Пользовательский поиск

Книга Тени исчезают в полночь. Содержание - 3. За нами следят. – Кто такой был Хренов. – Все хотят ее порезать на куски

Кол-во голосов: 0

– Дайте им уйти... – прохрипел Худосоков, вывернув к двери налившиеся кровью глаза. – А если попытаются взять меня с собой – убейте всех.

3. За нами следят. – Кто такой был Хренов. – Все хотят ее порезать на куски

Зомберы дали нам уйти. И даже не преследовали. Мы спокойно вышли из дома, подозвали к себе явно встревоженных нашим долгим отсутствием друзей и пошли вниз по Арбату.

– А ты заметил, что Худосоков уже не реагирует на мысленные приказы? – спросил я Баламута. – Я приказал ему палец пососать, а он только недоуменно на меня посмотрел.

– Заметил. Я то же самое ему приказывал, – ответил Николай. – Я думаю, что это препарат против ломки так подействовал.

– Совершенно верно, – подтвердил Альфа. – Этот препарат все зомберское из организма выводит полностью.

У Вахтанговского театра Аль-Фатех заметил слежку.

– Если бы вы знали, кто за нами следит, – сказал он, заметно побледнев.

– Кто? – спросил Баламут, делая вид, что оборачивается к оставшемуся за спиной уличному фотографу с обезьянкой и питоном.

– Али-Баба своей собственной персоной. Кто-то, мне помнится, хвастался, что убил его.

– Да я своими глазами его мертвого видел.

– Ну а теперь на него живого посмотри. Видишь, вон витрину разглядывает.

...Али-Баба и в самом деле был другом и доверенным человеком Усамы Бен Ладена.

Бен Ладен давно увлекался идеей расчленения России с последующим образованием на ее развалинах нескольких сильных мусульманских государств. Северный Кавказ его интересовал всего лишь как инструмент реализации этой идеи. Он всегда улыбался, когда известный чеченский террорист Басаев говорил ему о едином мусульманском государстве от Каспийского до Черного моря – Бен Ладен хорошо знал, что объединить многочисленные кавказские народности в единую политическую структуру так же невозможно, как невозможно склеить воздух с водой...

Чечено-русские войны 1994 – 1996 и 1999 – 2000 годов показали, что "кавказский" инструмент – весьма действенное оружие. И не потому, что чеченцам удалось сломить русских в первой и не проиграть во второй, а потому, что эти войны произвели необратимые качественные изменения в национальном самосознании определенной части мусульманских народов России. Они поняли, что независимость для них – это вполне реальная возможность...

Образованный Бен Ладен плюс к тому объяснял своим ученикам и единомышленникам, что все великие государства современности по ряду объективных причин возникали на севере и новой тысячелетней мусульманской империи также предстоит возникнуть на севере. И что борьба за такую священную цель сплотит, наконец, всех истинных мусульман и, заставит их действовать в едином порыве...

У Бен Ладена были противники и сторонники.

И даже противники и сторонники в одном лице.

Спецслужбы США берегли его и охотились за ним одновременно. Охотились – понятно почему[30], а берегли – потому, что, во-первых, он когда-то был их агентом, а во-вторых, потому, что цели Бен Ладена по расчленению России совпадали с их давнишними стратегическими замыслами.

...О существовании очень простой методики превращения людей в легко управляемых, сильных и жестоких зомберов Бен Ладен узнал от Али-Бабы – своего доверенного человека и единомышленника.

– Это хорошо. Очень хорошо, – сказал он, немного подумав. – Не надо тратить десятилетия на воспитание преданных последователей. И приказал:

– Разберись досконально и доложи.

Но вскоре Али-Баба пропал, и Бен Ладен поручил своим людям в России найти его.

Один из его эмиссаров (это был Хренов) проследил путь Али-Бабы до самого Кирюхинска.

В Кирюхинске он узнал, чем закончились разборки алкоголиков и помогавших им авантюристов, то бишь нас, с людьми Аль-Фатеха (или Али-Бабы?), но добраться до непосредственных участников событий и тем более до каких-либо материалов или документов ему не удалось – мы к этому времени уже были на Большой Уссурке.

Но все-таки ему удалось найти в Кавалерове отсиживающегося там легкораненого Али-Бабу!

Этот прохвост был вовсе не убит Баламутом по той простой причине, что никогда, даже во сне, не снимал бронежилета. Лишь одна случайная пуля догнала его в том злополучном бою и навылет пробила бедро. И он не был арестован людьми Митрохина, так как не попер вроде нас на блокированное милиционерами шоссе. Да, он был осторожен – ведь в небольшом пластиковом пакете, гревшемся у него на груди, лежали микрофильмы всех материалов Шуры, Ирины Ивановны и специалистов Аль-Фатеха!

На первом совещаний Али-Бабы с Хреновым было решено покончить с Аль-Фатехом и с нами.

Подумав, что к лету мы наверняка решим возвращаться в Москву, они изучили карту региона, без труда определили, на какие железнодорожные станции мы можем выйти, и направили на них своих помощников. Дальнереченска среди этих станций не было – кто мог бы предположить, что мы решим так легкомысленно сплавляться на плоту по Большой Уссурке? Но, проводив Али-Бабу в Москву, Хренов, не вполне доверяя своим людям, решил ехать в этот город, в котором останавливалось большинство поездов дальнего следования, с тем чтобы лично проверить каждый из них.

Баламута он увидел в окне вагона. Потом заметил женщину, болтавшую с Аль-Фатехом и Бельмондо. Поняв, что она попутчица нужных ему людей, Хренов проник в вагон и, как бы случайно встретившись с ней у туалета, предложил ей триста долларов с условием выхода на первой станции. Когда поезд остановился, благодарный Хренов, исключительно из-за джентльменских побуждений, вызвался помочь женщине вынести багаж из вагона. Но, к несчастью для нее, в зале ожидания не оказалось ни души. И Хренов решил на всякий случай убить ее, что немедленно и сделал выверенным ударом ножа в шею. Убив, поместил тело на скамейку лицом к спинке, взял из сумочки паспорт с вложенными в него тремястами долларами и не спеша направился в свой вагон, разумеется, не зная, что ему самому осталось жить всего несколько часов.

На нашу беду Хренов оказался хорошим разведчиком. Перед отправлением поезда он позвонил по сотовому телефону своему связному и дал ему полную информацию о ситуации и своих намерениях. И в Москве нас встретил не только Плотников в белом халате с носилками, но и целая стая шпионов Али-Бабы.

А сам Али-Баба времени даром не терял. Он уехал в Бугульму и через неделю развернул там из подручного материала опытное производство зомберов.

4. Или – или. – Баламут соглашается на обрезание. – Синяя коробочка в корне меняет ситуацию

Нам пришлось полдня вместе и порознь бегать по городу, пока мы не оторвались от "хвоста". В конце концов, мы собрались на московской квартире Ольги и, рассевшись в просторной гостиной, стали обсуждать создавшуюся ситуацию.

– Надо идти в органы и все рассказать! – сразу предложил Баламут, внимательно следя за руками Ольги, наливавшей коньяк ему в кофе. – Я бы пошел в ФСБ.

– Нас подымут на смех, и это в лучшем случае.

В худшем – посадят в психушку, – покачал я головой. – Ну представьте, возьмут они парочку зомберов на исследование и что обнаружат? Что дебилы они, для общества не опасные. В отличие от нас. Нет, нам надо самим до Худосокова добраться и пришить гада.

– Ну-ну! – усмехнулась Ольга. – Аника-воин!

Ты забыл, что наши зомберские качества как-то повыветрились? Перестали мы опасность чувствовать. И когда к Худосокову ходили, и потом, когда за нами следили... Кто первый слежку заметил? Альфа.

– Ваш доморощенный Худосоков по сравнению с Али-Бабой – это маленький сопливый ребеночек, – пробормотал Аль-Фатех, наливая себе вторую чашечку кофе. – Меня сейчас интересует, чем Али-Баба здесь занимается. Меня ищет?

Вряд ли. И еще... Вы знаете, мне почему-то кажется, что все ваши качества в меня переместились. Чувствую я беду одним местом. Вот, слушайте, сейчас в дверь позвонят, и у нас начнутся крупные неприятности.

вернуться

30

На счету Бен Ладена взрывы двух американских посольств в африканских странах.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru