Пользовательский поиск

Книга Фарт. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Глава 7

Как кончить с Кончитой

Открыв глаза, я увидел над собой дощатый потолок и на нем двух волосатых пауков, которые, сидя нос к носу, выразительно шевелили передними лапами и, судя по всему, обсуждали свои паучьи проблемы.

В моей голове происходило легкое кружение, и причиной этому было то, что вчера вечером я неслабо приналег на текилу. Знал ведь, что с этой кактусовой косорыловкой шутки плохи, а все равно нажрался. Мои ребята от меня не отставали, и часам к трем ночи южноамериканская сельва огласилась могучими звуками "Черного ворона". Эта старая песня так понравилась пьяным латиносам, что пришлось спеть ее еще раз, а потом еще два раза.

Вообще латиносы кое в чем лучше американцев. А именно - в том, как они пьют. Обыкновенный янки выпьет за вечер восемь так называемых "шатов" - выстрелов - и валится с ног. А на следующий день хвастается, как он вчера нагрузился. А один "шат", между прочим, всего лишь граммов двадцать. Вот и получается, что со ста пятидесяти граммов его уже не найти. Еще они сильно пьянеют от коктейлей, но это и неудивительно. Эти коктейли представляют из себя смесь, от простого перечисления ингредиентов которой у любого уважающего себя любителя выпить последние волосы на голове встанут дыбом. Берется, к примеру, портвейн, ликер, коньяк, сухое и шампанское…

Бр-р-р-р!

У меня только от одной этой мысли к горлу подступило. И вообще последнее дело, будучи с похмелья, думать о спиртном, тем более таком поганом. Спиртное надо пить, излечивая больное тело и страждущую душу, а не рассуждать о нем…

Скинув с себя одеяло, я обнаружил, что лежу в постели голым.

Интересно, сам я разделся или как?

А может быть, тут без Кончиты не обошлось?

Вчера она висла на мне, как мокрый ватник на заборе. Прижималась всем, чем можно, а у нее все такое горячее и упругое, что я только успевал вежливо отодвигаться, чтобы не потерять самообладания и не завалить ее прямо на столе, среди тарелок со жратвой и бутылок с текилой, на глазах у всего общества.

Потом, когда градус опьянения вырос до такой степени, что мне стало не до баб, она и сама отцепилась. Видно, почуяла, что рожденный пить "это самое" не может. В общем, дошли мы все до состояния, когда локоть постоянно соскальзывает со стола, а тут и латиносов на грустное повело. Откуда-то появилась гитара, и они для начала спели какую-то воинственную революционную песню, стуча при этом по всем звучащим предметам, потом по просьбе Сереги сбацали "Кукарачу"…

Ага, вот тут точно помню!

Под эту песню мы с Кончитой лихо отплясывали на земляном полу, а Серега, стоя на одном колене, хлопал нам в ладоши до тех пор, пока не потерял равновесия и не свалился под стол, где и остался. Может быть, он и сейчас там лежит. Надо сходить посмотреть. Кончилась "Кукарача", и я, неизвестно почему, вдруг попросил их спеть "Санта Лючию". И ведь спели, черт возьми, да как спели! Меня аж на слезу пробило.

Вот я и говорю, что латиносы по части выпивки вроде русских.

Если пить, то так, чтобы забор обвалился.

Одобряю.

Итак, я откинул одеяло и спустил ноги с кровати.

Посмотрев вниз, я увидел, что помешал жить большой зеленой игуане, которая недовольно покосилась на меня птичьим глазом и, распустив под подбородком кожаный флаг, неторопливо вышла на улицу через щель в стене. Хорошо ей, подумал я, в любую щель выйти может… А мне, значит, надо вставать, натягивать штаны и идти именно в дверь, а не куда попало.

Я так и сделал, причем с первой попытки попал в дверной проем и сразу открыл дверь в нужную сторону.

Щурясь от утреннего солнца, пробивавшегося сквозь густую зелень, тяжело висевшую над головой, я зашел за ближайшее дерево и, задрав голову, долго стоял, с наслаждением чувствуя, как мой организм освобождается от излишка жидкости. С дерева на меня смотрел цветастый крупный попугай с носом, как у Влада Шапиро из музыкального магазина на улице Марата.

Жидкостный баланс в организме штука непростая, и я, слив избыток с одного конца, тут же почувствовал, что нужно восполнить недостаток с другого. Теплая влажная земля приятно подавалась под босыми ступнями, и, неторопливо доковыляв до той хаты, в которой мы вчера оттягивались, я откинул дверь, висевшую на доисторических воротных петлях.

Из-под стола доносился угрожающий храп Сереги, а в кресле спал один из кабальерос. Он находился в позе человека, застреленного в лоб, и его острый кадык торчал вверх, наводя на мысли о том, что у него в горле застрял спичечный коробок. Но лоб его был чист и гладок, а изо рта вместо струйки крови стекала густая слюна.

Пошарив глазами по обстановке, я аж порадовался, настолько родным было то, что я увидел. В тарелках было полно окурков, на полу валялись бутылки и стаканы, несколько посудин были разбиты, на растерзанной кровати лежала гитара, в верхней деке которой торчал нож, в общем - все это напоминало нормальную загородную хаверу после российских выходных.

Подойдя к туловищу Сереги, я пнул его в щиколотку, но он только подтянул ногу и перестал храпеть. Я повторил это действие, и он пробурчал что-то весьма неодобрительное. Ну и хрен с ним, подумал я и осмотрелся еще раз, но уже с вполне определенной целью. И, как и следовало ожидать, увидел то, что мне было нужно.

На небольшом столике, стоявшем у дальней стены, помещалась внушительная бутыль с местным квасом. Я не помню, как назывался этот напиток, но был он достаточно едким, отдавал в нос и шипел, когда его наливали в стакан. Я выпил четыре стакана, потом рыгнул так, что с крыши с шумом сорвалась стая каких-то птиц, и, почувствовав, что готов к дальнейшим действиям, вышел на улицу.

Надо было освежить организм водными процедурами и, вспомнив, что вчера Кончита намекала на какое-то озеро с водопадом, я решил поискать его. Зайдя в свою лачугу, я взял полотенце, мыло, зубную щетку и пасту. Посмотрев на часы, которые вчера чудесным образом перекочевали с моей руки на подоконник, я опять засомневался насчет Кончиты. То ли овладела она мной вчера, то ли нет. Черт его знает, не помню. Тут мне в голову пришла простая мысль, и я, откинув одеяло, стал изучать простыню. Но, кроме окурка и двух засушенных жуков, на простыне ничего не было. Вот и хорошо, подумал я и, успокоившись, вышел из хижины.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru