Пользовательский поиск

Книга Сердце Дьявола 2. Содержание - 9. Зеленые звезды. – "Трешка" контролирует. – Нам предлагают преисподнюю.

Кол-во голосов: 0

– Да, это так.

– А если в пространственно-временной системе существует два типа гуманоидов?

– Исходя из особенностей выявленной мною краеугольной сущности это невозможно. Одна система – один гуманоид. Это фундаментальный закон мироздания. На блинарии может вырасти только блин...

– И, по-твоему, если на блинарию привить зеленую кракодобру, то она немедленно превратится в блин?

– Как ни странно, это так. И эти три ксенота, обнаруженные вами в овалоиде, вовсе не ксеноты... Они превратились в ксенотов, попав в нашу систему. И мне сдается, что такие превращения совершаются весьма просто, по крайней мере, в физиологическом плане. Я уже подготовил методику наблюдений вашего, Трахтенн вон Сер Вила, предстоящего превращения в человека.

– А почему они погибли? Я имею в виду тех троих из овалоида?

– А если бы вы, Трахтенн, превратились в ромбогубого баронета, много было бы у вас шансов выжить, не помешавшись?

Трахтенн представил себе ромбогубого баронета и содрогнулся. Мыслитель, довольный его состоянием, начал пространно рассказывать о разработанной им методике наблюдений, но Трахтенн его не слушал, он думал. Он был не глуп и сообразил, что жизнь его действительно в опасности...

9. Зеленые звезды. – "Трешка" контролирует. – Нам предлагают преисподнюю.

В столовой нас ждал накрытый к обеду стол. Повар, видимо, решил похвалиться своим искусством, и преуспел в этом – мы закончили с едой только через полтора часа. "Трешка" все еще работала, и Вероника предложила прогуляться на свежем воздухе. Это предложение поразило нас своей оригинальностью, и мы немедленно его приняли.

Стоял теплый летний вечер, близились сумерки. Ходить по горам после молочных поросят, плова и бешбармака никто не захотел и мы, усевшись на ближайшем пригорке, принялись любоваться малиновой зарей, быстро темнеющими облаками, горами, готовящимися ко сну... Когда стемнело, я разжег небольшой костерок, и еще с час другой мы сидели вокруг него, кто что вспоминая. Закончились наши реминисценции тем, что София, с улыбкой вспоминавшая о первой встрече с Баламутом ("бананы чистил, кофе с пенкой готовил"), подняла глаза к небу и вдруг замолчала. Мы вскинули головы и увидели на небосводе едва проступившие неяркие звездочки. Они были... зелеными.

Представьте чувства, охватившие нас... Восторг, испуг, ночная свежесть, мрачная красота спящих гор, неясность будущего – все смешалось.

– Это "Трешка... – пролепетала Вероника.

– Сегодня звезды в зеленый, завтра нас в черно-белую полоску... – проговорил Бельмондо, ища в карманах сигареты.

Баламут протянул ему пачку "Честера".

– Начнет чудить – останется без питания, то есть без электричества. Пойдемте к ней.

"Трешка" бесстрастно сказала, что к перекрашиванию звезд она не имеет никакого отношения. И что мы двоечники – звезды никак не могут окрасится одновременно, ибо свет от них идет к Земле от нескольких до многих тысяч лет. Сообщив это, она задумалась и, в конце концов, предположила, что цвет звезд поменялся в связи с изменениями свойств слоя элементарных частиц, выброшенных из Сердца дьявола.

– Это слой повел себя как зеленый фильтр, – сказала она чуть высокомерно. – И потому зелеными должны быть не только звезды, но и...

– Луна и Солнце? – догадался я. – Значит, сейчас на Земле паника?

– Да нет. Слой стал зеленым только над Кырк-Шайтаном...

– Это как-то связано с переходом?

– Да...

– А ты, как, разобралась в своем синапсе?

– Да, но надо еще поработать.

– Слушай, а если с тобой что-нибудь случится? Перегоришь, например? Или Баламут с перепоя выключит?

– Тогда Вселенная через пару недель разлетится в пух и прах вместе с Баламутом.

Голос "трешки" посуровел.

– Да не выключу я тебя! – смущенно заулыбался Николай. – Что, я дурак, что ли?

– Ты нам чудеса обещала... – поспешил я переменить тему разговора.

– Будут вам чудеса. Я уже придумала! Ад! Я вас отправлю в АД! Служащими, конечно. Там вы сможете мучить своих кровников, так долго, как вашим душам будет угодно. И вернетесь, когда захотите. Каково? Не слышу аплодисментов, переходящих в овацию.

Я похлопал Трешке. Она, довольная, продолжила:

– Больше всего люди боятся бояться. А мы с вами сделаем так, что каждый преступник, каждая сволочь будет всю жизнь бояться. Мы проведем рекламную компанию, проведем в Аду презентацию, и люди поверят в него, и он войдет в их жизнь. Боязнь неминуемой расплаты, не какой-то предполагаемой, а действительно неминуемой, вылечит общество, нескоро, но вылечит и вылечит естественным путем. Каждый человек, совершивший грех, получит почтовое уведомление о характере посмертного наказания. "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД! Господин Крутопрухов А.Г., сим уведомляем Вас, что за убийство г-жи Баламутовой Софии Васильевны, в девичестве Благоволиной, и отрока Баламутова Александра Николаевича Вашей ДУШЕ назначено 999 лет гигиены огненной, с последующей стерилизацией в жестком гамма-излучении. Ждем Вас с нетерпением!".

– А Крутопрухова ты придумала? – спросил Баламут, насупившись.

– Нет. Это тот мерзкий тип, который с твоей семьей разобрался. Зовут его Анатолий Григорьевич Крутопрухов, 1963 года рождения. Женат он на Клушкиной Валентине Николаевне 1972 года рождения, имеет двоих детей – Бориса 1990 года рождения и Светлану 1992 года рождения. Сейчас его после разборки собирают в реанимации Склифа. Ночью его "случайно" отключат от искусственной почки. Я предлагаю сделать его первым клиентом нашего Ада.

– Пойдет! – согласился Баламут. – А как ты его душу изловишь?

– Да все они в колодец-нору попадают. И распределяются в ней согласно своему состоянию. Да не вникайте вы в действительность! Вам легче будет оперировать привычными категориями.

Николай перешел в практическую плоскость.

– А где этот Ад располагается? – поинтересовался он, разминая руки.

– Как где? В норе, там места много...

– Понятно. А душу моего кровника нельзя в нем поселить? – осторожно спросил Бельмондо.

– Да жив он пока...

– Значит, нельзя... – расстроился Николай.

– Я не говорила, что нельзя... Для тебя лично я утащу душу убийцы из будущего, аккурат после его смерти и, соответственно, до реинкарнации...

– Из будущего? – удивился я.

– Нет, все-таки вы непроходимые тупицы. Путешествовали, путешествовали по прошлому своих душ, а ничего не поняли...

– Чего не поняли? – не обиделся Баламут.

– А то, что у души нет прошлого, настоящего и будущего в вашем понимании. Она существует одновременно во всех своих временных проявлениях.

– То есть Адам, Александр Македонский, Аладдин и я существуем одновременно?

– И да, и нет. Души ваши, то есть души Адама, Македонского и Аладдина существуют одновременно, ибо они часть единого целого.

– Чушь, лапшу вешаешь, – скептически сморщился Бельмондо.

– От тебя ничего не скроется! – засмеялась "трешка". – Но душу своего кровника ты все равно получишь, головой своей ручаюсь.

– У тебя их шесть, – засмеялся я.

– Всеми шестью ручаюсь, – твердо ответила "трешка". – Главное в жизни – это хотеть. И вообще, в колодце как нигде действует принцип "Если нельзя, но очень хочется, то можно"... Однако, ближе к делу. Как я поняла, вы не прочь поработать чертями в Аду?

– Да, – одновременно ответили Борис с Николаем.

– Нет, – сказал я.

Душу мою ели сомнения. А что если она просто хочет от нас избавиться? Мавры сделали свое дело, запустили ее, и могут теперь умереть?

– Нет? – удивилась "трешка" моему отказу. – Ты не хочешь заняться грехами своей бывшей тещи Светланы Анатольевны? Я ведь могу и ее душеньку в Аду нарисовать.

– Заняться грехами Светланы Анатольевны? – удивился я. – Да она ведьма! Она хозяйкой в твоем аду будет!

– Вот и прекрасно! – воскликнул "трешка". – Возьмете ее вольнонаемной. С утра пусть мучается, а с обеда помогает... Ведь Бельмондо с Баламутом наверняка сообразят для своих кровников широкую программу.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru