже трепещущие под золотой кромкой волос. Размеры овоща все же смущали ее, она взяла его в руки, смочила слюной и попыталась, помогая встречными движениями бедер, ввести в себя.

Потом Маргарет стала одной рукой ласкать свои груди, которые быстро набухли, а соски настолько увеличились и отвердели, что походили на крупные весенние клубнички. Каким-то образом эти интенсивные ласки способствовали медленному, но неуклонному проникновению огурца в ее самое интимное место. В какой-то момент рука Маргарет сорвалась, и огурец тут же защемил нежную плоть, как это случается порой с чересчур нетерпеливым любовником. Все пять пальцев свободной руки Маргарет судорожно сжали одну из грудей, и спазм наслаждения прокатился по ее телу. В то же мгновенье любовная жидкость окропила бедра.

Придя в себя, Маргарет решила подвести полу — научную основу под свое удовольствие и использовать оба естественных фаллоса, принесенных с базара. Извлекая наружу огурец, глубоко проникший в ее потайную пещеру, Маргарет причинила себе боль. Поэтому она размыслила, что впредь следует вводить его узким концом, тем более, что этот узкий конец по толщине вполне мог соперничать с членом самого достойного мужчины. Далее — вводить его следует ритмично, по мере погружения толщина огурца будет возрастать, следовательно, губы влагалища будут растягиваться постепенно, без боли, как в первый раз. Соответственно, будет возрастать и наслаждение. Этого же метода следует придерживаться и при обработке второго отверстия.

Итак, Маргарет улеглась поудобнее на бок и, смазав огурец душистым кремом, стала осторожно заталкивать его в анус. Пока он погружался в нежное отверстие, свободной рукой она ласкала груди. Казалось, все ее тело сжалось вокруг овоща, и эти сокращения мышц доставляли ей неописуемо острые ощущения. Она оставила в покое груди и ввела второй огурец во влагалище. Волна сладострастия накрыла все тело женщины, она задыхалась, руки сами нашли нужный темп синхронных движений, и вот уже половодье наслаждения буквально опрокинуло ее.

Маргарет громко застонала и замерла, пальцы ее судорожно сжимали толстые концы огурцов, казалось, пронзивших ее тело насквозь.

Очень скоро леди Маргарет так хорошо освоила это упражнение, что стала предаваться ему каждый день во время сиесты. Для усиления наслаждения она со временем разнообразила программу. Так, однажды ей пришла в голову идея проделать в огурце сквозное отверстие длинной спицей, посредством которой она когда-то связала Томасу шерстяные подштанники. К толстому концу овоща она приспособила резиновую грушу от своего интимного гигиенического прибора и через этот канал впрыскивала в себя, как сперму завоевательницу, струю швейцарского концентрированного молока, рекомендуемого для вскармливания грудных младенцев.

Далее Маргарет изготовила целую коллекцию имитаций членов из различных овощей и фруктов. Руководствуясь прихотями фантазии, она всячески разнообразила свое меню и достигла такого прогресса, что уже никогда не повреждала свои деликатные места, только мурлыкала от удовольствия. Изумительные овощные и фруктовые салаты уносили леди Маргарет в самые райские кущи.

И все же, когда опускались сумерки, природа вступала в свои права, и Маргарет снова охватывало смутное беспокойство. С отвращением она отбрасывала фальшивые инструменты на верхнюю полку шкафа, чтобы горничная их не нашла и не упрекнула в порче хорошей пищи.

Маргарет одевалась, совершала» мэйк-ап» (Означает по-английски то же самое, что «макияж» по-французски) над своим лицом и выходила на улицы в поисках прекрасного незнакомца, который, по ее убеждению, был единственным мужчиной, способным внести успокоение в мир ее безрассудных страстей.

Глава 4

Кто-то сказал Маргарет:

— Если вам нравятся туземные танцы, поезжайте к Канчо.

Однажды в субботу вечером она решилась. Машина долго ехала пустынными улицами мимо темных домов. Наконец шофер остановился у нужного ресторана. Группы людей толпились возле дверей, из-за которых доносились посредственные звуки музыки явно «белого влияния».

Неожиданно среди праздношатающихся зевак она увидела мужчину, которого так долго искала. Он был одет в розовую рубашку и синие брюки.

Маргарет улыбнулась ему:

— Ты узнаешь меня?

Он кивнул головой, но ничего не произнес.

— Почему ты не пришел, как я просила? Снова молчание.

— Хочешь выпить со мной? Мгновение он колебался, потом сказал:

— Только пойдите туда и закажите столик сами. Мне официант откажет.

Он показал на свои рваные брюки и разбитые сандалии. Маргарет внезапно ощутила необычайную нежность.

— Ладно, жди меня.

Она вошла в зал, навстречу ей ринулся готовый обслужить официант. Маргарет выбрала столик рядом с танцплощадкой, откуда было удобно наблюдать за вращениями и выкрутасами лихо отплясывающих парочек. Она заказала шампанское и вернулась к входу, чтобы позвать своего компаньона. Он исчез…

Маргарет в изумлении огляделась, потом спросила шофера своей машины. Тот ничего не заметил. Вспомнив смущение незнакомца, она решила, что тот, возможно, пошел переодеться, вернулась к заказанному столику и стала ждать.

Почти все посетители ресторана были негры или мулаты. Возле бара несколько португальских мулатов играли на гитарах. Женщины были одеты в длинные, развевающиеся открытые платья из красного, зеленого или желтого шелка, но обуты, однако, всего лишь в соломенные сандалии.

Невзирая на удушающую жару, все мужчины были облачены в костюмы. Пили здесь либо пиво, либо коктейли со льдом, либо шипучее вино, бутылку которого официант принес завернутой в салфетку, с претензией, что это шампанское.

Несколько белых, находящихся в зале, по-видимому, решили устроить в этот вечер спектакль для Черных. Джаз, похоже набранный из мелких бизнесменов, попытался безуспешно сымитировать бесшабашный стиль американских негров. Один из музыкантов то и дело выходил вперед и пробовал что-то спеть, но его усилия вызывали у местных только смех. Иногда в круг выходила женщина с впалой грудью и старательно изображала нечто, что, видимо, полагала рок-н-роллом. И посетители, чьи предки знали оргии полуночных ритуальных танцев, добродушно аплодировали ей.

Маргарет стало дурно от этого зрелища. Она была женщиной без предрассудков и отдавалась негру, но находила нечто постыдное в этом унижении расы завоевателей. В какой-то момент она чувствовала, что ненавидит всех в этом зале.

Маргарет встала и покинула ресторан. Некоторое время она расхаживала по улице, но не завидев нигде своего спасителя, вернулась к машине и велела шоферу отвезти ее в гостиницу. Всю дорогу она внимательно смотрела по сторонам, но окраина города в этот час оставляла впечатление безлюдного кладбища.

Наконец уличные фонари остались позади. Машина остановилась возле отеля. Откуда-то доносились звуки механического пианино. Ночной портье, заперев за ней дверь, возобновил прерванный храп.

Голова Маргарет гудела от переживаний. Она быстро разделась, нырнула в постель, и вскоре сон принес ей желанный отдых.

На следующий день она снова отправилась к Канчо. Владелец, в ответ на ее расспросы, посоветовал вернуться сюда к ужину, возможно, кто-нибудь из местных даст ей какую-нибудь информацию о незнакомце.

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru