Пользовательский поиск

Книга Сумасшедшая шахта. Страница 33

Кол-во голосов: 0

– Пошлите на-гора! Очень я мечтаю посмотреть, что в том ящике лежит.

Мы быстро собрались и потопали к стволу. Я, таща на себе акваланг и баллоны, шел впереди, Ольга пристроилась позади меня, а Коля шагал последним с двумя дипломатами и напевал что-то легкомысленное о девочках и Париже...

Когда мы уже почти дошли до провала, сзади тишину разорвал дикий протяжный крик и тут же лучи фонарей шедших за мной товарищей рванулись к земле. Обернувшись, я увидел лежащую в грязи Ольгу, видимо, сбитую с ног упавшим на нее Колей, Колю, лежащего на ее ногах и силуэт быстро убегающего в глубь штрека огромного человека. В руках у него были наши дипломаты.

Понадеявшись, что Ольга поднимется сама, я сорвался в погоню. То, что дипломаты могли вот-вот исчезнуть из моей реальной жизни навсегда придало мне сил и я начал настигать преследуемого.

Но в тот момент, когда я поднял руку, чтобы схватить его за шиворот, кто-то подставил сбоку мне подножку, я спотыкнулся и упал лицом в рудничную грязь. Не успел я почувствовать ее вкуса, как кто-то с силой ударил меня подошвой тяжелых ботинок по затылку и вместо вкуса грязи я почувствовал во рту хорошо знакомый мне вкус крови.

Когда подбежали Ольга с Колей, я сидел посереди выработки и стирал с губ и из-под носа сочащуюся кровь.

– Отобрал? Отобрал дипломаты? – спросил Коля, на ходу отодвинув меня в сторону и зашарив лучом фонаря под ногами.

– Ни фига! – ответил я, поднявшись на ноги и надев каску на голову. – Их, по крайней мере, двое. За одним я бежал, а другой подножку мне подставил... И, знаешь, это не наши, домашние, не сумасшедшие из музея... Новенькие какие-то...

– Значит так, – отдышавшись, прервал меня Николай. – Сейчас бежим за ними до конца выработки, бежим прямо, ни в какие рассечки не заглядывая. Их потом проверим.

И он, не дождавшись реакции на свои слова, вытащил из ножен нож и бросился вперед. Мы с Ольгой рванули за ним. Минут через семь-восемь наша запыхавшаяся стая влетела в приствольный дворик запасного ствола. Там никого не было. Мы бросились к стволу и начали вслушиваться. Сверху, с лестничного отделения не раздавалось и звука.

– Они затаились где-то в рассечках, – решила Ольга, – надо возвращаться и обойти их все.

– Ты права, – согласился с ней Коля. – Если бы они добрались до этого ствола, то таиться в лестничном отделении им не было бы никакого смысла... Бежали бы сейчас наверх без оглядки...

– Ты прав, как никогда, лопух долбанный! – зло проговорил я, стирая грязной ладонью пот с лица. – Надо было эти дипломаты колючей проволокой к рукам твоим прикрутить. Песенки, блин, пел... "Какие девочки в Париже, черт возьми..." И откуда только ты, пьянь болотная, Евтушенко знаешь?

– Дык он из рассечки выскочил, толкнул меня со всех сил в спину и вдарил чем-то по кистям... Смотри... – сказал он, протянув ко мне кисти рук с багровыми следами ударов.

– Так тебе, козлу, и надо!

– Не ссорьтесь, мальчики, – начала успокаивать нас Ольга. – Покурите лучше.

Я вытащил пачку сигарет и мы с Николаем закурили.

– А ты не ушиблась? – успокоившись, спросил я девушку.

– Нет... Коленки немного болят и ладошки... – ответила она, смущенно улыбнувшись. – Что делать будем?

– Что делать, что делать... – пробурчал Коля в ответ. – Пошлите баксы искать.

* * *

Мы пошли назад, заглядывая в каждую встречавшуюся на пути рассечку. Вторая справа по ходу горная выработка оказалась эксплуатационным штреком. И, войдя в него, мы сразу же увидели следы. Присмотревшись к ним, мы определили, что топтали выработку двое человек, причем один из них был гигантом, носившим резиновые сапоги размером не менее 47-го. След его товарища был много меньше и тянул разве что на 35-й.

– Один раз они прошли сюда и два раза внутрь, – определил Коля, пройдя метров десять вдоль выработки. – И самые свежие следы ведут внутрь и оставлены они были бегущими людьми...

– Может быть, вернемся? – умоляюще обратилась ко мне Ольга. – Смотри, этот парень, судя по его следам, едва здесь умещался... Лучше быть бедным, чем мертвым... Тем более, что кубометр баксов – это гораздо больше миллиона...

– Если он такой большой и толстый, то почему он от нас убежал? – возразил я. – Мог бы размазать всех нас по стенкам штрека...

– Может быть, они думали, что мы вооружены? – предположил Коля. – Или может быть, они просто фраера из какого-нибудь очень столичного и очень лакированного обувного магазина... По крайней мере, мне этого очень хочется, чтобы были...

– Давайте сделаем так, – сказала Ольга явно ободренная последним предположением Николая. – Вы осторожно идите вперед и осматривайте боковые... боковые...

– Выработки... – подсказал я.

– Выработки... И если мы увидим или услышим их, я закричу: "Не стреляйте, не стреляйте!"

– И они не станут в нас стрелять! – засмеялся Коля.

– Нет, они подумают, что у нас есть оружие и быстренько сдадутся...

– Ладно, кричи... – усмехнулся я. – Только не очень громко, а то мы все тебе сдадимся.

* * *

И мы пошли по эксплуатационному штреку. Через некоторое время в правой его стенке стали появляться подходные выработки, когда-то ведшие к рудоспускам. Они обрывались в выработанное пространство, то самое, из которого мы добирались до долларового восстающего. Коля, уже несколько разуверившийся в успехе поисков похитителей эшелона водки, подошел по одной из них к краю обрыва и стал рассматривать расстилавшееся внизу подземное озеро.

– Пошли, что раззявился? – крикнул я ему сзади и тут же полетел на землю, сбитый мощным ударом кулака в спину. Уже теряя сознание от удара лбом о стенку выработки, я услышал Колин протяжный вопль: "А-а-а-а!!!" и "Чплех".

"Утопили Баламута!" – взорвалось у меня в голове и я отключился.

Когда я пришел в себя, рядом со мной сидел мокрый Коля. Носовым платком он стирал кровь, сочащуюся с моего лба.

– Ты когда его в последний раз стирал? – спросил я, живо вспомнив, невзирая на гудящую голову, как вчера в обед Баламут, скатав уголок платка в жгутик, чистил им уши.

– "Недавно, кажется, в бане мылся, а вот уже год пролетел", – пробурчал он и, широко улыбнувшись, добавил:

– С возвращеньецем вас! А Ольги-то нет... Увели твоенную бабу в неизвестном направлении...

– Как нет? – привстал я, не желая верить своим ушам.

– Пока ты отдыхал, я по штреку прошел метров на пятьдесят в обе стороны – нет никого...

– Вот блин! – воскликнул я, вскочил на ноги и в ярости начал бегать по выработке, пиная ее стенки ногами и грязно матерясь.

Коля наблюдал за мной с живым интересом и, когда я выговорился, протянул мне зажженную сигарету.

– А ты как? Жив-здоров? – спросил я, сделав несколько коротких затяжек.

– Еще как! Очень в воде освежился.

– Как ты думаешь, куда они пошли?

– Ты знаешь, Черный, мне почему-то кажется, что не хотят они на-гора по запасному стволу подниматься... Делиться, наверное, не хотят с оставшимися там...

– И ищут другой выход?

– Если они в горном деле ничего не смыслят, то они могут и не знать, что на любой шахте обязательно должен быть другой выход...

– Не знали, пока нас не увидели...

– Так значит, они сейчас его ищут...

– И Ольгу прихватили, чтобы его показала...

– Если не дура – сможет убежать... – проговорил я, подумав. – Пошли, что ли, дойдем до конца штрека?

– Пошли, – пожал плечами Николай и мы направились к эксплуатационному штреку. Николай пошел первым, но, пройдя несколько метров, внезапно остановился и повернулся ко мне.

– Ты что? – удивился я.

– Понимаешь, мне в голову пришло, что они в любом случае пойдут наверх, на восьмой горизонт... И пойдут нашим путем. Ведь другого пути, как я понимаю, нет...

– И что ты предлагаешь?

– Понимаешь, не могли они далеко уйти... И поэтому я предлагаю новейшую тактику партизанской войны в джунглях. А именно – сесть в засаду у провала и ждать, пока они на нас сами напорются... Если они пойдут наверх нашим путем, разденемся, потихоньку переплывем на ту сторону и сзади нападем.

33

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru