Пользовательский поиск

Книга Седьмая пятница. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

— Зубастик? А он что, главный?

— Он? Да.

Хм, не знаю, ожидала ли моя сестрица, что во главе тайного общества встанет именно она, но последнее замечание Талулы было для нее словно шлепок мокрой рыбиной по лицу.

— Объяснись!

Дело пахло женским мордобоем. Чуя это обеими ноздрями, я сделал два шага назад, чтобы смыться вовремя, и наступил на крутящегося под ногами Квирсела. Мопс заорал и тяпнул меня за ногу. Инстинктивно, конечно, но было неприятно. Я запрыгал на здоровой конечности, чем привлек внимание Эйры Поттер. Голося еще громче меня, матрона попросила нас потише драть глотку. Карла, по ее словам, после ночного происшествия сама не своя и вздрагивает от каждого звука. Эйра влила в свою младшую дочь особых настоек на волшебных травах, но они действуют неохотно, так что недалек тот час, когда рыжее дитя сойдет с ума.

Дождавшись, когда мамаша удалится, Талула вцепилась в меня и принялась трясти в надежде получить ответ на вопрос, за каким троллем меня понесло к Карле. Нас растащила Гермиона, и я снова наступил на мопса. Хм, зря Эйра надеется на тишину. Ее не было до нашего приезда, не будет и сейчас. И вообще, сами Поттеры не производят впечатление тихих и спокойных людей, о чем я говорил выше. Исключением была, и то, думаю, в силу возраста, приснопамятная Карла, но, если она не свихнется, ее ждет участь стать такой же горлопанкой, как ее мать, и такой же шутницей, как старший брат.

Чародейки вступили в новую фазу противостояния, и мне пришлось приложить немало усилий, чтобы их успокоить. Дабы вернуться к начальной точке, я сказал:

— Мы должны держаться вместе и ждать любых каверз. Первым делом Тузмес захочет похитить блокнот и шифр. Вероятно, его лазутчики рыщут сейчас по всему дому. Нам нужно смагичить что-нибудь сигнальное и защитное!..

Дамы все еще смотрели друг на друга, как две кошки, не поделившие самый престижный участок помойки. Нелегко было призвать их к порядку. На коротком, но яростном совещании мы постановили быть начеку и задействовать все свои возможности по обнаружению и устранению сторонних поползновений.

Однако все хорошо было в теории. Мы прекрасно знали, как строить защиту от чародеев или, скажем, демонов, но сейчас-то имели дело с богами. А неизвестно, что им в голову придет, верно? Особенно когда бедолагам нечего терять. Уже хотя бы то, что им не требуется постоянно пользоваться обыкновенным пространством с тремя измерениями, серьезно осложняло задачу. В любой момент из ниоткуда могла высунуться божественная рука и щелкнуть нас по носу. Или сделать что-нибудь более зловещее.

Дамы согласились с моими доводами, а Гермиона заметила, что встряски, несомненно, меня закаляют. В такие минуты я мыслю почти как достойный член касты аристократов. Талула вздумала защищать своего возлюбленного, но появился Изенгрим Поттер. Мрачный, как гробовщик, потерявший клиентуру.

— Ничего! — сказал он, ударив кулаком в ладонь. — Ничего! Я прочесал окрестности магией. Попадись мне этот мерзавец… по стенке размажу!

И почему-то посмотрел на меня. Я улыбнулся, думая, что хорошо, что мы стоим в темному углу. А то, чего доброго, Зубастик найдет мою физию подозрительной.

Мы покашляли. По ходу дела я осведомился, не потерял ли Зубастик блокнот и драгоценнейший ключ к шифру.

— Нет. Я не такой растеряха и балбес, как ты, Браул. И, между прочим, когда началась вся эта канитель, я сидел в своей комнате и занимался переводом странного текста.

— И? — спросили мы хором.

— С ключом все просто. Теперь я знаю.

— А когда узнаем мы? — спросил я.

— Утром. Советую всем отправиться в свои покои. Я выставлю охрану под окном и у двери Карлы и сконструирую пару-тройку ловушек.

— Ловушки для богов? — спросил я.

— И для них тоже. Они вышли на тропу войны? — Да…

Здесь я вкратце обрисовал мою встречу с Тузмесом. Опустил, правда, ту часть, где я вышел из комнаты и отправился к Талуле. Все выглядело так, словно боги сами вторглись в мои покои.

Зубастик от такого сообщения помрачнел еще больше.

— Значит, война. Ну хорошо, если они так хотят…

— А у нас есть секретное оружие?

Мне было важно это знать — и нечего пялиться!

— Нет. Точнее, пока нет, — сказал чародей. — Ладно. Возвращаемся к себе. Утро вечера мудренее…

И он отправился в сторону комнаты Карлы, чтобы справиться о здоровье сестры и пожелать ей поскорее прийти в себя. Мне показалось, что со стороны рыжей девицы доносится пение. Она что, с ума все-таки съехала? Или это действуют волшебные настойки Эйры Поттер?

Никто не удовлетворил мое любопытство. Дамы взяли меня с двух сторон под руки и потащили в покои. Следом трусил отдавленный Квирсел. Про него-то, беднягу, совсем забыли. Должно быть, он страдал от такой двусмысленности своего положения. Не завидую.

Чародейки запихали меня в комнату, обошли ее, шепча охранные заклинания, и выскочили наружу, строго наказав не высовывать наружу носа до утра.

— Квирсел, ты за него отвечаешь, — сказала Гермиона.

Талула с сомнением оглядела мопса. До сих пор не верила, что перед ней могущественный волшебник. И это невзирая на то обстоятельство, что он уже доказал свою силу.

— Ладно. — И моя возлюбленная закрыла дверь.

Я сказал ей вслед только лишь: «Э-э…» — и остался в компании пса. Квирсел не стал вести со мной беседы, а начал устраиваться в кресле, чтобы оторвать часок-другой сна. Видимо, толстячок сердился, что я на него наступил. Ладно. Извини, о мудрейший. Мудрейший не ответил, а отвернулся и задрых.

С абсолютно пустой головой и подступающим похмельем я тоже улегся. Меня даже не колыхало в тот момент, что за нами могут наблюдать Тузмес и компания.

Глава 3

Очередное гадское утро. К тому же не у себя дома.

Ненавижу такие моменты, честное аристократическое! Кажется, все немощи наваливаются на тебя, когда ты стаскиваешь себя с кровати, чтобы ползти к завтраку. Остается бессильно проклинать судьбу.

О! Завтрак через десять минут! Почему меня не разбудили? Я посмотрел на кресло и увидел, что Квирсел лежит на спине, задрав все четыре лапы кверху, и храпит. Его язык вывалился из пасти и лежал на лбу, закрывая один глаз на пиратский манер. Неожиданно придя в ярость, ваш покорный запустил в пса тапкой и попал по голове. Квирсел упал на пол. Сел, блуждая взглядом по сторонам. Спросил, где мы. Я ответил как можно более вежливо, подбрасывая на ладони вторую тапку.

— Что за жизнь? — проворчал мопс. — Я хочу есть! Я хочу в туалет! Я пошел!..

Передвигался он боком, словно краб, пытаясь не пропустить момент, когда я запущу новый снаряд. Но я не запустил. Надо было срочно умываться, одеваться и все прочее. Развлечения лучше оставить на потом.

Талула не замедлила появиться, когда я, к счастью, застегивал гульфик. Ее ничем не смутишь, мою брюнетку. Видимо, она уже считала меня своим… Нет, только не это слово!..

Красный, будто кумач, я поздоровался и повернулся к зеркалу. Чародейка наблюдала за мной через очки, так что в конце концов у меня зачесалось между лопатками.

— Как дела? — спросил я.

Талула выдала мне сводку.

Карла не спустится к завтраку, она спит, погруженная в магический сон (в этом месте я из кумача превратился в свеклу). Изенгрим Поттер в плохом настроении. Боги себя этой ночью больше не проявляли. Ни одна ловушка, ни одна магическая сигнальная тенета не сработала. Поттеры-старшие по-прежнему бесятся, но не так энергично.

Чинно, словно гуляющая пара на бульваре, мы выплыли из комнаты и двинулись в столовую. Оттуда доносились поттеровские голоса с добавлением одного скоппендэйловского. К моему удивлению, Гермиона была в хорошем расположении духа.

Пожелав друг другу доброго утра, чародеи уселись за стол. Я выразил сожаление, что мы не в полном составе, в ответ Эйра проверещала, что с Карлой полный порядок. Это даже ее кое-чему научило, добавила мамаша.

Я спросил, чему же, запихивая в себя яичницу с беконом.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru