Пользовательский поиск

Книга Взломщики кодов. Содержание - Дело Дрейфуса

Кол-во голосов: 0

Его второе достижение заключается в подтверждении принципа, состоящего в том, что только дешифровальщики могут со знанием дела судить о надежности шифра. Разумеется, об этом догадывались и до него. Поэтому-то криптоаналитик Россиньоль и создал довольно стойкий номенклатор, а в XVII веке в Англии составлением номенклаторов занимались исключительно дешифровальщики. Но после закрытия «черных кабинетов» об этом принципе все как-то позабыли. Во всяком случае, данный критерий оценки надежности номенклатора не применялся к более сложным шифрам, которые предлагались в XIX веке. Их изобретатели, вместо того чтобы вынести свои шифры на суд криптоаналитиков, обладавших большим практическим опытом, стремились оценить их стойкость сами. Они подсчитывали, сколько веков уйдет на опробование всех ключей, или доказывали, что практически невозможно пробиться через какой-либо элемент шифра. Керкхофф изучил это негативное явление и вынес о нем такое суждение:

«Я поражен тем, что наши ученые и профессора преподают и рекомендуют для применения в военное время системы, ключи к которым, несомненно, менее чем за час откроет самый неопытный криптоаналитик. Такое чрезмерное доверие к некоторым шифрам можно объяснить лишь недостатком научных исследований в области шифровального дела после упразднения „черных кабинетов“… Можно также полагать, что многочисленные утверждения некоторых авторов, а также отсутствие серьезных работ по искусству прочтения тайнописи способствовали распространению самых ошибочных идей о стойкости наших шифрсистем».

Выступая против этого, Керкхофф показал, что единственным средством просвещения в шифровальном деле является криптоанализ и что только карабкаясь вверх по крутой и тернистой тропе криптоанализа можно получить истинное представление о стойкости шифров. Вся его книга проникнута именно этой идеей и поэтому является, по существу, работой по криптоанализу. В ней Керкхофф доказал, что в новых условиях криптоанализ – единственное верное средство испытания надежности шифров. Такого мнения продолжают придерживаться до сих пор.

Если бы Керкхофф на этом остановился, то он и тогда бы оставил глубокий след в истории криптоанализа. Но он сделал больше, разработав криптоаналитические методы, играющие важную роль в современной теории дешифрования. Один из них называется наложением, или перекрытием, и представляет собой способ дешифрования многоалфавитных систем замены. Данный способ не ставит никаких ограничений, нужно только иметь несколько сообщений, зашифрованных одним и тем же ключом. Криптоаналитик выписывает эти сообщения одно под другим так, чтобы буквы, зашифрованные одной и той же буквой ключа, образовывали единую колонку. Каждую такую колонку можно потом дешифровать как обыкновенную одноалфавитную замену.

Таковы многочисленные поразительные достоинства книги «Военная криптография», которая стоит первой в ряду крупных трудов по криптологии. Это место она занимает благодаря ясности изложения, солидной научной основе и предложенным криптоаналитическим методам. Ее мог написать только человек с такими широкими теоретическими познаниями, как Керкхофф.

В отличие от выдающегося теоретика криптоанализа Керкхоффа, француз Этьен Базери был великим практиком. Шифры буквально плавились под действием интенсивной работы его мозга. Архивные криптограммы, правительственные шифры, тайная переписка заговорщиков – ничто не выдерживало неукротимого напора Базери.

Базери родился 21 августа 1846 г. в семье полицейского в маленькой рыбацкой деревушке на берегу Средиземного моря. Его отец хотел, чтобы он посвятил свою жизнь сельскому хозяйству. Однако через пять дней после того, как ему минуло 17 лет, Базери записался рекрутом во французскую армию. Во время франко-прусской войны он сражался на фронте и был взят в плен, но бежал, переодевшись каменщиком. После окончания войны Базери медленно, но неуклонно продвигался вверх по служебной лестнице.

Интерес к криптоанализу возник у Базери, когда он пытался прочесть криптограммы, помещаемые в газетах в колонках для личной переписки. Пикантными подробностями этой переписки он развлекал своих сослуживцев. Однажды в 1890 г., когда его эскадрон стоял в Нанте, Базери заявил во всеуслышание своим друзьям-офицерам в штабе корпуса, что известный ему французский военный шифр можно читать без ключа. Раздался взрыв общего смеха. Не рассмеялся только один человек. Это был командир корпуса генерал Шарль Фэй, один из лучших офицеров своего времени. Он принял брошенный Базери вызов и прислал ему несколько телеграмм, зашифрованных с помощью этого шифра. Базери дешифровал их. Все были изумлены, а военное министерство спешно изготовило новый шифр. Ознакомившись с криптограммами, подготовленными с использованием нового шифра, Базери вскрыл его еще до того, как он был введен в действие.

Слава Базери достигла Парижа, и в августе 1891 г. армейское командование направило его в распоряжение криптобюро французского МИД. Именно в эти годы жизни Базери больше всего времени посвящал криптоанализу. Едва только новые шифры появлялись на свет, как он вскрывал их. Базери начал заниматься шифрами прошлого, когда начальник генерального штаба попросил его помочь в прочтении шифрованных сообщений для изучения военных кампаний Людовика XIV. Базери успешно справляется с поставленной задачей, но на этом не останавливается – заодно ему удается вскрыть номенклаторы Франциска I, Франциска II, Генриха IV, Мирабо и Наполеона. Обнаружив, что шифры французского военного гения XIX века были чрезвычайно слабыми, в заголовке своей монографии о них Базери презрительно поставил слово «шифры» в кавычки. А в 1892 г., когда французские власти арестовали и предали суду группу анархистов, в числе доказательств фигурировали дешифрованные Базери криптограммы.

В 1899 г., даже после того, как Базери официально вышел в отставку, министерство иностранных дел Франции продолжало пользоваться его услугами. В том же году оно рекомендовало его полиции как человека, который может прочесть шифрованные сообщения, захваченные в апартаментах некого Шевильи, участвовавшего в заговоре с целью восстановления монархии. Благодаря серии правильных догадок в отношении вероятных слов Базери в конце концов дешифровал эти сообщения. О них Базери позднее дал показания на судебном процессе по делу заговорщиков. Умер Базери в 1931 г. в возрасте 85 лет.

Дело Дрейфуса

15 октября 1894 г. капитан французского генерального штаба Альфред Дрейфус прибыл к 9.00 в здание военного министерства в Париже. Он пришел туда на заседание, в котором, кроме него, приняли участие еще несколько старших офицеров. Вскоре после начала заседания Дрейфус написал под диктовку несколько строк. Его почерк оказался похожим на почерк, каким был написан имевшийся в распоряжении участников заседания документ, в котором разглашались секретные сведения военного характера. Один из присутствовавших офицеров поднялся и торжественно произнес: «Капитан Дрейфус, именем закона я арестовываю вас. Вы обвиняетесь в государственной измене». На этом заседание было закрыто, а арестованного отправили в тюрьму.

Сперва арест хранился в тайне. Продолжалось это недолго, и 1 ноября парижская «Либр пароль» опередила все остальные газеты, поместив сообщение под кричащим заголовком «Государственная измена. Арест офицера-еврея А. Дрейфуса». В нем указывалось, что Дрейфус являлся шпионом Германии или Италии.

2 ноября 1894 г. произошло другое важное событие, которое впоследствии оказало большое влияние на ход дела Дрейфуса. Военный атташе Италии полковник Александр Паницарди телеграфировал в Рим. Сообщение Паницарди было зашифровано. Эта шифртелеграмма стала самым сенсационным секретным донесением тех лет, когда для освещения помещений все еще применялась газовая лампа. В переводе с итальянского выглядела она примерно так:

«Рим. Генштаб

913 44 7836 527 3 88 706 6458 71 18 0288 5715 3716 7567 7943 2107 0018 7606 4891 6165

Паницарди».

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru