Пользовательский поиск

Книга Сумасшедшая шахта. Содержание - 6. Инесса предлагает действовать. – Двое в масках. – Компенсация за доверчивость.

Кол-во голосов: 0

– Надо все это уничтожить. И станок, и доллары... Ничего, кроме зла они людям не принесут... И идти к Инессе. Она – добрый человек и поможет начать нам делать добрые дела... Она наставит нас на путь истинный...

– А может быть, не надо все это уничтожать? – предпринял я робкую попытку спасти доллары и свое будущее благополучие. – Губернатор Вилли Старк из "Всей королевской рати" Уоррена говорил, что добро можно делать только из зла, потому, что делать его больше не из чего...

– Нет... – покачал головой Борис. – Мы его будем делать из своих душ...

– Да твоя душа, – взорвался я, – сейчас состоит из той синенькой жидкости, которую Инесса вколола в твой бараний позвоночник!

– Пусть состоит! – убежденно ответил Борис. – Пусть я вышел из этой синей жидкости! Но я счастлив тем, что никогда в своей жизни зла никому больше не причиню!

– И я тоже... – блаженно протянула Ольга. – Вернусь в Москву, устроюсь медсестрой или простой сиделкой в хоспис... Буду смертельно больным помогать...

– Хоспис, хоспис... – передразнил я. – Наверняка этим хосписом командует какой-нибудь прожженный воротила... И деньги из умирающих качает для организации фешенебельных публичных домов с малолетками-проститутками...

– Или уйду в монашки, – не слушая меня, мечтательно продолжила девушка, – и буду грехи чужие без устали замаливать... И за тебя, Женечка, буду молится...

В это время в мастерскую вошел с ног до головы мокрый Коля.

– Убежали они от меня... – печально сказал он. – Я их нашел на девятом горизонте и стал им белым флагом махать. А они стрельнули в меня пару раз и убежали... Я бежал, бежал за ними, кричал, чтобы остановились, но напрасно. И так расстроился, что заплакал... Посидел, посидел немного, потом флаг воткнул в землю, записку Черного к древку проволочкой прикрутил и к вам пошел...

– Не расстраивайся, Колинька! Они вернутся, вот те крест, вернуться... А теперь пойдемте к Инессе, посоветуемся, что с этой мастерской делать... Ты что, Женечка, такой грустный?

– Тещу жалко... – чуть не плача ответил я. – И того сумасшедшего... Я так сильно ему в горло ударил... Больно ему, наверное, теперь... Пойду извинюсь...

– Да, да! Пойдемте, попросим у них прощения. Я ведь тоже... – начала было Ольга, и, вспомнив, как она недавно выдавила глаз своему сопернику, горько заплакала.

– Не плачь, милая, не плачь! – начал я ее успокаивать. – Ведь это не ты сделала, а бес, который в тебе раньше сидел... Ты теперь совсем другая, святая почти, и он тебя простит...

И, поминутно вытирая слезы раскаяния, мы побрели, поникшие к камере взрывников.

Буйные сидели тихо. Когда мы вошли в камеру, они сжались от страха и заслонились от нас руками. Мы вчетвером стали перед ними в ряд и стали просить прощения.

– Они не прощают... – через минуту расстроено сказала Ольга, обернув ко мне головку. – Давайте станем на колени...

И мы упали на колени и со слезами на глазах начали вымаливать прощение. Увидев нас на полу, буйные растерялись и начали удивленно переглядываться. Решив, что наши мольбы начинают доходить до их душ, мы с удвоенным рвением продолжили канючить об амнистии. Но вместо сочувствия в глазах у сумасшедших начал появляться хищный блеск, они привстали, руки их потянулись к табуреткам...

– Кыш, проклятые! – услышали мы у себя за спиной голос Инессы. – Кыш, а то еды не получите!

Буйные моментально пришли в себя и, быстро вытащив из-за пазух алюминиевые ложки, расселись вокруг стола. У Инессы в Руках была сумка с провизией.

6. Инесса предлагает действовать. – Двое в масках. – Компенсация за доверчивость.

– Ну, вот, дорогие мои, все и случилось! – удовлетворенно промурлыкала Инесса, рассадив нас за столом кают-компании. – Вы ведь ни о чем не жалеете, да?

– О чем жалеть голубушка? – умиротворенно ответил Коля, с удовольствием глядя на Инессу. – Мы ведь сейчас только и мечтаем об искуплении грехов наших. Ты ведь нам поможешь?

– Конечно, помогу, милые! Об этом только и думаю. Блинчиков не хотите ли? И утки с яблоками? И пирога с белорыбицей?

– Нет, милая Инесса! – отказался я, потупив голову. – В наше время столько деток голодных вокруг, что утка с яблоками, не говоря уж о пироге с белорыбицей – это сплошное святотатство. Подай нам что-нибудь попроще... Может быть, от буйных что осталось или остатки какие со вчерашнего дня в холодильнике завалялись?

– А мне хлебца со свежей водицей! – просиял Коля, явно радуясь решимости максимально упростить и свою трапезу.

– А тебе что подать, голубушка? – обратилась к Ольге Инесса. По ее лицу было видно, что наш отказ от чревоугодия ей по душе.

– Тоже водицы с хлебушком, – ответила Ольга, задумчиво рассматривая свою бесстыдно открытую кофточку. – И, если можно, ложечку подсолнечного маслица.

Инесса, удовлетворенно кивая головой, удалилась на кухню за нашими заказами. А Ольга, извинившись, удалилась в свою комнату и вернулась через десять минут, переодетая в закрытое серое платьице и с головкой, покрытой платочком из куска простой серой ткани.

Ели мы молча и тщательно пережевывая пищу. Поев, неторопливо собрали ладонью со стола крошки и, отправив их в рот, вопрошающе уставились на Инессу.

– Дела богоугодного хотите? – догадалась она.

– Доброго дела хотим... – поправил я хозяйку шахты ласковым голосом. Синяя жидкость, видимо, совершенно не подействовала на мой закоренелый атеизм. – Может быть, предадим огню фальшивые деньги? И станок в провал выбросим?

Инесса попыталась сохранить радушную улыбку на своем лице, но это ей не удалось. И на ее физиономии появилась выражение, очень напомнившее нам каменно-бесстрастное выражение лица Ирины Ивановны в момент, когда на яхте "Восторг" она выдавала нам, только-только вылепленным зомберам, свое первое задание...

Но, мы блаженные, не придали значение метаморфозе, происшедшей с Инессой.

"Станок, мастерская – для нее память о Шуре, догадался я, испытывая острые угрызения совести. – Как я мог об этом не подумать!"

"Она не хочет, чтобы мы надышались в шахте дымом горящих долларов! – подумала Ольга. – Как она добра, наша милая Инесса!"

"Она боится, что на нас опять нападут эти неизвестные пришельцы! – нашелся Борис. – Святая женщина!"

– Прости Женю... – попросил Инессу Борис. – Он сделал тебе больно, да? Он не хотел... Просто мы думали...

– Ладно, ладно! – прервала его Инесса, с трудом натягивая радушную улыбку. – Вы просто не забывайте, что вы еще молодые ангелы, неоперившиеся еще. И если вы сейчас возьметесь за добрые дела без разбора и опытной руки, то зла наделаете пуще прежнего. Мы тут три года без малого решали, что делать и с чего начать... Шура даже целое руководство на пятистах пятидесяти пяти страницах написал... И меня всегда просил, что если с ним что-нибудь случится, следовать этому руководству строчка за строчкой. И если вы самодеятельностью будете заниматься, то блаженство ангельское с вас спадет и вы опять сделаетесь грязными, суетными, греховными людишками. Хотите ли этого? Хотите ли, чтобы кровь убиенных вами, вновь выступила у вас на ладонях? Хотите, чтобы горькие слезы безутешных их сирот насквозь прожгли ваши души?

– Нет, нет, нет!!! – в ужасе замахали мы руками. – Не хотим становится прежними, не хотим убивать и ранить, не хотим блудить и чревоугодствовать!

– Тогда слушайтесь меня и скоро станете святыми!

– А что нам надо делать? – спросил Борис, когда пауза затянулась. – Скажи, мать Инесса.

Инесса довольно улыбнулась. Видимо, ей понравилось обращение Бориса и потому она подошла к нему и по-матерински погладила его по головке.

– А первое вам задание будет во Владивостоке, – начала она, когда Бельмондо превратился в мурлычущего котенка. – Найдете там одну компанию, которая экологию вокруг нас очищает. В этой компании будете бороться против подводных лодок, ну тех, которые с радиоактивностью посередине. Надо будет сделать так, чтобы через год-два их в Приморье вовсе не осталось. Еще надо будет бороться с борными и свинцово-цинковыми заводами в Дальнегорске... И еще против клещей энцефалитных будете бороться, бороться и заменять их Шуриными. Ну, там вас всему научат. Помимо этого в свободное время будете заниматься трудоустройством бедных китайцев и других несчастных эмигрантов... В этом вам поможет известный вам раб божий Леонид Ильич Худосоков.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru