Пользовательский поиск

Книга Седьмая пятница. Содержание - Глава 19

Кол-во голосов: 0

Сестрица усадила меня на стул и положила на колени салфетку. Видя, что со мной возятся, словно с малым дитем, Поттеры хохотали во все горло и тыкали пальцами. Даже Талула, моя любовь, находила это забавным, так что говорить о других. Оставалось стоически сжать зубы, готовясь к продолжению.

И оно последовало — уже через минуту ваш покорный слуга стал гвоздем программы. Вы не представляете, сколько поттеровского юмора вылили на меня за тот час, пока мы сидели за столом и наполняли чрева разными блюдами. Поттеры полагали, что не имеют никакого права унывать и даже просто быть серьезными, если компанию им составляет такой рохля. В чем-то они были правы, ведь только рохля может позволить троюродной сестре носить себя в кармане, но против такой логики восставала моя гордость. Я как мог заталкивал ее глубже в себя, боясь, что душевная буря способна вмиг превратиться в настоящую и разнести этот проклятый дом по кирпичику. Вот был бы пассаж.

Наконец пытка закончилась. Я ощутил, как побочное действие заклинания уходит, и понял, что, несмотря на сыплющиеся со всех сторон удары, сумел съесть почти все, что подавали на стол. Странно, а я думал, не смогу впихнуть в себя ни кусочка.

Меня со всей силы долбанули по плечу, едва не опрокинув на пол. Чуть не получив разрыв сердца, я обернулся и понял, что стою возле своего стула и вижу Сида Поттера. Старик подобрался ко мне в ту минуту, когда публика покинула столовую и мигрировала в гостиную хлебнуть чего-нибудь эдакого.

— Браул! Я очень рад, — сказал чародей.

— Я тоже, — отозвался ваш покорный. — А чему?

— Ну ты знаешь! — Сид Поттер подмигнул и обнял меня за плечо.

Я кивнул, хотя не имел представления, о чем он.

— Мы со своей стороны заверяем тебя, что согласны. Хотя это, конечно, пока не официально…

— Конечно…

— Но я хочу, чтобы ты знал.

— Теперь знаю.

— Отлично, Браул! Идем, выпьем чего-нибудь.

Не дожидаясь ответа, Сид схватил меня за руку и повел в гостиную. Гадая, что происходит и что я такое опять пропустил, я шел за ним с овечьей покорностью.

Расслабляться было, как выяснилось, рано. Второе отделение началось уже в гостиной, где компания поглощала спиртные напитки. В течение сорока с лишним минут Гермиона рассказывала истории о моих прошлых злоключениях и раз за разом срывала аплодисменты. Надо полагать, скоро эти байки станут модными в свете анекдотами, а имя мое — нарицательным. Чего, собственно, и следовало ожидать…

Под конец я понял, что сил моих больше нет, и удалился. Служанка провела меня в комнату, где мне предстояло дождаться утра. Оглушенный тишиной и отсутствием поблизости Поттеров, я молча прошел к постели и плюхнулся на нее. Служанка закрыла дверь, дав мне познать чувства покойника, запертого на веки вечные в склепе. Но именно это мне и нужно было: тишина и одиночество. Ими я наслаждался до тех пор, пока не уснул.

Глава 19

Когда я продрал глаза, на часах была половина первого ночи. Циферблат я видел неплохо благодаря лунному свету, льющемуся в щелку между шторами, но остальная часть помещения тонула в первобытной тьме.

Беспамятство мое длилось долго, и я успел забыть, где нахожусь и что этому предшествовало. Я был в одежде, кровать — совершенно мне не знакомая. А еще тишина, будто уши мне не только заткнули ватой, но и залили первоклассным воском.

Крутя головой по сторонам, я испытывал священный трепет, знакомый всем тем, кто хоть раз просыпался после попойки в незнакомом месте и в полном одиночестве. Какие только мысли не лезут в голову в такие тревожные минуты.

Я слез с ложа и направился в сторону, как мне показалось, столика с лампой.

На пути мне попался стул, о который я брякнулся коленкой и взвыл, будто смертельно раненный оборотень. Свалившись на пол, ваш покорный вспомнил все в тот же миг. Потирая коленку, я обругал тайные общества, спасение вселенной, богов и духов, не забыв пройтись по изобретателям блокнотов и шифрованного письма. Кто бы они ни были, в своих могилах они перевернулись не раз и не два, это уж точно. Если бы не их фокусы, сейчас я почивал бы дома, в своей милой постельке.

Как жаль, что меня не поразила клиническая амнезия! Я вспомнил такое, что с трудом подавил в себе протестующий вопль. Навалилось все разом. История с походом в пустой дом, говорящее тряпье, носящее странное имя Спящий Толкователь, ужин у Поттеров, объяснение с Талулой и странные, двусмысленные намеки папаши Сида… Это были лишь основные вехи хроники ужаса, частью которой я стал, а впереди — нет причин сомневаться — меня ждали сюрпризы похлеще.

Через секунду я понял, что открывается дверь, и замер на полу, прикидываясь мертвым.

— Браул, ты здесь? Эй! Я знаю, что здесь — нюхом чую!

— Квирсел?! Провалиться тебе на этом месте! Ты меня перепугал до смерти! Я думал, ко мне явилось привидение!

Мопс, невидимый в темноте, прошелся по комнате. Его голос зазвучал теперь сзади меня, у окна.

— Насколько я могу судить, в «Юных девах» нет привидений!

— Успокоил, — проворчал я, обретая прежнюю смелость или то, что я подразумеваю под этим словом. — Зато здесь живут Поттеры.

— Верно замечено. Они… шумные. Я бы так определил.

— Шумные?

— Тихо ты, разбудишь кого-нибудь! — шикнул мопс, расхаживая взад и вперед. Его голос перемещался вместе с ним из угла в угол, — В этом отсеке ночует Карла.

— Я просто хочу сказать, что… ладно, не будем. Пускай Поттеры остаются одной из неразрешимых загадок мироздания. Их нужно переживать, как летнюю грозу, теша себя мыслью, что скоро она закончится.

— Но, судя по всему, — хмыкнул чародей, — тебе так не повезет…

— Что ты имеешь в виду?

— Талулу, конечно. Ты не забыл, что она тоже Поттер?

— Не понял.

— Вот, о чем я и говорил. Твои мозги, ущербные изначально, просто не в состоянии адекватно реагировать на события во внешнем мире…

— Хватит! — прошипел я, поднимаясь при помощи комода, который нашел в темноте справа от себя. Карабкаться, держась за его выпуклости, было все равно что покорять пик в десять тысяч метров.

— Брюзга, — вынес вердикт Квирсел.

— Ладно, объясни тупому чародею, что ты имел в виду.

— Я видел, как папаша Сид с тобой перемигивался. Как, по-твоему, что это означает?

— Не знаю. Нервный тик?

— Не в этом случае. Он явно имел в виду что-то важное.

— Например?

Я шарил по комоду в поисках лампы. Лампы там не было. Тогда ощупью я стал продвигаться в северном направлении, к столику, существование которого до сих пор было под сомнением. Но мне повезло. Убедившись в истинности своей догадки, я чиркнул спичкой и запалил внутри стеклянного колпака масло.

Комната озарилась густым желтым сиянием, порождающим таинственность и резкие глубокие тени.

— Ну так что, по-твоему, имел в виду папаша Сид? — спросил я, поворачиваясь к ерзающему в кресле перед письменным столом мопсу.

— Проще пареной репы, Браул. Твою женитьбу.

Лампа выпала из моей руки и, брякнувшись об ковер, потухла.

— Не ори, — сказал чародей, — разбудишь дом!

— К демонам дом и всех его обитателей!

— Всех? А как же Талула? Насколько я понимаю, ваши переговоры закончились благополучно, иначе зачем ей рассказывать батюшке о вашей скорой помолвке?

Я прикусил губу. Вот чего я не предусмотрел, признаваясь ей в своих чувствах. Решил быть честным и благородным — и вот результат, меня тут же записали в женихи.

О женщины! Никто из них не умеет хранить секреты, каждая считает, что радостную весть нужно в ту же секунду растрезвонить по всему миру. И невдомек болтушке, что признание отнюдь не означает в дальнейшем счастливый брак. И брак вообще…

Пожара не случилось потому, что лампа не разбилась и горящее масло не вытекло. Дрожащими руками я снова зажег ее и поставил на комод. В голове моей что-то звенело. Может, свадебные колокола?

Я сел на кровать.

— Ты скверно выглядишь в этом желтом свете, — заметил Квирсел. — Тебе надо чаще бывать на воздухе.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru