Пользовательский поиск

Книга Тени исчезают в полночь. Содержание - 6. Капитан ширяется и идет буром. – Врачи с пробирками, оргазм и художник. – Русский характер

Кол-во голосов: 0

– А водку вы пьете?

– Нет, – удивленно ответил Макарыч. – А что?

– Дело в том, что однажды Худосоков нас провел. Баламут его зомбировать собрался, а Худосоков водки на дорожку попросил – знал, хитрец, что на пьяного зомбирант не действует, как с гуся вода весь эффект. Коля говорил, что он два стакана перед уколом выел и потому от зомберства уберегся.

– Не-е-т, – покачал головой Киркоров. – От двух стаканов мы отравимся. Или целоваться с Худосоковым начнем.

– Я могу, – покраснел Митрохин.

– И много можете? – с интересом спросила Ольга.

– Два стакана совсем незаметно для окружающих будет.

– А давайте эксперимент проведем! – вспорхнула Софи со своего стула. – У меня где-то бутылка "Имбирной" была.

И через несколько минут перед Митрохиным стояли два полных стакана холодной водки.

– После еды слабже пойдет, – сказал капитан, взяв в руку первый стакан.

И выпил мелкими глотками. Отершись тыльной стороной ладони, тут же потянулся за вторым.

– Скала-а! – с уважением протянула Софи, когда с водкой было покончено. – А на одной ноге теперь постоять можешь?

– Могу, – просто ответил бравый милиционер. – И сорок восемь из пятидесяти выбью.

– А девушку обнять? – Запросто! – развязно ответил Митрохин и положил руку на плечи Софи.

– А...

– И а... могу! В полный рост.

– Интересно. С милиционером... Этого у меня не было, – проговорила Софи, пристально разглядывая Митрохина.

И поднялась поискать для себя коньяку в шкафчиках.

За коньяком заговорщики все обговорили и единогласно приняли план действий по освобождению Бельмондо и попутному разорению "Волчьего гнезда".

Софи в ту ночь спала одна – протрезвев, Митрохин начал отводить от девушки глаза. Женщин, кроме жены, у него никогда не было.

6. Капитан ширяется и идет буром. – Врачи с пробирками, оргазм и художник. – Русский характер

Капитан все-таки внедрился в "Волчье гнездо".

Перед этим в Болшево съездили Киркоров с Макарычем. Они "прочувствовали", где находится резиденция Худосокова, и навели на нее Митрохина. Дело сразу кончилось бы плохо, если бы попробовавшая всего на свете София предложила ему водку не пить, а вколоть в вену.

И капитан, ширнувшись водкой в ближайшей подворотне, позвонил в калитку темного от времени дощатого забора, окружавшего ничем не примечательный двухэтажный деревянный дом над Клязьмой. В просторном его дворе подпирали небо высоченные вековые сосны и несколько берез. Никому бы и в голову не пришло, что под их корнями располагаются просторные подземелья.

Лишь только дверь открылась, Митрохин потребовал, чтобы охранники предъявили ему документы. Те удивленно переглянулись и вежливо пригласили капитана пройти во двор. В дом он попал уже связанным по рукам и ногам и основательно избитым.

К удовлетворению Митрохина (он боялся отрезветь раньше времени), все помещения в подземелье "Волчьего гнезда" к тому времени были заняты, и поместить нарушителя спокойствия до выяснения причин и обстоятельств его появления было некуда. К тому же и сам Худосоков был занят, а скорее озабочен – никак не удавалось очистить только что полученный "Бухенвальд-2" от нежелательных примесей. И он решил ограничиться простым допросом с пристрастием. На допросе Митрохин, немного поломавшись для убедительности, рассказал всю правду, умолчав только об ангелах и о Софи с Ольгой.

– Так говоришь, не поверили тебе твои кавалеровские начальники? – спросил он, ухмыляясь, когда Митрохин закончил "колоться".

– Не поверили.

– И ты решил один с нами бороться?

– Да.

– Молодец. Но ты проиграл. А проигравших здесь зомбируют. Понял, капитан? Никогда ты не будешь майором.

Митрохин стал что-то отвечать насчет особенностей присвоения милиционерам очередного звания, но как раз в это время алкогольное опьянение достигло своего максимума, и у него начал заплетаться язык.

– Да ты пьян, голубчик! – догадался Худосоков. – А ну-ка, дыхни, командир!

Митрохин дыхнул так, что волосы его визави вздыбились.

– Да нет, – удивился Худосоков, ладонью приводя прическу в надлежащее состояние. И, внимательно глянув в испуганные глаза капитана (тому пришлось постараться), воскликнул:

– Да ты, наверное, просто струсил! А под себя не наложил?

Митрохин опустил глаза и больше ничего не сказал. Худосоков задумался – инстинкт тертого волка подсказывал ему, что дело все-таки нечисто, что его хотят провести. Подумав с минуту, он решил не зомбировать Митрохина, а использовать его в качестве подопытного кролика, тем более что потребность в них в последние дни была значительно выше, чем в строевых зомберах.

И чрезвычайно довольный своим инстинктом, посмеялся над простаком капитаном – под видом зомбирующего укола сделал ему в шею инъекцию подкрашенной в красный цвет дистиллированной воды.

Через пять минут после укола Митрохин был основательно накормлен и помещен в зомберскую казарму на первом этаже подземной части "Волчьего гнезда".

Большая часть из двадцати коек в казарме была пуста – два дня назад ученым срочно понадобились люди для клинических испытаний "Бухенвальда-2", и Худосоков выделил им дюжину зомберов. И все они погибли – в препарате оказались цианиды. Зная, что зомберы не разговаривают, Митрохин растянулся без слов на одной из свободных кроватей, закрыл глаза и стал решать, что делать дальше.

Но как только он подумал: "С Худосоковым и его дуболомами все ясно – спалить хату и все дела", с коек поднялись зомберы и, сжав кулаки и оскалив зубы, направились к нему. Почувствовав их приближение, Митрохин открыл глаза и, увидев злобно склонившихся над ним нелюдей, вспомнил инструкцию Ольги № 1: "Никогда не думай о зомберах плохо. Зомберы – лапушки, милые приятные парни".

– Ну ладно, ладно, успокойтесь! – стал говорить им Митрохин, стараясь улыбаться как можно дружелюбнее. – Давайте, коллеги, лучше козла загоним? Или, может, в трынку?

И когда лица дуболомов вытянулись от удивления, вспомнил инструкцию № 2: "Никогда не разговаривай. Зомберы молчат". И ляпнул первое, что пришло в голову:

– Я – из новой серии, усовершенствованный.

Мы говорим. И убиваем на расстоянии. Марш на место!

И, к удивлению Митрохина, зомберы, даже не переглянувшись, вернулись к своим кроватям и отключились.

"А ничего ребята, понятливые, – Одобрил их поведение капитан. – Не буду я их сжигать, а после победы возьму в свое отделение".

Его не тревожили несколько дней. Кормили одними булками со сладким чаем. Несколько раз он хотел увязаться вслед за уходящими на задания зомберами, но охранники пресекали эти попытки прикладами автоматов. О том, чтобы выбраться из комнаты по методу графа Монте-Кристо, Митрохин и не думал – стены зомберского дортуара были отлиты из монолитного бетона, а единственная дверь из толстого листового железа представляла собой несомненный шедевр фортификационного искусства.

Утром третьего дня в коридоре послышались шаги, и Митрохин сразу начал растирать пальцами глазные яблоки (инструкция № 3 гласила: "У настоящего зомбера глаза всегда красные").

Не успел он отдернуть руки от глаз, как дверь открылась и в ее проеме появился охранник с пистолетом-пулеметом на изготовку ("мини-узи", 32 патрона – сразу определил капитан). Внимательно оглядевшись, охранник отошел в сторону и пропустил в комнату Худосокова. Последним вошел второй сопровождающий. К Митрохину подошли все трое (Худосоков стоял посередине и чуть сзади).

"Осторожный, гад, – подумал Митрохин, наблюдая за ними боковым зрением. – Так просто ему горло не перегрызешь".

Худосоков, изучая новенького, топтался с минуту. Затем, криво улыбнувшись, проговорил:

– А ты, капитан, зомбер хоть куда получился, сразу видно. Но надо тебя еще проверить, нет ли каких у тебя червоточин. Вот тебе вопросник, в нем триста вопросов. К обеду ответь на все, но не спеши.

Когда они ушли, Митрохин начал проглядывать вопросник. Вопросы и задачи в нем были очень простые, к примеру, из четырех имен (Ваня, Коля, Миша, Гена) предлагалось вычеркнуть одно и так далее. Поверив, что его экзаменуют как новоиспеченного зомбера, капитан, совершенно не напрягаясь, ответил на все вопросы, затем отдал их совершавшему обход охраннику и стал дожидаться обеда. Но не дождался – через десять минут в казарму влетел Худосоков.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru