Пользовательский поиск

Книга Сердце Дьявола 2. Содержание - Глава седьмая Развязка

Кол-во голосов: 0

– Ну что, отметим мое рождение?

Бытовой генератор не возражал, и скоро все сидели за столом, уставленным всевозможными яствами и бутылками (на этот раз машина поскупилась на вселенские разносолы). После первой рюмки Худосоков, пивший безалкогольное пиво, рассказал Баламуту о местонахождении и психическом состоянии Черного и Бельмондо, а также о своих догадках по поводу движущих сил происходящих событий. Баламут спокойно выслушал и сказал, махнув рукой:

– Там разберемся! Я эту дурь из них быстро выбью!

И банкет продолжился. Клепа была в ударе. Смородиновый ликер окрасил ее щечки румянцем, глаза искрилась, она кокетничала с мужчинами то по часовой стрелке, то против, да так, что никто из них не мог определить, кому она отдает предпочтение. И огонь соперничества разгорался в их сердцах, даже в давно окаменевшем сердце Худосокова что-то зашевелилось.

После третьей рюмки Клеопатра танцевала на столе цыганочку. Худосоков с Трахтенном хлопали в ладоши стоя. Баламут хлопал сидя – он был пьян до потери вертикальной устойчивости, и ему казалось, что на столе выдает коленца весь цыганский театр "Ромэн" и половина ансамбля имени Пятницкого.

Устав плясать, Клеопатра расчетливо упала в объятия Трахтенна. Понаблюдав за ними с завистью, Худосоков неожиданно понял, что он пьян, немного, но пьян. Из этого следовал вывод, что кто-то подлил ему водки в пиво. И могла это сделать лишь девушка, сидевшая во время банкета рядом с ним. И, значит, она продолжает бороться... "Жаль, я ей головку не открутил, – с сожалением подумал Ленчик. – Какой..."

Мысль свою он не додумал – острая, всепоглощающая боль в желудке скрутила его так, что он потерял сознание. Баламут, увидев, что происходит с Ленчиком, привстал в удивлении, но, схватившись за живот, упал грудью на стол, а с него соскользнул на пол.

Трахтенн понял, что его сотрапезников отравили. И сам почувствовал такие боли в желудке, что в голове его помутилось. Однако парень он был крепкий, и ему удалось схватить Клеопатру в охапку. Она визжала, когда он, падая в черное пространство, приказывал себе: Ты ее не отпустишь! Ты ее не отпустишь!"

...Космическая торпеда вошла в режим торможения в тот самый момент, когда сознание отделилось от Трахтена. Перегрузка навалилась на умирающих людей, к тому же корабль медленно завращался вокруг продольной оси... Клеопатра, соскальзывая с удерживавшим ее Трахтенном по круто накренившемуся полу, истошно закричала: угол металлической крышки котроллера силы тяжести коршуном летел к ее виску...

На меридиане цели было 18 августа, 00 часов 32 минуты.

Глава седьмая

Развязка

1. Стефания посылает. – "Трешка" отмалчивается. – Ноги в крови.

До столкновения корабля с Землей оставались сутки. Борис сидел, опершись спиной о волокнистый ствол пальмы. Он спал. Разбудила его ласковая женская ладонь, мягко легшая на щеку. Когда она заскользила вниз и, миновав шею, остановилась в районе соска, Бельмондо открыл глаза и увидел Стефанию. И демонстративно смежил очи. Пауза длилась минуту. Прервала ее посланница небес:

– Пора, мой друг... На дворе 17 августа... 12-30 местного времени... Тебя ждут великие дела.

– Замечательно... – ответил Бельмондо, и не думая открывать глаз. – Где?

– Через двадцать минут ты должен быть в Сердце Дьявола.

– Знакомые места...

– Там придется поработать...

– В самом деле?

– Через час-два копы, как вы их называете, постараются захватить "трешку" и место выхода Нулевой линии на поверхность Земли... Ваши копы. Твои, Чернова с Баламутовым и девушек. На этот раз они подготовлены гораздо лучше, чем были подготовлены во время известной драки с вами.

– А на фиг им все это?

– Они хотят уничтожить Синапс... Вместе с Землей.

– Не хило...

– Не все еще потеряно. Баламутову удалось нейтрализовать корабль Трахтенна... – покривила душой Стефания, конечно же, знавшая, что в это время происходит на космической торпеде.

– Так они, копы, заодно с Трахтенном и его планетой? – глаза Бельмондо открылись, и он увидел, что разговаривает не со Стефанией! Перед ним на коленях стояла девушка лет двадцати пяти с льняными волосами, голубоглазая, чуть-чуть веснушчатая. И прекрасная, как... как...

Бельмондо не смог придумать ничего возвышенного. Во-первых, из-за того, что все пришедшие на ум сравнения показались ему пошлыми (полуденный лотос... утренняя заря... жизнь...), а во-вторых, потому что девушка усаживаясь рядом, коснулась его круглым плечиком, а также бедром. Тепло ее плоти вошло в Бориса и легко отодвинуло в сторону все его мысли.

– Я изменила внешность... – сказала девушка. – Ты ведь разлюбил меня, прежнюю...

– А внутри все то же самое? – смерив Стефанию оценивающим взглядом, спросил Борис.

– Ты что имеешь в виду? – спросила Стефания, слегка покраснев.

– Я имею в виду то, что несколько повыше того, что имеешь в виду ты, то есть душу и сердце... Ну да ладно, хватит лирики. Так копы заодно с Трахтенном?

– С Трахтенном? – задумалась Стефания, не зная, рассказывать или нет о том, что капитана космической торпеды давным-давно переагитировали местные пространственно-временные условия. – Как тебе сказать... В общем, копов по сигналам с планеты Трахтенна производит аппарат ХХЕХ, который вы называли бетономешалкой. Первую генерацию копов этот прибор изготовил, используя материал, который вы оставили в Центре в прошлом году. Простыни с... ну, ясно с чем, носки, опавшие волосы, кровь. И копы получились не агрессивными и к тому же подверженными гипнотизму "трешки". Вот ХЕХХ и начал крутиться среди вас, чтобы добрать психофизическую и иную информацию... Однако хватит тратить время попусту – у нас его слишком мало. Слушай и не перебивай. Так вот, ты должен уничтожить всех копов, уничтожить без сомнений и разговоров. Имей в виду, если ты дашь им опомниться после их выхода из колодца, если дашь им хотя бы минуту, то никакое оружие тебе не поможет. Если справишься с делом, обещаю тебе нечто такое, за что ты будешь мне благодарен всю оставшуюся жизнь. А теперь до скорой встречи, дружочек, до свидания!

Стефания исчезла, и в ту же минуту Борис стоял рядом с "трешкой". Она работала, и он не стал ее беспокоить, лишь походил вокруг, рассматривая.

Биомашина изменилась. К ней уже не тянулись провода и кабели. "Энергетику Колодца освоила, – одобрительно покивал Бельмондо и попытался дотронуться указательным пальцем до стеклянного кожуха "трешки". Сделать это ему не удалось: палец как бы уперся в эластичную резину и чем больше сил он прикладывал, тем больше было сопротивление. "Защитный экран соорудила, – покивал Бельмондо. – Но пуля, пожалуй, его пробьет".

Его вывод "трешку" огорчил. Она засветилась мигающим светом, и в мозгу Бориса отложилось: "Через десять часов сорок восемь минут мне будет не страшна и водородная бомба".

"Ну-ну" – сказал Бельмондо и, нащупав в кармане ключи, пошел на склад оружия, соображая, почему, посылая в тренировочную Куррингу, его снабдили оружием, а для последнего и решительного боя ничего не дали. "Похоже, Курринга была глюком", – решил он, не испытывая никаких чувств. Никаких, кроме чувства долга.

На складе Борис вооружился с ног до головы и, покидав кое-что в рюкзак (гранаты, дымовые шашки, мины-ловушки, пластид, армейскую аптечку), направился в Погреб кружным путем, так как хотел посмотреть, что изменилось в Центре за время его отсутствия.

Пройдясь по коридорам, Борис обнаружил, что сине– и белохалатников стало больше. Больше стало и разнообразного оборудования. Более того, из дальнего конца основного коридора слышались дребезжащие звуки работающих перфораторов. "Тесно стало, расширяются... И Большой взрыв им, похоже, до лампочки", – подумал Бельмондо, направляясь в столовую.

В столовой было полно народа. Подавали селедку, украинский борщ, бифштекс с яйцом и виноградный компот. Обстоятельно и со вкусом пообедав, Борис пошел в Погреб.

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru