Пользовательский поиск

Книга Седьмая пятница. Страница 63

Кол-во голосов: 0

— Тогда — вперед! — сказал Изенгрим. — А пока… у меня есть одно соображение. Чародеи — в сторонку!

Боги посмотрели на нас печально и принялись за подготовку к ритуалу. А мы с видом заговорщиков отдалились на некоторое расстояние.

— Что ты задумал? — спросила Талула.

— Я им не верю, — сказал Зубастик шепотом.

— Кому?

— Им.

— Выражайся яснее, о великий дипломат, — сказал я, — Время дорого.

— То есть они врут? — Гермиона покосилась на божественную братию, которая кудахтала вокруг раскладного алтаря.

— Не совсем. Но что-то скрывают. Видели, какая камера у Пожирателя?

— Обычная.

— Вот именно! Камера для существа человеческих размеров. А нам говорили, что Пожиратель чуть ли не титан, каких мало. Я-то воображал себе…

— Я тоже, — вставил ваш покорный.

— Все это подозрительно, — кивнула Талула.

— Вероятно, наши соратники преувеличивают могущество Пожирателя. Может оказаться, что он не бесформенный ужас, ворочающийся на дне мироздания, а… не знаю. Жертва обстоятельств. А что, если…

— Ну? — спросили мы, видя, как Гермиона колеблется.

— …он и не пожиратель вовсе?

— Я об этом уже думал.

— Браул, не сочиняй!

— Сами видите, разве в таком месте можно держать существо, похожее на убийцу вселенной?

— Вполне, — сказала Талула. — Не меряй Пожирателя человеческими мерками.

— Других у меня нет.

— Давайте без далеко идущих выводов, — влез Квирсел, которого Талула держала на руках. — Определенно, все боги боятся последствий выхода Пожирателя на свободу. Факт, что угроза существует.

— Да, но какая? — спросил Зубастик.

— Вопрос! — Гермиона оглянулась через плечо, — Какая именно угроза и кому.

Мы помолчали, чувствуя, как ползают по нашим спинам мурашки. Так всегда бывает, когда неожиданно для себя прикасаешься к краешку тайны, о которой раньше не подозревал. Заметили, как нехорошо бывает в солнечном сплетении после этого? Словно свинцовый шар проглотил.

— Ладно, предположим, некие личности просто навешали нам лапши на уши.

— Многовато лапши, — заметила Талула. — И она слишком сложная.

— Но предположим, — настаивал я, — есть некая группа шарлатанов, опасающихся какой-то тайны в своем прошлом. То, что они боги, дела не меняет. Для них существует угроза разоблачения или еще что-то в этом роде. Понятно, что они сделают все, чтобы правда не вскрылась. И тогда, будучи уже не столь могущественными, как раньше, они решают прибегнуть к помощи со стороны. Люди-чародеи подходят для этого как нельзя лучше. Богам известна наша психология. Достаточно навертеть тайн и загадок, добавить изрядную толику ужаса и намеков на гибельные последствия, заинтересовать и пробудить в душе кандидата уверенность, что только от него зависят судьбы миллиардов. Допустим, выбор падает на Зубастика. Он благороден, он личность сильная и готов в лепешку разбиться во имя высокой цели. Сказано — сделано. Наживка проглочена. Зубастик привлекает, согласно условиям некоего пророчества, других болванов, и они делают все, чтобы предотвратить угрозу. И они не отступят, понимая, что ставки в игре ой какие высокие, выше не бывает. Логично?

Чародеи взирали на меня так, словно я выдал им какое-то откровение.

— Браул, — сказала моя сестрица, — кажется, ты… гений.

— Чш-ш! — Талула поднесла палец к губам. — Не ори, дорогуша, иначе нас услышат.

— Но как можно объяснить Квирсела? — спросил Изенгрим, весьма помрачневший от мысли, что его использовали как первого болвана и заставили набрать команду из себе подобных.

— А можно и не объяснять, — ответил я. — Квирсел такая же жертва обстоятельств.

— Мудрено, — заметила Талула.

— Мы имеем дело с богами, дорогуша.

— А Тузмес? Какова его роль?

— Тузмес — самая честная и непротиворечивая личность во всей этой истории. Он верил во все с самого начала и не преследовал никакой выгоды. Узнав о Пожирателе Миров, Высокий сказал себе: «Вот выход из положения». Он заботился только о своих интересах, если не считать кучки тех, кто тоже мечтал самоликвидироваться. В результате его тоже нагрели. Он-то думал, что Пожиратель мечтает сожрать наш мир, чем вызовет гибель всего остального, и понятия не имел, что это всего-навсего вранье.

— Пропади оно все пропадом! — Зубастик сжал кулаки.

— И сейчас Тузмес, как дурак, помогает Толкователю найти Пожирателя, — заметила Гермиона.

— Дураки — мы все! — пропищал Квирсел. — А я-то! А я-то!

— Господа, точку ставить рано. Теория Браула красивая и не лишена логики, но нам нужны доказательства, — сказала Талула. — Где их взять?

— У меня дома!

— Что???

— Эриделла Быстрая Стрела поможет нам. Мы оставили ее под спудом охранительных чар, и, надеюсь, она не сбежала, предварительно превратив мой дом в руины…

— Не пойму, какой от нее толк. Эриделла из лагеря Тузмеса. Что она может знать?

— Нет, не из лагеря Тузмеса.

Чародеи снова все хором сказали: «Что???», дав мне возможность почувствовать себя гигантом мысли. Ну а почему нет? Все привыкли считать Браула Невергора не умнее мозгового горошка, и никто не потрудился проверить, так ли это. Им же хуже.

Посветив улыбкой триумфатора, я продолжил:

— Эриделлу внедрил в стан врага кто-то из наших союзников. Толкователь или Мартул. Или белый кролик. Неважно. Для чего? Это просто. Толкователь и компания знали, что у них объявился соперник, преследующий противоположные цели. А это, разумеется, ставило под угрозу всю так хорошо спланированную аферу. Что делать? Драться? Нет, слишком хлопотно и не гарантирует победу. Тогда решили внедрить в окружение Высокого богиню охоты. Она присоединилась к Тузмесу на том же основании, что и другие. Она — изгнанница.

— Зачем же ей тогда взрывать тюрьму Пожирателя? — спросил мопс.

— Из вредности. Кажется, она питала к Крайлогу нежные чувства, а он возьми да ответь ей отказом. Это первое. Второе. Будучи особой капризной, как всякая женщина, она в какой-то момент, сообразив, что ее используют, взбунтовалась. И так решила отомстить Толкователю…

— Браул, по-моему, тебя унесло куда-то в сторону, — заметила Гермиона. — Нужны доказательства.

Я полез в карман и достал свою «улику». Теперь, когда многое сложилось, она стала частью общей картины.

— Что это за барахло? — Квирсел понюхал деревянную табличку.

— Вероятно, кодекс. Можно в принципе назвать это любыми словами. Деревяшка выпала из кармана Эриделлы, когда Крайлог бросил ее на пол. Здесь изображены боги. Живопись примитивная, и, вероятно, ее авторы — те люди, чьими покровителями были несчетные века назад Толкователь сотоварищи. Отрывок из священных текстов, жреческая тайна… Думаю, богиня сохранила это просто на память о прежних временах. Несмотря на немалую условность, можно узнать и Эриделлу с луком и стрелами, и Толкователя, и Мартула. А вот и Стиоделарикс. Изображены они в момент некоего действа, запечатленного в местном мифе. Не знаю, о чем идет речь в сюжете, но доказательство весомое.

Чародеи изучали дощечку долго, не забывая следить, чтобы боги ненароком не углядели ее, посмотрев нам через плечо. Никто из них, впрочем, ни о чем пока не подозревал. Поглощенные ритуалом, Тузмес и Толкователь трудились как пчелки.

— Просто невероятно, — сказала наконец Гермиона. — И что в связи с этим мы предпримем?

Прежде чем у кого-то родилась подходящая идея, я сказал:

— Пойду навещу Эриделлу. Помогите мне открыть портал.

— А если эти спросят? — Квирсел кивнул в сторону богов.

— Скажите, что у меня молоко убежало… Давайте. Чую, медлить нельзя.

— Я с тобой. — Талула вышла вперед и решительно отвергла мои протесты.

— Опасно! — буркнул Зубастик.

Гермиона с сомнением покачала головой, но в конце концов благословила нас на совместное приключение. Изенгрим последовал ее примеру.

Боги активировали камни и, сгрудившись вокруг алтаря, занимались демонстрацией оптических фокусов. Над алтарем кружились разноцветные светящиеся шарики разных размеров. Красиво, конечно, но, кажется, не в тему. Процессом создания столь трогательной иллюзии боги были поглощены целиком и полностью. Что это значит, никто из них объяснить не пытался.

63

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru