Пользовательский поиск

Книга Тени исчезают в полночь. Содержание - 5. Спокойная ночь. – "... захвачены аэропорт, вокзал..." – Схватка зомберов. – Конец?

Кол-во голосов: 0

– Он наверняка чувствует опасность... – сказала Ольга, устало опускаясь на кошму, покрывавшую пол нашей палатки. – Вышел, сразу посмотрел в нашу сторону и тут же вернулся в дом...

– Если бы чувствовал, то давно бы приказал все прочесать вокруг кишлака, – не согласился Бельмондо и, немного помолчав, мечтательно продолжал:

– Ты заметила, сколько женщин – какое там женщин! – прелестных девушек заходило в его дом и выходило оттуда? Целых четыре!

И все такие разные... Тоненькие и в теле, беленькие и смуглые, пальчики оближешь! Гарем у него там, что ли?

– Да, девочки были ничего. Я бы не отказался, – вздохнул Баламут и, вдруг почувствовав коньячный запах, распространявшийся от меня, возмущенно спросил:

– Ты что, Черный, пил без нас?

– Ага! – довольно ответил я. – Было за что.

И, разлив оставшийся коньяк по кружкам товарищей (не забыв, естественно, и свою), я рассказал об успешном завершении первого этапа приручения зомберов.

– Да-а, – озадаченно протянул Бельмондо. – И что ты потом собираешься с ними делать?

– Прикажу привести ко мне Али-Бабу. Давно мечтаю надавать ему по морде и поджарить потом на кизяках...

– Твоими устами да мед пить, – сказал Баламут. – Ладно, хватит болтать, пошли съедим кого-нибудь.

И мы вышли из палатки, зажгли небольшой костерок из привезенных на вертолете дров и, устроившись вокруг него на расстеленных спальных мешках, принялись вечерять...

* * *

Али-Баба тем временем приходил в себя после вечерней поверки. Полчаса назад, войдя к зомберам (они обитали в затхлом помещении без окон и мебели), он сразу почувствовал неладное. "Нет обычной рабской покорности во взгляде... – озабоченно думал он, переходя от одного зомбера к другому. – И о чем-то своем думают. Может быть, зомбирант оказался некачественным? Или мирные таджики – плохой материал для производства качественных зомберов?"

Ни пинками, ни зуботычинами ничего от них не добившись, он ушел к себе в комнаты и отдался четырем своим наложницам, только утром присланным ему из Дехиколона – ближайшего большого кишлака... И когда он почти забыл о необычном поведении зомберов, к нему впустили человека, руководившего строительными работами на пятой штольне (Али-Баба сооружал там тренировочный центр для своих подопечных и склады на случай интервенции России в Таджикистан), и тот рассказал, что утром издали видел чужака, общающегося на тропе с зомберами.

* * *

...Коньяк у нас кончился перед макаронами по-флотски, и Баламут выпросил у Ольги бутылку красного вина. Мы разлили его по кружкам и начали уже пить, как позади палатки раздались звуки осторожных шагов. Обернувшись в испуге, мы увидели выступающих из ночного неба зомберов. В руках у них были автоматы на изготовку.

– Какой пос-саж! – только и сказал Баламут.

5. Спокойная ночь. – "... захвачены аэропорт, вокзал..." – Схватка зомберов. – Конец?

А я приподнялся с кружкой недопитого вина в руках и радостно протянул:

– При-ивет, ребята! Не дождались утра? Ну, ладно, прощаю – дядя Женя добрый сейчас.

И, покачиваясь, пошел в палатку и через минуту вернулся с полной пригоршней одноразовых шприцев. Увидев их, зомберы дружно закинули автоматы за спины и выстроились в очередь...

В эту ночь мы спали спокойно – нас охраняли целых четырнадцать довольных жизнью зомберов.

Наутро я предложил друзьям идти в кишлак Али-Бабы под видом пленников.

– А ты уверен в своих зомберах? Не переметнутся они к своему первому хозяину? – заколебался Бельмондо. – Может, лучше из снайперской винтовки его шлепнуть?

– Дурак ты! – взорвался я. – Он же знает, что кто-то вокруг его резиденции бегает! Ты думаешь, он зомберов послал сюда горным воздухом подышать?

– Да, – согласилась Ольга. – Он наверняка что-то пронюхал. И носа теперь не покажет, если уже и вовсе не смылся.

– Тихо, тихо! – вдруг перебил нас Баламут, выскочив из палатки с радиоприемником. – Слушайте...

"...захвачены аэропорт, железнодорожный вокзал и практически вся южная и восточная части Душанбе, – монотонно говорила диктор Би-би-си. – Войска мятежников немногочисленны, но хорошо обучены и, видимо, находятся под воздействием психотропных средств, подавляющих страх и значительно увеличивающих агрессивность и жестокость. Наш корреспондент Артем Муллоджанов также сообщает, что пленных (всего их до пятисот человек), а также принудительно призванных молодых людей мятежники под охраной отправляют на машинах куда-то на север республики, вероятно, в свои тренировочные лагеря..."

– Завтра они будут здесь! – покачал головой заметно побледневший Бельмондо. – Представьте себе – тысяча новоиспеченных зомберов натаскивается на нашей травле.

– Если мы сегодня Али-Бабу не замочим – хана нам всем! – нахмурился Баламут. – Предлагаю вам идти под прикрытием зомберов в кишлак, а я вас с винтовкой прикрою...

Мы согласились – после вчерашнего похода к кишлаку у Баламута здорово распухла нога, вывихнутая при высадке с вертолета, и, случись у Али-Бабы в гостях что-нибудь экстраординарно-мордобойное, вряд ли Баламут был бы нам полезен.

* * *

Вместо завтрака зомберы получили по уколу.

– Последний раз балдеете! – усмехнулся я, приступая к ставшей уже привычной для меня процедуре. – Нету больше вина! Все вы, нехристи, выжрали! Но если сегодня меня не подведете, обещаю прислать вам из Душанбе самое красное вино, которое только там найду!

Спустившись в долину, мы с Ольгой и Бельмондо спрятали пистолеты под рубашками, а автоматы сдали зомберам.

– Ты только посмотри на них! – поморщилась Ольга, рассматривая довольные лица моих подопечных. – Они больше напоминают подвыпивших матросов. Я видела точно такие рожи в Марселе. Ох, вляпаемся мы, Евгений, с твоими опытами!

Да, моим подопытным не хватало только гюйсов и матросских шапочек с помпончиками. Они глупо улыбались и озирались по сторонам, как бы высматривая вывески кабаков и борделей.

– А чем тебе матросы не нравятся? – улыбнулся я. – В бою они злющие.

И повелел зомберам вести нас под прицелом автоматов к Али-Бабе. Но они, вмиг отрезвев, испуганно замотали головами и стали делать нам знаки, что идти в кишлак не следует.

– Опасность чувствуют, – поняла Ольга. – В отличие от нас, ущербных...

– Для себя они опасность чувствуют! – огрызнулся я и зло погрозил взбунтовавшимся монстрам указательным пальцем.

Как только мы вошли в кишлак и приблизились к резиденции Али-Бабы, к нам подошли трое вооруженных до зубов охранников. Главный из них, высокий пузатый детина с зеленой, испещренной арабской вязью повязкой на голове, смерил нас презрительным взглядом и по-таджикски приказал зомберам немедленно удалиться в казарму. Но зомберы не подчинились – они явно чувствовали неладное – и, заслонив нас своими телами, ощетинились дулами автоматов.

Охранники отступили. Один из них, подозрительно оглядываясь, направился в резиденцию и через минуту вернулся с Али-Бабой. Как только последний вышел из двери, правое его ухо взорвалось кровавыми плевками и ошметками хрящей.

– Это Коля! – вскричал я, поняв, что Баламут наконец-то поймал нашего врага в оптический прицел своей винтовки. И, указывая на Али-Бабу, закричал своим зомберам во всю глотку:

– Огонь! Огонь, вашу мать!

Зомберы мгновенно повиновались и застрочили из автоматов, но Али-Баба молниеносно прикрылся охранником и упал в открытую дверь своей резиденции. И тут же, перепрыгивая через его ползущее внутрь тело, из дома высыпало около трех десятков вооруженных людей.

"Зомберы! – подумал я, увидев их звериные лица. – За ночь он сделал новых!"

Да, это были новоиспеченные зомберы. Засомневавшийся в подпорченных мною монстрах, Али-Баба зомбировал всех дехкан, которые обеспечивали маскировку его ставки под обычный кишлак...

Господи, какая была в то утро мочиловка!

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru