Пользовательский поиск

Книга Сердце Дьявола 2. Содержание - Глава шестая Космическая торпеда

Кол-во голосов: 0

Через пару секунд Баламут с Трахтенном были готовы.

14. Бельмондо готов.

Борис сидел на скамейке в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького. В руке его ленивыми порывами летнего ветерка шевелился листок голубоватой бумаги с убористым текстом на обеих сторонах. Рядом лежал вскрытый конверт с цветной фотографией породистого мужчины. С утра стояла жара, и Бельмондо подумывал о кружке холодного пива... "После дела выпью в пивняке пару кружек с креветками..." – мечтал он, разглядывая прохожих.

День был, видимо, воскресный и народу в парке толпилось много. В основном прогуливались мамы с детьми, с некоторыми бок об бок шли отцы с затаенной жаждой свободы в глазах... "Хотя какой пивняк... – вздохнул Борис, увидев женщину, чем-то похожую на Стефанию. – Придется пить не с нормальными мужиками, а с этой стервой".

Вынув сигареты, он закурил и, вслух комментируя, перечитал задание: "Ликвидировать немедленно"... "Бизнесмен, не брезгующий физическим устранением конкурентов"... "На счету организация не менее тридцати убийств"... Зачем это мне? Для мотивации? Зачем мне мотивация после ста пятидесяти восьми негритосов и тридцати лет супружеской жизни со Стефанией? "Пятеро охранников, трое из них бывшие работники спецслужб". Номера машин, адреса, телефоны, знакомые, любовницы и привычки... Вот это для дела нужно. Если, конечно, здесь, в парке, не получится".

Запомнив необходимые данные, Борис запалил зажигалку и сжег сначала листок, затем конверт с фотографией. Пока они горели, он был вынужден держать сигарету во рту и дым выел ему глаза.

– Агент ЦРУ? Шифровку жжете? – садясь рядом на скамейку, хохотнул вовсю потевший мужчина лет сорока пяти.

– Нет, ГРУ, Тамбовское отделение... – серьезно ответил Бельмондо, вытирая навернувшиеся слезы. – Задание срочное вот подбросили, а обоз с оружием придет только завтра...

– А что надо-то?

– Точно не знаю... Или снайперская винтовка, или взрывная машинка... Нет, подготовить подрыв я уже не успею.

– А кого надо подорвать? – больше по инерции продолжал улыбаться мужчина.

– Бытовой террорист... Подрывает устои нашего общества... Мочит всех подряд, почем зря...

– У вас, наверное, пистолет подмышкой? – поинтересовался мужчина, внимательно рассматривая упомянутое им место.

– Конечно, Шерлок Холмс. И не один, а целый ящик. Ну ладно, мне пора...

Бельмондо встал, каменея лицом. Увидев, что собеседник расстроился перспективе остаться одному, решил попрощаться:

– Рад был познакомиться, верный друг пограничников... Да, убедительно вас прошу никому не рассказывать о нашей встрече. А то остаток своих дней проведете в Тамбове. Прощайте.

* * *

Окаменело лицо Бориса по простой причине: он увидел свою жертву – представительного сухощавого человека с едва намечающимся животиком. Он двигался в сторону Нескучного сада по противоположной стороне аллеи. Рядом с ним вышагивала остроглазая девочка лет шести, старавшаяся выглядеть взрослой. В двух метрах позади них шел охранник в джинсах и ковбойке, за ним еще двое в серых одинаковых костюмах.

Молниеносно оценив ситуацию, Бельмондо глупо заулыбался, пристроился сзади к двум замыкавшим шествие охранникам и когда те уставились в подозрительного типа, спьяна резко изменившего направление своего движения, начал стрелять из своего "Хехлера и Коха"Р7М13. Первые две пули вошли в затылок Константина Ивановича Реброва, остальные пять навсегда бросили охранников на посыпанную крупным песком землю. А Бельмондо, выбросив пистолет, растворился в толпе. Через пять минут он уже сидел в пальмовой роще перед блистающим голубым бассейном и пил в меру холодный "Хольстен". Стефанию, после того, как она сообщила, что Бельмондо прошел дистанцию с распрекрасным результатом и у него есть время отдохнуть, он отослал туда же, куда Гавриил Архангельский обычно отсылал Магометову гору.

Да, герои не церемонятся с женщинами.

А девочка Катя в это время стояла на коленях над телом отца. Руки у нее были красны от крови. И детским своим умом она понимала, что больше у нее ничего не будет.

Глава шестая

Космическая торпеда

1. Жизнь прекрасна. – Министерство предупреждает. – Господа, сливайте воду...

Очнувшись от смертного сна, Баламут почувствовал, что стиснут в весьма тесном сосуде, по форме схожим с пивной бочкой. На ум ему поочередно пришли древнегреческий Диоген, отечественный царь Салтан со своей мамашей и апельсины, которые надо слать в бочках члену профсоюза Корейко. Когда Николай вспоминал Аксенова с его "Затоваренной бочкотарой", крышка бочки шумно съехала в сторону, и в нимбе яркого света он узрел... свое лицо – сосредоточенное и (что ж тут скрывать?) чуть туповатое.

– Вылазь, давай. Разлегся, фон-баран... – сказало лицо перед тем, как скрыться из видимости.

Высунувшись из сосуда, по форме схожего с пивной бочкой, Баламут увидел перед собой опять таки своего двойника (сосредоточенного, туповатого и совершенно голого), потом – безголового Трахтенна, валявшегося на полу в истоптанном пятне загустевшей крови. Этой информации ему хватило, чтобы сообразить, что сам он по пояс находится в бытовом генераторе.

...Когда бытовой генератор, заряженный укомплектованным Трахтенном (голова его нашлась в одном из проходов между ящиками ПВВВ) деловито заработал, Баламут был в прекрасном расположении духа. А когда он находился в прекрасном расположении духа, его потянуло покурить. Увидев на одном из ящиков полупустую пачку "Памира", он направился к ней, но взять не успел – сигареты перехватил двойник.

– Ты что, братан? Тебе "Памира" рублевого жалко? – удивленно спросил Николай.

– Не жалко! – ответил двойник. – Просто хочу показать, как курить надо.

И пошел к двери, закурил у нее сигарету и, сделав глубокую затяжку, тут же выдохнул дым в одно из зиявших в двери пулевых отверстий.

– Старческий инфантилизм, развившийся на фоне фатального наследственного кретинизма... – констатировал Баламут, огорченно качая головой. – Я вам сочувствую, товарищ прямоходящий.

– Да нет, не старческий, – сказал двойник, когда от сигареты остался бычок короче некуда – Посмотри.

И открыл дверь. Увидев то, что было в коридоре, Николай хотел присвистнуть, но пересохшие губы не дали ему выразить чувств. А удивляться было чему – на пять метров в обе стороны от двери отсека пол коридора выстилали тела охранников.

– Ни фига себе... – только и смог сказать Баламут.

– Не любят они никотина, мрут как лошади, – устало зевнул двойник, закрывая дверь. – Но их еще много, а сигарет мало, всего пять штук осталось, а этот (он кивнул на мирно бухтящий бытовой генератор с Трахтенном) еще полчаса как минимум вариться будет...

Баламут понял, что если бетономешалка не освободится вовремя, и они не успеют "сварить" сигареты, то роботы-охранники убьют его во второй раз. И чтобы не думать об этом, спросил:

– Ты, как я догадываюсь, из этой машины получился?

– Да...

– А как ты сообразил, что меня надо туда сунуть?

– Я не сообразил, я просто сунул. Правда, сначала голову тебе и твоему другу оторвал... Уже мертвым оторвал...

– А что так? – удивился Баламут, ощупывая свою шею по всему периметру.

– Не знаю... Как вылез, так и сорвался, как бешеный... Но потом как-то незаметно подобрел...

– Значит, правду Трахтенн про вас говорил...

"Что говорил?" – рассчитывал услышать Баламут в ответ, но двойник безмолвствовал. Понаблюдав в раздумье за бытовым генератором, Коля все же решил проверить утверждение мариянина, что все регенераты не вполне нормальные в умственном отношении существа:

– У тебя с головой все в порядке? – спросил он, как спрашивает шофер шофера о состоянии карбюратора.

– Все в порядке... – ответил регенерат. – А вот ты, похоже, шизофреник – говоришь много и не по делу, думаешь часто...

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru